Язык
Литовская государственность: из прошлого в будущее
Подключиться / Регистрироваться
 

 Период Великого княжества Литовского

 

 

Создание государства и языческий период Литвы

Впервые в известных исторических источниках имя Литвы упомянуто в 1009 г. в анналах Кведлинбургского аббатства. Фактически о государственности Литвы можно говорить только с середины XIII в., когда князю Миндаугасу (Миндовгу) удалось закрепить свою власть среди родственников и другой литовской знати. В договоре между волынскими и литовскими князями от 1219 г. Миндаугас упоминается лишь как четвертый из пяти старших литовских князей. Несмотря на это, стечение благоприятных обстоятельств в родне (смерть старшего брата Дауспрунгаса (Довспрунга) и несовершеннолетие его наследников) и личные качества Миндаугаса помогли ему вытеснить соперников и стать единовластным правителем. Он вступал в родственные связи не только с власть имущими своей страны, но и с правителями соседних стран, выделяя тем самым свой статус. Свою единственную дочь, о существовании которой сохранились сведения, он выдал за сына князя Даниила Галицкого Шварна.

Свою самую яркую победу Миндаугас одержал не на поле боя и не с помощью оружия, а благодаря своим дипломатическим способностям. При посредничестве магистра Ливонского ордена Андреаса фон Фельфена в 1251 г. Миндаугас принял крещение, а спустя два года – в 1253 г. – был коронован королем Литвы. Это обеспечило признание литовского государства и его суверенного правителя на международной арене. Однако пребывание в христианском западном мире не было продолжительным, так как после убийства короля Миндаугаса в 1263 г. Литва вернулась к язычеству более чем на сто лет.

Отступление от христианского мира вовсе не означало, что Литва утратила свою государственность. Конечно, после смерти короля Миндаугаса Литву постигла политическая разруха – за пять лет у власти сменилось целых три правителя (Трянёта (Тройнат) (1263–1264), сын Миндаугаса Вайшялга (Войшелк) (1264–1267), Трайдянис (Тройден) (1268–1282)), но зародившаяся государственность Литвы все-таки не угасла.

Множество портретов правителей Литвы, а также фотографии скульптур части правителей хранятся в фондах Военного музея им. Витаутаса Великого (далее в тексте – ВМВВ). С ними можно ознакомиться на этом интернет-сайте. Это – работы Вилюса Йомантаса, Лауры Шлапелене, Владаса Диджекаса, Юозаса Янулиса и многих других художников. Конечно, данный иконографический материал не является аутентичным. Он всего лишь частично передает внешность великих князей литовских. Данные работы литовских живописцев и скульпторов XIX–XX вв. представляют собой не только мифологизированные портреты и скульптуры правителей XIII–XV вв.[1], но и высококачественные репродукции портретов великих князей литовских, написанных в XVI–XVIII вв.[2] Данные портреты хорошо известны, поскольку с начала XVI в. благодаря искусству ренессанса в Великом княжестве Литовском (далее в тексте – ВКЛ) распространился жанр портрета, страстными меценатами которого были великие князья литовские.

С конца XIII в. в Литве утвердился новый, по-видимому, не связанный с Миндаугасом род, который со временем получил имя Гядиминайтисов (Гедиминовичей). Гядиминас (Гедимин) (1316–1341) не был первым представителем данной династии, однако его исключительность по сравнению с его предшественниками была обусловлена большой политической проницательностью. Видимо, по его инициативе были установлены дипломатические отношения с Византийской империей. Гядиминас также приглашал в Литву новоселов из Западной Европы. Для достижения этой цели он отправлял письма Папе Римскому, в немецкие города, доминиканцам и францисканцам провинции Саксонии и призывал новоселов из Западной Европы повышать экономический и военный потенциал государства. Такие ресурсы были необходимы уже с конца XIII в. для подавления направленной на Литву агрессии со стороны немецких орденов и развития дальнейшей экспансии на Восток.

Военный орден немецких монахов перебрался в Прибалтику из Палестины в 1226 г. по приглашению князя Конрада Мазовецкого и со временем стал одной из самых мощных сил в регионе. Начальной целью немецкого ордена была христианизация язычников, однако со временем она выродилась. Могущество немецкого ордена было сломлено в начале XV в. Отчасти эта победа была одержана в результате крещения Литвы, когда Йогайла (Ягайло) (великий князь литовский 1377–1381, 1382–1401), верховный князь (1401–1434), женился на польской королеве Ядвиге и стал королем Польши (король Польши 1386–1434). Тогда орден лишился основного повода воевать с Литвой. В Грюнвальдской битве 1410 г. объединенная литовско-польская армия полностью разгромила орден. После поражения в Грюнвальдской битве немецкий орден не мог восстановить своего былого могущества, поскольку им была утрачена поддержка со стороны Западной Европы, столкнувшейся в начале XV в. с упадком.

Грюнвальдская битва стала важной памятной датой в истории Литвы. Литовская историческая живопись уделила много внимания увековечению этой и других битв[3]. В ВМВВ хранится фотография копии картины самого знаменитого польского живописца XIX в. Яна Матейко «Грюнвальдская битва», написанной Игнасом Рудольфасом[4], а также фотографии эскизов «Грюнвальдской битвы» ученика Я. Матейко Тадеуша Стыки[5].

Еще до начала войны с немецким орденом взгляд литовского государства стал устремляться в сторону Востока. Результатом экспансии на Восток было зарождение ВКЛ, земли которого охватили не только территорию языческой Литвы (позднее – католической), но и мир православной Руси. Одним из первых под влияние Литвы попал Новогрудок, управляемый сыном короля Миндаугаса Вайшялгой. С течением времени, особенно в результате браков и военных кампаний династии Гядиминайтисов, Литвой за XIII–XIV вв. были присоединены брестские, минские, полоцкие, витебские, луцкие, киевские, брянские и др. земли. Позже всего к ВКЛ был присоединен Смоленск – в начале XV в. во время правления великого князя литовского Витаутаса (Витовта) (1401–1430). Эти территории не были непосредственно или безоговорочно включены в состав общего государства. Каждое княжество или отдельная земля отличались высокой степенью самостоятельности. Изменения в местную систему управления вносились медленно и постепенно. Правящую позицию занимали князья литовского происхождения (Гядиминайтисы), которые придерживались правил «игры» местных жителей, принимая православное крещение. 

 

Крещение Литвы и начало модернизации государства

Только после того, как в 1387 г. языческая Литва приняла пришедшее с Запада христианство, процесс модернизации и централизации государства стал набирать обороты. Крещение 1387 г. ознаменовало очередной этап литовского государства – развитие тесных отношений с Королевством Польским. После того, как внук Гядиминаса – Йогайла – стал правителем Литвы и Польши, наступила эпоха процветания новой династии – Йогайлайтисов (Ягеллонов). Представители данной династии в течение 1490–1526 гг. одновременно управляли Литвой, Польшей, Чехией и Венгрией. Все-таки путь Йогайлайтисов на родине не был из легких. После отбытия Йогайлы в Польшу в Литве стал формироваться вакуум власти. Им сумел воспользоваться двоюродный брат Йогайлы Витаутас, исключительный статус которого в ВКЛ был вынужден признать и сам Йогайла. Великому князю литовскому Витаутасу, особенно в историографии Литвы межвоенного периода, был присвоен эпитет Великого, поскольку во времена его правления литовское государство достигло максимального расширения своих границ – от Балтийского моря на западе до Черного моря на юго-востоке.

В литовском историческом самосознании происходит мифологизация факта, что великий князь литовский Витаутас «поил» коня в Черном море. Такую картину можно увидеть на фотографии рисунка художника Й. Мацкявичюса «Витаутас Великий у Черного моря»[6].

Великий князь литовский Витаутас осуществлял не только расширение, но и централизацию, а также модернизацию государства. Были сформированы территориально-административные образования нового типа – воеводства, состоявшие из меньших единиц – поветов и волостей; сначала они распространились на этнических литовских землях, в так называемом ядре государства. В 1413 г. были основаны первые воеводства в Вильнюсе и Тракай. Такое административное деление в XV–XVI вв. сохранилось на всей территории ВКЛ. Лишь своеобразие внутреннего развития Жемайтии обусловило то, что там было создано не воеводство, а староство, которым управлял староста, так как данная территория на стыке XIV–XV вв. принадлежала немецкому ордену и только после заключения Мельнского мира 1422 г. была возвращена ВКЛ.

Административное деление ВКЛ, изменение государственных границ, сеть центров воеводств, других городов и городишек, поместий, рек и дорог нашли отражение в картографии, первым трудом и эталоном которой в ВКЛ считается изданная в 1613 г. Микалоюсом Криступасом Радвилой (Нашлайтелисом) карта Великого княжества Литовского[7]. Это – не первая карта, на которой изображено ВКЛ. В ВМВВ также хранится Атлас Герхарда Меркатора, выпущенный несколькими годами ранее – в 1595 г., в который включена и карта ВКЛ[8]. Конечно, не стоит слепо доверять информации, предоставляемой этими картами. Авторы стремились на картах не только показать фактическую географическую обстановку, сеть рек, дорог, но и отобразить государство и его стремления. Например, в 1569 г., накануне Люблинской унии, нынешние территории Украины были переданы Польше, однако на карте Нашлайтелиса 1613 г. эти территории отнесены к ВКЛ, видимо, в качестве отображения политических целей.

Христианизация Литвы предопределила не только ускорение процесса централизации государства, но и стала своеобразным катализатором для возникновения новых явлений внутри страны, которые послужили основой для социальных и культурных изменений. Принятие крещения в 1387 г. повлекло за собой стремительное развитие письменности, местной летописной традиции и письменного права.

Письменные документы, письма, историография стали доступными для пользования широким слоем дворянства, который вместе с крещением приобрел частичную неприкосновенность. В этом же году привилей, предоставленный королем Польши и великим князем литовским Йогайлой принявшим католическую веру дворянам, обеспечил права собственности на вотчинные земли за прохождение военной службы. Все-таки этот документ не стал причиной образования однородного слоя дворянства в ВКЛ. В нем особое положение занимала аристократия, которую с великим князем связывали личные связи, и которая имела авторитет в местных обществах, так как была родом из языческой племенной знати этих обществ.

Из языческого прошлого Литвы дошло мало сведений о семьях правителей и их потомках. Вместе с приходом христианства среди дворянства распространилась система отчеств, прижилось наследуемое родовое имя (одно из наиболее ранних среди Гоштаутасов), а также осмыслена наследуемая генеалогическая память. В ВМВВ можно обнаружить отражения этого феномена даже в конце XVIII в., когда после уничтожения государства дворянство стремилось доказать новой администрации из Российской империи факт законного распоряжения своими владениями. Дворяне Аужбикавючюсы (Аушбикавичюсы) восстановили свою фамилию и дворянскую генеалогию до 1649 г. и связывали ее с владением Аузбиков (Аусбиков), название которого, по-видимому, дало начало фамилии этого рода[9].

После смерти Витаутаса литовская знать, в нарушение Городельской унии 1413 г. и без совещания с советом Королевства Польского, избрала великим князем младшего брата Йогайлы Швитригайлу (Свидригайлу) (1430–1432). Междоусобицы имели место и среди литовской знати, поэтому в 1432 г. в Ошмянах был организован переворот, после которого трон был захвачен младшим братом Витаутаса Жигимантасом (Сигизмундом), стремившимся к сближению с Польшей (1432–1440). В ВКЛ началась гражданская война, продолжавшаяся почти десятилетие. Война завершилась только после отказа Швитригайлы от претензий на трон великого князя и убийства Жигимантаса в Тракай в результате заговора. В 1440 г. литовская знать избрала великим князем тринадцатилетнего сына Йогайлы Казимераса (Казимира) (великий князь литовский 1440–1492, король Польши 1447–1492), который в 1447 г. стал королем Польши. У польского и литовского государства снова был один правитель, однако им удалось сохранить свой суверенитет. В общественной жизни Польши росло влияние среднего и мелкого дворянства, а в Литве – знати, так как Казимерас больше времени проводил в Польше. Ее институционализировал Совет панов, в состав которого входили самые высокопоставленные и влиятельные государственные должностные лица. Помимо всего прочего, эпоха правления великого князя литовского Казимераса отличалась долгим мирным периодом, развитием кодификации права, а также дальнейшим процессом централизации государства. Отдельным землям были предоставлены областные привилеи (например, Новогрудку в 1440 г.), но также продолжалось создание сети воеводств (в 1471 г. учреждено Киевское воеводство). Кодификация права достигла новых высот. В 1447 г. Казимерас предоставил дворянству новый общественный привилей, примерно с 1468 г. вступил в силу «Судебник Казимира».

Все эти аспекты выражения правовой мысли были увенчаны Первым Литовским Статутом (далее – ПЛС), который в 1529 г. провозгласил Жигимантас Сянасис (Сигизмунд Старый) (1506–1548). Его братом, великим князем литовским Александрасом (Александром Ягеллоном) (великий князь литовский 1492–1506, король Польши 1501–1506) были приняты обязательства по унификации законодательства на всей территории ВКЛ. Законы были сформулированы в различных правовых источниках, поэтому иногда противоречили друг другу. Помимо этого, некоторые из них действовали на всей территории ВКЛ, другие – только в отдельных землях ВКЛ. Этот правовой кодекс не только унифицировал действовавшее до тех пор письменное право, большое влияние на него оказали обычное право и нормы римского права. Статут 1529 г. стал первым знаком политического компромисса между знатью и мелким и средним дворянством, которое начало играть все более важную роль в общественной жизни ВКЛ. Причина этого – сближение ВКЛ с Польшей и пример дворянства Королевства Польского. Второй Литовский Статут, принятый в 1566 г. во время правления Жигимантаса Аугустаса (Сигизмунда Августа) (великий князь литовский 1544–1572, король Польши 1548–1572), закрепил, а утвержденный в 1588 г. Жигимантасом Вазой (Сигизмундом Вазой) (король Польши 1587–1632, великий князь литовский 1588–1632) Третий Литовский Статут окончательно утвердил в ВКЛ прерогативы дворянства, а не знати.

 

Литва в составе Речи Посполитой

К более тесному сближению с Королевством Польским дворянство ВКЛ побуждала не только привлекательная со стороны система управления и влияние дворянства на политическую жизнь, но также начавшийся с конца XV в. постоянный военный конфликт с Московским государством. В XV–XVI вв. войны давались Литве с переменным успехом: утрачены Верховские княжества, затем – Смоленск и Новгород-Северский, однако в Сражении под Оршей 1514 г. была разгромлена обладавшая большей численностью армия Московского государства, а во время военной кампании 1534–1537 гг. возвращен Гомель. Однако начавшаяся в 1558 г. Ливонская война истощила Литву, поэтому под давлением короля Польши и великого князя литовского Жигимантаса Аугустаса она в 1569 г. заключила унию с Польшей в Люблине. На основании Люблинской унии было создано общее, федеративное литовско-польское государство, управляемое общим правителем и сеймом, однако имевшее раздельную титулатуру, территорию, казну, армию и законодательство. Это государство получило название Республики Обоих Народов или Речи Посполитой либо просто Республики (польск. Rzeczpospolita).

Еще задолго до заключения унии, в 1564–1566 гг., в Литве была проведена реформа судов первой инстанции и административная реформа. В соответствии с административной реформой, ВКЛ было разбито на 13 воеводств, состоящих из 30 поветов. В поветах были созданы три дворянских сословных суда с выборными должностными лицами, которые заменили существовавшие до этого суды знати. Гродский суд рассматривал уголовные, земский суд – гражданские дела, а подкоморский суд – дела, связанные со спорами относительно собственности на землю. Такая система сохранилась до периода великих государственных реформ, когда в 1792 г. вместо гродского и земского судов был сформирован земянский суд. Гражданские дела между горожанами рассматривал бурмистровско-радецкий суд, а криминальные – войтовско-лавничий суд, на котором председательствовал городской войт. Крестьяне судились в копном суде. Апелляционные дела рассматривал господарский суд, а с 1581 г. – учрежденный Верховный трибунал Литвы[10].

Без сомнения, эта система не была до конца отточена, поэтому часто компетенции судов пересекались. Из доступных на интернет-сайте источников ВМВВ видно, что гродский суд также рассматривал гражданские дела[11]. Каждый из судов вел актовые книги. В эти книги попадали различные судебные документы: жалобы[12], повестки в суд[13], допросы свидетелей потерпевшей стороны[14], расписки возных о врученных повестках[15] или вводе в управление[16], полные судебные дела[17], а также другие документы различного характера и содержания[18], которые дворянство стремилось сохранить, так как не доверяло личным архивам, которые часто страдали от пожаров. Также истцы или ответчики делали выписки из этих документов, которые могли пригодиться в судах следующей инстанции. Выписки скреплялись подписями и печатями судебных должностных лиц.

Определенные изменения и реформы произошли и в сейме ВКЛ. В начале XVI в. это был съезд литовской знати, т. е. Рады панов, а в 40–50-е годы XVI в. в нем все громче звучал голос мелкого и среднего дворянства. После Люблинской унии 1569 г. сейм стал органом, представляющим все дворянское сословие, так как был учрежден общий сейм Речи Посполитой.

Жигимантас Аугустас стал последним вотчинным правителем ВКЛ. После его смерти сеймы Речи Посполитой стали избирать европейских монархов. Это позволяло приблизиться к идее дворянского равенства, чтобы ни один дворянский род не обладал преимуществами перед другими. Дольше всего в Речи Посполитой правили династия Ваз (1588–1668) и Саксонская династия (1697–1763, с перерывами), которые вовлекли государство в постоянные войны между династиями. На стыке эпох династии Ваз и Саксонской династии появилась новая традиция избрания правителей. Когда последний представитель династии Ваз Йонас Казимерас (Ян Казимир) (1648–1668) отрекся от престола, правителями Речи Посполитой избирались популярные среди дворянства местные представители знати Миколас Карибутас Вишневецкис (Михаил Корибут Вишневецкий) (1669–1673), затем Йонас Собескис (Ян Собеский) (1674–1696). Символично, что последним правителем Речи Посполитой также стал представитель местной знати – Станисловас Аугустас Понятовскис (Станислав Август Понятовский) (1764–1795). Для государства это был драматичный период. Слабая власть выборных монархов, выросшее влияние соседних стран, в особенности Российской империи, а также размолвки между группировками знати, часто перераставшие в военные конфликты внутри страны, приблизили государство к порогу гибели. В 1772 г. территория Речи Посполитой была сильно «урезана» в пользу России, Австрии и Пруссии. В государстве не только назрели, но и претворялись в жизнь различные реформы в сфере государственного управления, армии, казны, судов, образования, экономики и пр. Например, с целью поощрения экономического роста для множества городов и городков, опустошенных во время войн на стыке XVII и XVIII вв., были восстановлены муниципальные права. Именно по этой причине в 1791 г. городку Дарсунишкису были возвращены городские права и герб[19]. Символом всех этих государственных реформ стала принятая Четырехлетним сеймом (1788–1792) 3 мая 1791 г. первая конституция в Европе (вторая после США). Частью знати и соседних государств эти реформы воспринимались отрицательно. В 1792 г. Речь Посполитая пережила второй раздел, а в 1794 г., при подавлении восстания сторонников реформ, территории Польши и Литвы подверглись вторжению чужеземных армий.

24 октября 1795 г. в столице Российской империи Санкт-Петербурге между Россией, Австрией и Пруссией был подписан договор о последнем разделе Речи Посполитой. Через месяц, 25 ноября, король Польши и великий князь литовский С. А. Понятовскис подписал акт абдикации (отречения от престола), который окончательно стер Речь Посполитую с карты Европы. Так завершился непрерывный период создания литовского государства, длившийся на протяжении около пяти с половиной веков.

 


[1] Mindaugas: VDKM, N-971; Treniota: VDKM, N-963; Vaišelga: VDKM, N-964; Traidenis: VDKM, N-962; Butigeidis: VDKM, N-197, N-201, N-204, N-945; Vytenis: VDKM, N-946; Gediminas: VDKM, N-58, N-970; Jaunutis: VDKM, N-947; Algirdas: VDKM, N-949; Jogaila: VDKM, N-940; Kęstutis: VDKM, N-969; Vytautas: VDKM, N-15, N-73, N-810, N-941; Švitrigaila: VDKM, N-960; Kazimieras: VDKM, N-965. 

[2] Aleksandras: VDKM, N-950; Žygimantas Senasis: VDKM, N-951; Žygimantas Augustas: VDKM, N-952; Henrikas Valua: VDKM, N-961; Zigmantas Vaza: VDKM, N-958; Vladislovas Vaza: VDKM, N-959; Mykolas Kaributas Višnioveckis: VDKM, N-955; Jonas Sobieskis: VDKM, N-943; Augustas II: VDKM, N-958; Stanislovas Leščinskis: VDKM, N-944; Augustas III: VDKM, N-957; Stanislovas Poniatovskis: VDKM, N-967.
 
[3] Pavyzdžiui, Saulės arba Šiaulių 1236 m. mūšis šiuo metu yra laikomas baltų vienybės simboliu. VDKM, N-788.
 
[4] VDKM, N-28.
 
[5] VDKM, N-789, N-790, N-931, N-932, N-933, N-934.
 
[6] VDKM, N-798.
 
[7] VDKM, N-835, N-836, S-2207.
 
[8] VDKM, S-2005. Vėlesnės G. Merkatoriaus žemėlapių reprodukcijos: VDKM, S-2370, S-2373,
 
[9] VDKM, S-2167.
 
[10] VDKM, S-11025-33.
 
[11] VDKM, S-11025-9.
 
[12] VDKM, S-11025-4.
 
[13] VDKM, S-11025-32.
 
[14] VDKM, S-11081.
 
[15] VDKM, S-11025-5, S-11025-6, S-11025-9, S-1179.
 
[16] VDKM, S-1999.
 
[17] VDKM, S-11077, S-11078.
 
[18] VDKM, S-11025-34, S-11025-12.
 
[19] VDKM, S-2265.
 
Pекомендовать другу
<Декабрь 2018 г.>
ПнВтСрЧтПтСбВс
262728293012
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31123456