Язык
Литовская государственность: из прошлого в будущее
Подключиться / Регистрироваться
> Главное > Обзор оцифрованных документов: исторический контекст и источники > Вооруженное и невооруженное сопротивление в 1944–1988 гг.
 

 Вооруженное и невооруженное сопротивление в 1944–1988 гг.

 
 

​  

Вооруженное сопротивление

В июле 1944-го, когда началась вторая оккупация Литвы Советским союзом, патриоты Литвы вступили в неравную борьбу с оккупантами. В 1944–1945 годах в лесах было сконцентрировано около 30 тысяч вооруженных партизан. Главной целью борцов вооруженного сопротивления являлось восстановление независимости Литвы, что декларировалось в основных документах. Личное решение вступить в борьбу, как правило, принималось по совокупности причин. Это опыт фашистской и первой советской оккупации, советский террор, мобилизация молодежи в армию, что было особенно актуально при передвижении фронта, патриотизм, вера в то, что страны Запада выполнят свои обязательства по Атлантической хартии и вопрос государственности Литвы после войны будет решен дипломатическими средствами или путем созыва мирной конференции. Позже, с началом холодной войны, шла речь и о западном вторжении.

По тактике партизанской борьбы, учитывая изменения в организационных структурах, формирование органов верховного руководства и методы подавления, применявшиеся оккупационными репрессивными структурами, партизанская война подразделяется на три периода: лето 1944 г. – лето 1946 г., лето 1946 г. – конец 1948 г., конец 1948 г. – весна 1953 г. .

Первый период. В этом периоде отдельно следует выделить временной отрезок «лето 1944 г. – весна 1945 г.». Поскольку продолжалась война между фашистской Германией и СССР, то осуществлялась мобилизация мужского населения Литвы. С позиций Гаагской конвенции 1907 года она была незаконной, и в ответ в Литве начали формироваться крупные партизанские отряды (200–300 человек). Шли напряженные, упорные бои с признаками позиционной войны: партизаны сражались с превосходящими силами противника и некоторое время удерживали занятые городки, волостные центры, арестантские. Активно действовали и подпольные организации в городах.

Осенью 1944 г. партизанские отряды начали укрупняться. Организационную структуру позаимствовали у подпольной военизированной организации Литовская Армия Свободы (ЛАС, по-литовски: LLA), созданной в период фашистской оккупации, имевшей программу и устав (статут), ориентировавшей деятельность на возрождение независимой Литвы. Использовался принцип: округ – рота – отряд.

К осени 1946-го в Литве было 7 партизанских округов: Вичё («Витис»), Диджёсёс ковос («Большая борьба»), Жямайтский, Таурасский, «Витаутас», Дайнавский, Объединенный округ «Кястутис» (последний из названных с апреля 1948 г. назывался округ «Кястутис»). Впоследствии партизанских округов стало девять, так как в 1947–1948 г. появились «Альгимантас» и Присикелимо («Возрождение»). В округ входило 2–5 соединений. И округами, и более мелкими структурными подразделениями руководили бывшие кадровые офицеры Литовской армии. По ее примеру старались и деятельность партизан регламентировать уставными правилами. Вступающие в ряды партизан должны были принести присягу и соблюдать дисциплину бойца, а также выбрать себе партизанскую кличку.[1] Партизаны носили форму Литовской армии, со знаками отличия.

В 1945 г. оккупанты объявили программу «амнистии»: партизан призывали прекратить вооруженное сопротивление и сдаться советским властям, обещая прощение за «суровые ошибки и преступления против Родины»“.[2] Органы советской госбезопасности перевербовали часть сдавшихся партизан, чтобы использовать против тех их собратьев, которые не сложили оружие. Несогласных пойти на сотрудничество сажали в тюрьмы, отправляли в ссылку.

Когда в Литве началась партизанская война, чекистские подразделения проводили крупные карательные операции. В 1944–1945 г. были убиты около 12 тысяч партизан и гражданского населения, это более половины всех погибших за период партизанской войны.

С 1945 до 1952 года осуществлялись ссылки, большего или меньшего масштаба. Ссылали целыми семьями, невзирая на род занятий и возраст – по обвинению в связях с партизанами, сопротивлявшихся коллективизации и советизации. Ссылки организовывывало высшее руководство компартии и административной советской власти. Исполнителями были местные коллаборационисты, им помогали подразделения оккупационной советской армии, дислоцированные на территории Литвы. В Иркутск, Красноярск, Томск, Бурятию, Коми АССР, Таджикистан и другие удаленные места выслали около 130 тысяч литовцев, из них погибли 28 тысяч.

Фото из личного архива Генрикаса Ятаутиса: «Генрикас с другими литовцами в лагере в Магаданской области, 1956–1957г.»; фотографии семьи Саликлисов в Иркутской области: «Работа, учеба, свадьба», 1953–1957» (из личного архива Дануте Радзикене).

Второй период. Окончательно сформировались округа и более мелкие партизанские структуры. С 1946 г. округа объединялись в области. Первая область – Пету Летувос/Нямуно (Южной Литвы/Неманская) – включила в себя Дайнавский и Таурасский округа. Сформированная в 1947 г. партизанская область Риту Летувос/Караляус Миндауго (Восточной Литвы/Короля Миндаугаса) включила в себя округа «Витаутас», Альгиманто, Диджёйи кова и «Витис». В 1948 г. область Вакару Летувос/Юрос (Западной Литвы/Морская) включила в себя округа Жямайтский, «Кястутис» и Присикелимо.

Связные доставляли командирам партизанских подразделений «пакеты». Документы были зашифрованными, шифры, как и партизанские клички, часто менялись, даты не проставлялись, фамилии не упоминались. Связные также обеспечивали партизан печатными изданиями, предупреждали об опасности, приносили лекарства, подыскивали надежного врача для раненых. На связи чаще были девушки, особенно у крупных партизанских подразделений.

Фото из личного архива Генрикаса Ятаутиса: «Партизаны соединения «Пленас» (Сталь) округа «Витаутас» с девушками-связными»; Из личного архива Оны Нийоле Ляпяшкене: Список медикаментов, обнаруженный в тайнике партизанской связной Эле Радзявичюте–Андрюшкявичене в Тракайском лесу» (1946–1947).

В этот период МГБ в оперативная тактике использует разветвленную сеть агентов и информаторов. Расширение сети агентов позволяет чекистам получить более точную оперативную информацию и использовать ее, засылая к партизанам внутреннюю агентуру, формируя сеть агентов-боевиков.

Изменяется характер партизанской деятельности – появляется опыт в конспирации и системе связи, расширяется сеть бункеров. Прямых столкновений с войсками стараются избегать – в основном устраивают засады. Военные акции чаще организовывают против административных структур оккупационной власти. Сопротивление советизации осуществлялось в таких формах: препятствовали проведению выборов и созданию колхозов, разного рода изданиями, воззваниями и листовками поддерживали патриотические настроения у населения, боролись с коллаборационистами – стрибами, агентами, советскими активистами. Несмотря на то устав партизанской военизированной организации, внутренние партизанские указы, как и в любой войне, бывали, к сожалению, случаи произвола и насилия против гражданского населения.

В 1946–1947 г. почти во всех партизанских округах создаются отделения информации и печати, пропаганды и информации. Это период расцвета партизанской печати, когда выходило около 80 изданий. Поначалу большинство текстов набирают на печатной машинке, тиражируют максимум несколько сотен экземпляров. Позже, когда у партизан появились лучшие множительные средства, тиражи достигали уже почти 2000 экземпляров. В округе «Кстутис» stučio“ было выпущено 176 номеров, это рекордная цифра для подпольного издания. Подпольная печать превратилась в один из основных способов борьбы. В партизанских изданиях помещали обзоры международного положения, призывали не забывать и беречь национальные традиции и культуру, говорили о любви к родине, о гражданственности и духовных ценностях, разъясняли природу антигуманной тоталитарной системы, призывали не поддаваться на уловки коммунистической пропаганды и идеологии. Партизаны хотели сохранить для истории информацию о боях за свободу и о преступлениях советского режима. Кроме газет, издавались разные сборники, например, партизанских песен.

Тексты песен борцов за Свободу Литвы и антисоветской молитвы (1947 11–1951-08-23) хранятся в фонде шефа дипломатического ведомства Литвы Стасиса Лозорайтиса (Литовский центральный гос. архив, ф. 668, папка. 1, дело 556); из личного архива Нийоле Оны Ляпяшкене: агитационный призыв (статья) «Литовец, сбрось маску!» к бойкоту проводимых советскими властями выборов.

Партизанам было очень важно установить контакты с западными странами, с зарубежными литовскими организациями. Они надеялись, что удастся получить оружие, средства связи, медикаменты. И, конечно, рассчитывали на помощь Запада в распространении информации о долгой войне с оккупантами, на политическую поддержку своих стремлений к восстановлению Независимости Литвы. Первыми «железный занавес» преодолели Юргис Крикщюнас и Юозас Лукша . Это было весной 1947 г. В декабре Казимерас Пиплис и Юозас Лукша привезли на Запад документальные материалы о репрессиях, чинимых советской властью в Литве, о боях за свободу. Посланники партизан также передали Святому Отцу письмо католиков Литвы, и оно было распространено в странах западного мира. К. Пиплис вернулся в Литву только через полтора года, а Ю. Лукша – через два половиной.

Часть вывезенных на Запад документов хранится в фонде шефа дипломатического ведомства Литвы Стасиса Лозорайтиса (Литовский центральный гос. архив, ф. 668, папка. 1, дело 553: Составленные партизанами списки жителей Литвы, арестованных и сосланных, 1947-01-01 – 1947-12-31). Эти списки подготовили партизаны округов Дайнавского и Таурасского округов», в них – имена и фамилии людей, которые загублены советским режимом – арестованы сосланы, убиты. В списки Дайнавского округа внесены репрессированные жители Алитусской, Бирштонской, Даугайской, Друскининкской, Езнаской, Марцинконской, Мяркинской, Мирославской, Онушкской, Симнасской волостей Алитусского уезда и Лейпалингской, Сангрудской волостей Лаздийского уезда. В списки Таурасского округа внесены репрессированные жители Бальберишкской, Гудяльской, Каварскской, Любавской, Мариямпольской волостей Мариямпольского уезда и Бартнинкской, Алвитской, Гижайской, Гражишкской, Кятурвалакяйской, Вилкавишкской волостей Вилкавишкского уезда, жители Шакяйского уезда. Рядом с каждой фамилией проставлены место рождения, возраст, род занятий, дата репрессирования, место заключения. В некоторых списках приведены фамилии людей, погибших в тюремных застенкахs. Местом ссылки указана Сибирь. Есть сведения о конфискованных хозяйствах, движимом имуществе. В некоторых списках – люди, подвергшиеся репрессиям в 1945–1946 годах.

В аудио- и видеофондах Литовского центрального государственного архива хранятся фотографии снимки оскверненных советскими репрессивными структурами тел и реликвий – личных вещей (оружие, средства связи, образования и быта), принадлежавших Юозасу Лукше–Скирмантасу, Юозау Шибайле–Мярайнису, Бронюсу Лесису–Нактис, Леонардасу Григонису–Ужпалису, Адолфасу Раманаускасу Ванагасу и другим партизанам, связным, а также следующие снимки: руководство Дайнавского округа приветствует партизан группы Витаутаса соединения Казимерайтиса, прибывших на слет в Варенских лесах 23 апреля 1948 г.; В штабе Дайнавского округа, 6 июля 1948 г.; неизвестный партизан в зимней маскировочной одежде.

Из личного архива Генрикаса Ятаутиса: фото партизан соединения «Пленас» округа Витаутаса, относящиеся к 1948 году; фото командира соединения Пленас Юозаса Пятраускаса–Лаймутиса и партизана Стасиса Микялёниса. Из личного архива Дануте Рудзикене, фото вооруженных партизан соединения «Шарунас» Дайнавского округа Витаутаса Клёкиса–Юрейвиса и Витаутаса Саликлиса–Эймутиса.

Третий период. Самым значительным событием был съезд командования партизан Литвы. Он состоялся 10–20 февраля 1948 г. недалеко от Радвилишкиса, в деревне Минайчяй, в штабном бункере округа Присикелимо. Съезд обсудил и решил: вместо Объединенного движения демократического сопротивления создать Движение борьбы за свободу Литвы (ДБСЛ, по-литовски: LLKS). Были приняты статут, устав и другие документы, которые узаконили ДБСЛ как организацию, осуществляющую руководство политической ивоенной борьбой народа, определяющую тактику деятельности, политико–идеологическую программу, стратегию борьбы, организационную деятельность. Был создан Совет ДБСЛ, который 16 февраля 1949 г. принял политическую декларацию, провозглашающую восстановление Независимости Литвы. До созыва Сейма обязанности Президента Литовской Республики должен был исполнять Председатель Президиума ДБСЛ. Он же должен был сформировать Временное Правительство и организовать демократические выборы. Декларация и другие принятые на съезде документы создали правовую и политическую основу вооруженного сопротивления в Литве, определили новый характер борьбы за свободу, узаконили ДБСЛ как структуру всенародного организованного вооруженного сопротивления советской оккупации, а Совет ДБСЛ – как единственного представителя законной власти на территории оккупированной Литвы.

На съезде приняли постановление «О характере отношений борцов за свободу и населения», обращение Совета Президиума к участникам ДБСЛ и ко всем жителям края, постановление Совета Президиума «Об общественной деятельности и печати ДБСЛ». Было решено издавать официальное издание «Рядом со скорбящим Спасителем».

Вооруженное сопротивление в оккупированной Литве шло на спад: сокращалась база поддержки (за счет ссылок), активизировались отряды боевиков, которые «прореживали» ряды партизан, учащались случаи предательства. Арестованные и перевербованные партизаны создавали атмосферу недоверия.

Масштабный террор оккупантов, аресты и ссылки, провокаторская деятельность внутренних агентов и операции агентов–боевиков, военно–чекистские операции, гибель борцов за свободу – это подтачивало партизанское сопротивление по всей Литве. К 1953 году в лесах Литвы осталось всего полторы сотни партизан–одиночек или сбившихся в небольшие группы. Прошло еще несколько лет, и 2 октября 1969 г. умер последний партизан – Костас Люберскис–Жвайнисd.

Вооруженное сопротивление в Литве (резистенция, партизанская война) – явление уникальное и по продолжительности (около десяти лет), и по составу активных участников, по их численности, профессиональной принадлежности, возрасту. Ряды партизан насчитывали около 50 тысяч человек, а по большому счету в вооруженное сопротивление вовлеклись почти 100 тысяч человек, включая членов подпольных организаций и тех, кто оказывал содействие. Из них Литва недосчиталась 20,5 тысяч.

Вооруженное сопротивление показало, что живы ценности независимой Литвы – личная ответственность за судьбу государства и его будущее, желание сохранить национальную идентичность – и за них большинство людей в Литве готово бороться против оккупантов, рискуя собой во имя во имя высокой цели – возрождения государственности. Период партизанской войны раскрыл и жестокость советского режима, тоталитарного и репрессивного, масштаб его преступлений перед человечностью.

 

Невооруженное сопротивление

После того, как угасло вооруженное сопротивление, стало разворачиваться сопротивление без оружия в руках. На его возникновение и развитие повлиял ряд политических процессов и событий. В 1956 году на XX съезде коммунистической партии Советского Союза ее генеральный секретарь Никита Хрущев выступил с докладом, в котором осуждался и развенчивался культ личности Сталина и сталинские репрессии (после этого началось возвращение политзаключенных в Литву). В том же 1956 году – события в Венгрии и Польше, а в 1968-м – советское вторжение в Чехословакию, подавление «Пражской весны». В 1980–1982 г. – снова события в Польше, деятельность профсоюза «Солидарность». На антисоветское сопротивление в Литве оказало большое влияние диссидентское и правозащитное движение, которое начало разворачиваться в СССР в середине 70-х годов.

Движение сопротивления усиливали международные средства массовой информации, эхо которых долетало из-за «железного занавеса». Люди ловили «Голос Америки» и «Свободную Европу», радио Ватикана. Поступавшая информация была для жителей Литвы противовесом советской политической пропаганде, тиражируемой официальными СМИ. Это был прорыв, выход и полной информационной изоляции.

В 80-е годы XX века активное невооруженное сопротивление обретает организованные формы. Сопротивление стало иным, дифференцировалось в плане идеологии и тактики. Условно можно выделить несколько направлений невооруженного сопротивления – религиозное, национальное и национально–либеральное.

 

Антисоветское невооруженное молодежное сопротивление

В период с 60-х до 80-х годов XX века молодежь была одной из самых активных составляющих общества и критически оценивала советский режим. В Литве примерно в это время повсеместно, как в крупных городах, так и на периферии, молодежь создавала нелегальные антисоветские группы и организации. Некоторые имели устав (формально утвержденный), программу деятельности, фиксированное членство. Для вступления достаточно было дать клятву. Одна из таких организаций – «Свободная Литва» (по-литовски: Laisvoji Lietuva). 30 членов, создана в 1958 г. в Вильнюсе учащимися, цель – независимость Литвы. КГБ раскрыла эту организацию в марте 1961-го, пять ее активистов попали под суд.

Студенты сплачивались в подпольные группы, распространяли антисоветские листовки. Одну из таких групп, нацеленных на борьбу с советской системой, в 1965 году создал студент Литовской государственной консерватории Йонас Волунгявичюс. Кроме того, он в письмах призывал студентов из Латвии и Эстонии бороться вместе – за свободу Балтийских стран.[3]

70 созданных молодежных групп насчитывали порядка 700 членов. Следует отметить, и то, что не было ни одного года, когда бы в оккупированной Литве остался забытым День 16 Февраля. Зимним вечером накануне обязательно кто-то вывешивал литовский триколор.

Студенты, учащиеся и в оккупированной Литве каждый год, в первые дни ноября, отмечали Велинес – День поминовения усопших. Посещали могилы патриархов Литвы в память об их заслугах перед отечеством. Известие о том, что в октябре 1956 года в Венгрии началось восстание против советской власти, всколыхнуло антисоветские настроения. На кладбище Расу в Вильнюсе и на старом кладбище в Каунасе молодежь скандировала: «Да здравствует Венгрия!», «Да здравствует Свобода!», «Москву долой!». Участников этой стихийной демонстрации разогнали полиция и армейские части. Наиболее активных арестовали, впоследствии несколько человек были даже приговорены к реальным срокам заключения. Немало студентов отчислили из вузов. О событиях во время Велинес в Литве в 1956-м стало известно во все мир, о них сообщили западная печать и иностранные радиостанции.[4]

Сопротивление молодежи советской системе прорывалось единичными отчаянными протестами. 14 мая 1972 года в скверике Каунасского музыкального театра с возгласом «За Литву!» совершил акт самосожжения 19-летний Ромас Каланта. В записной книжке юноши незадолго до смерти появились слова: «Зачем жить дальше? Чтобы этот строй меня медленно и безжалостно убил? Лучше уж я сам себя и сразу... Здесь никогда не будет свободы. Даже слово это СВОБОДА запретили» (личный архив Антанаса Каланты: записная книжка Ромаса Каланты; фото Ромаса Каланты, 1972).

Жертва Р. Каланты потрясла общественность Каунаса, особенно молодежь. Поэтому силами КГБ похороны Ромаса Каланты 18 мая были «ускорены» на несколько часов, похоронная процессия отстала (личный архив Антанаса Каланты, «Процессия на похоронах Ромаса Каланты, 18.05.1972»). К тому же, захоронение на кладбище Ромайняй, было, вопреки воле близких, произведено в другом месте. Все это делалось для того, чтобы избежать возможных народных волнений, проникновения информации за границу. Однако эффект оказался обратным: вспыхнула и разгорелась искра возмущения.

18–19 мая проходили массовые демонстрации молодежи. Молодежь скандировала: «Да здравствует Свобода!», «Оккупанты, вон из Литвы!“» (личный архив Антанаса Каланты, фото «Демонстрация, Каунасская весна, 18.05.1972»). Возникли стычки с милицией, которая теснила, избивала и тащила в машины участников демонстрации, а те, защищаясь, пытались забаррикадироваться, переворачивали милицейские машины... Разогнать демонстрацию удалось только силами внутренних войск. Из более чем 3 тысяч участников (студенты, учащиеся, рабочие) арестовали примерно 400 человек, к административной ответственности привлекли 50 человек, к уголовной – 10, из которых 8 приговорили к срокам заключения от года до трех лет.[5]

Демонстранты открыто проявили стремление к Свободе и Независимости.

События «Каунасской весны» получили широкий резонанс и в Литве, и за ее пределами. Многие жители Литвы не забыли скорбную дату 14 мая (личный архив Антанаса Каланты, фото «Памятник, в июне 1972 г. установленный студентами из Вильнюса у дороги Каунас–Клайпеда, на речном склоне Дубисы, с надписью «Ромасу Каланте, пожертвовавшему собой ради Литвы»). Зарубежные литовцы проводили мероприятия, посвященные Р. Каланте, ставили памятники, издавали книги (личный архив Антанаса Каланты, фото «Митинг в память о 5-й годовщине трагической смерти Ромаса Каланты, Чикаго, 15.05.19775», фото 14.05.1990 «Памяник Ромасу Каланте на кладбище св. Казимераса в Чикаго, 14.05.1990»).

Только после восстановления Независимости Литвы, 27 декабря 1990 г., был издан указ о признании могилы Ромаса Каланты памятником истории местного значения. По случаю 10-й годовщины восстановления Независимости Литвы Р. Каланта президентским декретом посмертно награжден орденом Креста Витиса I степени (личный архив Антанаса Каланты, фото «Президент Литовской Республики Валдас Адамкус награждает Ромаса Каланту (посмертно) орденом Креста Витиса 1-й степени, 06.07.2000». В 2005 году Р. Каланте был присвоен статус участника боев за свободу

 

Комитет защиты Католической Церкви и прав верующих

В середине 60-х – начале 70-х годов ХХ века назревало противостояние советского режима и католической Церкви, в которой ухудшилось материально-бытовое положение, ограничивались пастырская деятельность ксендзов и даже возможность поступления в Духовную семинарию, священнослужители подвергались преследованиям, запрещали ставить кресты и звонить в колокола... Ущемлялись права верующих: их морально притесняли и оскорбляли, кроме того, представителям многих профессий вообще было запрещено посещать церковь. Поэтому ширилось недовольство, появилась насущная необходимость отстаивать права верующих и Церкви, препятствовать наступлению воинствующего атеизма.

Сопротивление в католической Церкви активизировалось в 1965–1966 годах. Начали проводиться закрытые собрания, в которых участвовали католические священники разных епархий. Особая активность была проявлена в Вилкавишкском епископстве ксендзами Алфонсасом Сваринскасом, Сигитасом Тамкявичюсом, Юозасом Здябскисом, Константинасом Амбрасасом, Вацловасом Дягутисом, Альбинасом Дялтувой, Гвидонасом Довидайтисом, Пятрасом Думбляускасом, Винцентасом Ялинскасом, Лёнгинасом Кунявичюсом, Йонасом Максвитисом, Игнас Плёрайтисом, Пранцишкусом Рачюнасом, Вацловасом Стакенасом, Юозасом Жямайтисом. Правда, собрания проводились без особой регулярности, в основном помесячно. Активно действовали и ксендзы Бронисловас Антанайтис, Йонас Лаурюнас (Панявежское епископство), ксендз Альгимантас Кейна (Виленское епископство).[6] На собраниях обсуждали антицерковную политику советского режима и связанные с ней проблемы Церкви, указания, противоречащие каноническому праву, а в качестве противодействия – необходимость приобщать детей к Церкви, участвовать в храмовых праздниках, отправлять должностным лицам письма со своими требованиями.

В 1968–1974 годах литовские священнослужители подготовили 21 коллективную петицию по вопросам препятствия осуществлению пастырской деятельности, отсутствия религиозной литературы и усиления гонений на Церковь. Отличительной чертой Движения защиты прав верующих было то, что его участники осуществляли легальную и открытую деятельность (только разработка планов деятельности и сбор подписи были проводились тайно).[7] Из петиций отметим ту, что была адресована генсеку ЦК КПСС Леониду Брежневу (1972) – об ущемлении прав католиков и за евангелизацию детей. Петицию, известную под названием «Меморандум 17 тысяч католиков» подписали, как явствует из названия, 17 тысяч исповедующих католичество жителей Литвы. При содействии российских правозащитников петиция попала на Запад и вызвала волну возмущения советским режимом.[8]

Несоблюдение советских законов, запрещавших приобщать детей к Церкви, означало открытое противостояние системе. В 1958–1961 годах трех епископов выслали в дальние приходы без права исполнять епископские обязанности[9]; в 1970–1971 году были осуждены ксендзы Просперас Бубнис, Антанас Шяшкявичюс и Юозас Здябскис.

В 1969 г. сформировалось Движение друзей евхаристии (по-литовски: EBS). Наряду с религиозной деятельностью, проводились патриотические беседы и чтения, организаторы и участники Движения занимались проведением религиозных шествий, активно участвовали в политических судебных процессах, собирали подписи под петициями и протестами.[10]

Конфронтация с властью еще усилилась, когда в 1970–1971 годах появилась Подпольная духовная семинария. Ее основание было связано с несколькими причинами. До этого в Литве существовала Духовная семинария в Каунасе, но ее деятельность жестко ограничивали, постоянно уменьшали квоту на поступление. Сложилась такая ситуация, когда вследствие естественных причин (смерти священнослужителей) численность ксендзов могла сократиться до критического минимума, явно недостаточного. А численность поступающих в семинарию уменьшалась еще и из-за непрекращающейся вербовки на сторону КГБ. На 1988–1989 годы 29 выпускников подпольной Духовной семинарии были возведены в сан ксендзов, однако, поскольку новоявленные ксендзы не могли получить регистрационные свидетельства, то их деятельность была миссионерской.[11]

13 ноября 1978 г. был учрежден Католический комитет защиты прав верующих (ККЗПВ, по-литовски: TTGKK)[12], чтобы посредством легальных общественных акций, не выдвигая политических требований, отстаивать закрепленные в Конституции права Церкви и верующих. Создатели комитета – ксендзы Йонас Кауняцкас, Алфонсас Сваринскас, Сигитас Тамкявичюс, Винцентас Велавичюс и Юозас Здябскис. Цели Комитета: обращать внимание органов советской власти на факты притеснения Церкви и верующих, информировать церковное руководство и общественность о положении верующих не только в Литве, но и в других тогдашних республиках СССР, добиваться того, чтобы советские законы, касающиеся Церкви и верующих, не противоречили международным соглашениям СССР.[13] Исходя из этих целей, ККЗПВ занял важное место в невооруженной борьбе за Независимость Литвы и, несмотря на отсутствие политических требований, подвергался преследованию со стороны советского режима. В 1982–1983 годах были арестованы А. Сваринскас и С. Тамкявичюс, остальных запугивали, терроризировали. С конца 1983 г. ККЗПВ продолжал деятельность в условиях подполья.

В 1972 г. начала выходить «Хроника Литовской Католической Церкви» (Хроника ЛКЦ, по-литовски: LKBK), которая стала самым значимым изданием подпольной периодической печати. Выход Хроники ЛКЦ предопределили несколько причин: необходимость фиксировать, предавать огласке факты препятствия деятельности Церкви, преследования верующих, нарушения прав человека и публиковать документы, раскрывающие такие факты, передавать информацию на Запад. Своего рода примером был самиздатский информационный бюллетень «Хроника текущих событий», который российские диссиденты с 1965 г. распространяли в Москве. В Литве инициатором и редактором Хроники ЛКЦ был ксендз Сигитас Тамкявичюс (после его ареста редактором стал ксендз Йонас Борута).[14] Помогали и российские диссиденты, правозащитники Сергей Ковалев, Александр Лавут, Татьяна Великанова. Таким образом, Хроники ЛКЦ читали не только в Литве, но и переправляли на Запад, где их перепечатывали и распространяли. Это единственное подпольное литовское издание, переведенное на несколько языков: на английском вышло 7 номеров, на испанском – 3 номера, на португальском и французском языках – по одному.[15] На волнах иностранных радиостанций информация, подготовленная для Хроники ЛКЦ, возвращалась в Литву. Хроника придавала силы верующим бороться за свободу совести и вероисповедания, укрепляла нетвердых в вере, воспитывала национальные чувства. За издание Хроники ЛКЦ были арестованы и приговорены к заключению в лагеря ксендзы А. Сваринскас и С. Тамкявичюс. Пострадали и 4 монахини, в том числе сестра Нийоле Садунайте (Из личного архива Фелиции Нийоле Садунайте, фото «Сестра Ф. Н. Садунайте в Сибири, у больницы, где работала в 1977–1980 г.», 11 светских лиц, в числе которых Сергей Ковалев, Татьяна Великанова. Преследования КГБ, арест, лагеря и ссылка не сломили веру, патриотизм и чувство долга, не заглушили стремление к свободе. Период непрерывного выхода Хроники ЛКЦ был самым протяженным из числа подпольных изданий в СССР: 19 марта 1989 г. вышел 81-й номер.

В 1975 г. в Хельсинки был подписан международный документ – Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (ныне – ОБСЕ). Советский Союз не имел намерения исполнять статьи, которые декларируют и защищают права человека, свободу передвижения, свободный доступ к информации. Сформировавшаяся Московская Хельсинкская группа ставила своей целью содействие выполнению Хельсинкских соглашений. Аналогичные группы появились и в других республиках тогдашнего СССР, в том числе в Литве. Создатели Литовской Хельсинкской группы (ЛХГ, по-литовски: LHG): бывший политзаключенный Викторас Пяткус, католический священник Каролис Гаруцкас, физик, доктор наук Эйтан Финкельштейн, поэтесса, бывшая политзаключенная Она Лукаускайте–Пошкене, поэт Томас Венцлова. Деятельность ЛХГ, учрежденной 25 ноября 1976 г., включала в себя следующие основные задачи: фиксировать нарушения прав человека и распространять эту информацию на Западе, осуществлять подготовку соответствующих документов. К 1981 году ЛХГ подготовила более 30 документов об ограничении свободы совести, деятельности религиозных общин, права выбора места жительства и права на свободу передвижения, о нарушениях в области свободы убеждений и национальных прав, о репрессиях против священнослужителей и проблемах политзаключенных, об использовании средств психиатрии в целях политической расправы. ЛХГ открыто осуществляла свою деятельность, тем самым продемонстрируя, что не направляет ее против существующего строя. Однако КГБ и КПЛ рассматривали ЛХГ как антисоветскую организацию. В 1977 г. арестовали Виктораса Пяткуса, в 1980–1981 годах Альгирдаса Статкявичюса, Мячисловаса Юрявичюса, Витаутаса Вайчюнаса. В ноябре 1981 г. при странных, загадочных обстоятельствах погиб в автомобильной аварии ксендз Бронюс Лауринавичюс.[16]

Наиболее радикальная организация невооруженного сопротивления с ярко выраженной национальной ориентацией Лига свободы Литвы (ЛСЛ, по-литовски: LLL) была учреждена 15 июня 1978 г. Ее цели: воспитывать религиозно-национальное и политическое сознание, поднимать вопрос свободы Литвы на международных форумах. Одним из организатором и лидером Лиги был Антанас Тярляцкас. Ядро ЛСЛ – издатели подпольного издания «Глашатай Свободы» (Laisvės Šauklys) Юлюс Саснаускас, Ромуалдас Рагаускас, Йонас Пратусявичюс, Витаутас Богушис, Андрюс Тучкус и др. ЛСЛ не имела жесткой организационной структуры, действовала нелегально, членом Лиги мог стать каждый кто признавал ее цели. Одно из направлений деятельности ЛСЛ – разглашение секретных протоколов к пакту Молотова–Риббентропа (которые СССР держал в тайне), признание их недействительными.[17] В 1979 году ЛСЛ подготовила «Моральный ультматум Правительству СССР». Это был посыл и правительствам Федеративной Республики Германии, Германской Демократической Республики, стран, подписавших Атлантическую хартию, и генеральному секретарю ООН. В документе, который еще называли «меморандум 45-ти прибалтов» (подписали 35 литовцев, 6 латышей, 4 эстонца и несколько русских диссидентов, в т. ч. академик Андрей Сахаров), перечислены все преступления Советского Союза против оккупированных стран. Высказано требование объявить недействительными соглашения, подписанные между СССР и Германией 23 августа 1939 г. и позже, а также секретные протоколы к ним, вернуть Литве отнятую независимость.[18]

Активность ЛСЛ обратила на себя внимание репрессивных структур, и последовали аресты. В 1979–1980 годах были арестованы Ю. Саснаускас, А. Статкявичюс, А. Тярляцкас. Деятельность ЛСЛ приостановилась до 1987 г.

После прихода к власти Михаила Горбачева (1985) в СССР под громким названием «перестройка» начались модернизация и демократизация. В 1987 г. из ссылки и тюрем вернулось большинство руководителей организаций невооруженного сопротивления. 23 августа того же года, по случаю 48-летия подписания секретных протоколов к пакту Молотова–Риббентропа, ЛСЛ организовала первый несанкционированный митинг в Вильнюсе. Его участники, собравшиеся у памятника поэту А. Мицкевичу, осуждали пакт и секретные протоколы, которые привели к оккупации Балтийских стран, звучало требование о Независимости для Литвы. В сознании многих в Литве этот митинг стал переломной точкой. Это было начало пути Литвы к созданию движения за независимость «Саюдис» и к восстановлению Независимости. Главная заслуга ЛСЛ: последовательно выдвигались требования по восстановлению Независимости, стремлению к свободе.

80-е годы – крайне важный период в истории невооруженного сопротивления. Сформировались активно действовавшие общественные группы, особо выделялась печать – подпольная католическая, национально-либеральная и культурной направленности. Все это укрепляло в народе стремление к свободе, к сохранению национальных ценностей, содействовало формированию демократических идей и в конечном итоге привело к восстановлению государственности.

 

Бегство на Запад: форма сопротивления советскому режиму

Усиление репрессий и ослабление сопротивления советскому режиму в конце 50-х годов ХХ века порождало кое у кого в Литве мысли об эмиграции.

Вот один из случаев. 23 ноября 1970 г., когда в территориальных водах США встретились корабль береговой охраны "Vigilant" и плавучая база "Tarybų Lietuva" (Советская Литва), радиооператор Симас Кудирка перебрался на американский корабль и попросил политического убежища. Американцы поначалу согласились, однако потом все же вернули обратно литовского моряка. В США по этому поводу люди проявили массовое недовольство.

О Стасисе Кудирке узнали во всем мире, к нему было приковано внимание. Некоторые радиостанции повторяли свои передачи каждый час, телевидение транслировало специальные программы.

В декабре 1970 г. С. Кудирку арестовали и приговорили к десяти годам лишения свободы по статье «измена родине». Не исключено, что на столь мягкое по тем временам наказание повлияла международная огласка. К тому же, в 1974 г. С. Кудирку отпустили и позволили вместе с семьей выехать в США.[19]

Каждая попытка бегства литовцев из Советского Союза, которая становилась достоянием гласности, привлекала внимание мировой общественности к оккупированной Литве, и часто на всеобщее обозрение выносился вопрос о незаконной оккупации, аннексии. 



[1] Gaškaitė N., „Pasipriešinimo istorija 1944 – 1953 metai“, Vilnius, 2006, p. 40
[2] Paleckis J., Gedvilas M., Sniečkus A., „Į lietuvių tautą“, Tiesa, 1945, Nr. 32, p. 1 - 2
[3] Ž. Račkauskaitė, Pasipriešinimas sovietiniam režimui Lietuvoje septintajame – aštuntajame dešimtmetyje, Genocidas ir rezistencija, 1998, nr. 4, p. 60.
[4] K. Burinskaitė, Vengrijos sukilimo ir Prahos pavasario atgarsiai Lietuvoje, Lituanistica, 2009, t. 55, nr. 1–2 (77–78), p. 43.
[5] Ten pat, p. 71.
[6] „Lietuvos Katalikų Bažnyčios kronikos“ genezė ir KGB kova prieš ją: Lietuvos Katalikų Bažnyčios padėtis sovietmetyje, Lietuvos katalikų bažnyčios kronika, 1997, t. 11, d. I, p. 28.
[7] Lietuvos katalikų memorandumas, Lietuvos Katalikų Bažnyčios Kronika, 1974, t. 1, nr. 2, p. 74.
[8] Lietuvos katalikų memorandumas, Lietuvos Katalikų Bažnyčios Kronika, 1974, t. 1, nr. 2, p. 74–77.
[9] 1958 m. į Šeduvos parapiją ištremtas vysk. Teofilis Matulionis, 1959 m. į Nemunėlio Radviliškio parapiją ištremtas vysk. Vincentas Sladkevičius, 1961 m. į Žagarės parapiją ištremtas vysk. Julijonas Steponavičius. Žr. plačiau: „Lietuvos katalikų Bažnyčios kronikos“ genezė ir KGB kova prieš ją: Lietuvos Katalikų Bažnyčios padėtis sovietmetyje, Lietuvos katalikų bažnyčios kronika, 1997, t. 11, d. I, p. 21.
[10] R. Labanauskas, Eucharistijos bičiulių sąjūdžio ištakos ir raida 1969–1973 m., Genocidas ir rezistencija, 2003, nr. 1 (13), p. 101.
[11] Pogrindžio kunigų seminarija: XX a. aštuntojo dešimtmečio Lietuvos antisovietinio pogrindžio dokumentai, sud. J. Boruta, D. Ratkutė, Vilnius, 2002, p. 12–13.
[12] TTGKK nariais buvo kunigai: Alfonsas Svarinskas, Sigitas Tamkevičius, Juozas Zdebskis, Jonas Kauneckas, Vincentas Vėlavičius. Žr. plačiau: A. Liekis, Nenugalėtoji Lietuva, Vilnius, 1993, t. 2, p. 56.
[13] Tikinčiųjų Teisių Gynimo Katalikų Komiteto Kreipimasis. Žr. plačiau: A. Liekis, Nenugalėtoji Lietuva, Vilnius, 1993, t. 2, p. 55–56.
[14] Kun. J. Boruta SJ, Viešpatie, kokia malonė, kad leidai, Lietuvos katalikų bažnyčios kronika, 1997, t. 11, d. III, p. 443-451.
[15] A. Ruzgas, Rezistentų pogrindiniai periodiniai leidiniai. okupacijų metai, 1940–1989: leidinių sąvadas, , Vilnius, 2010, p. 171–177.
[16] Ž. Račkauskaitė, Pasipriešinimas sovietiniam režimui Lietuvoje aštuntajame dešimtmetyje, Genocidas ir rezistencija, 1999, nr. 6, p. 103.
[17]Lietuvos Laisvės Lyga: nuo „Laisvės Šauklio“ iki nepriklausomybės, sud. G. Šidlauskas, Vilnius, 2004, kn. 1, p. 12
[18] Lietuvos Laisvės Lyga: nuo „Laisvės Šauklio“ iki nepriklausomybės, sud. G. Šidlauskas, Vilnius, 2004, kn. 1, p. 403.
[19] A. Fabijonavičiūtė, Lietuvių gyventojų pabėgimai ir mėginimai ištrūkti iš Sovietų Sąjungos, Genocidas ir rezistencija, 2001, nr. 10, p. 154.  
 
Pекомендовать другу
<Декабрь 2018 г.>
ПнВтСрЧтПтСбВс
262728293012
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31123456