Язык
Литовская государственность: из прошлого в будущее
Подключиться / Регистрироваться
 

 Литовская Республика в 1918–1940 гг.

 

 

 

Восстановление независимости

Первая мировая война потрясла весь мир, а одним из ее последствий стало падение некоторых крупнейших монархий Европы. Немцы, в 1915 г. оккупировавшие территорию современной Литвы, не сразу осознали, что такое «Литва». Они поняли это позднее, когда литовские общественные деятели начали все громче требовать восстановления независимого Литовского государства. Таким образом, из-за совпадения благоприятных внутренних и внешних обстоятельств, а самое главное – благодаря проявлению литовской политической воли Европа в конце Первой мировой войны снова услышала о Литве.

В конце XIX в. в общественную работу включилась литовская интеллигенция, в большинстве своем вышедшая из деревни. Началось создание национальной идеологии (газета «Aušra» («Заря»), журнал «Varpas» («Колокол»), газета «Apžvalga» («Обзор») и др.), стал формироваться соответствующий литовский политический мир. Однако стремления к национальному освобождению Литвы стали получать более конкретные проявления в революционные 1904-1906 гг., когда общественные деятели начали прямо говорить об автономии Литвы в составе Российской империи[1].

Обращение к этому вопросу связано с Великим Вильнюсским Сеймом (Didysis Vilniaus Seimas), который работал в Вильнюсе 4-6 декабря 1905 г. Члены этого Сейма требовали автономию для Литвы: чтобы Литве, вошедшей в состав Российской империи, было позволено самой управлять собой, назначать своих правителей-литовцев, использовать в учреждениях литовский язык и открывать литовские школы. Также было упомянуто стремление к созданию демократически избранного Сейма и очерчена территория Литвы – этнографическая Литва со столицей в Вильнюсе[2].

Первая мировая война создала благоприятные международные обстоятельства и в благоприятном направлении подкорректировала геополитическую ситуацию Литвы, укрепив ее стремления к независимости. Во время войны призывы к автономии зазвучали громче. В этом направлении работали литовские интеллигенты, проживавшие в самой Литве и за ее пределами, однако основная борьба все же проходила на территории Литвы. Весной 1916 г. стремление к автономии сменила идея независимости, а позднее – ее требование.

Из-за изменений геополитической ситуации в Европе и приближения той или иной развязки Великой войны Германия летом 1917 г. начала беспокоиться о расширении своего политического влияния на оккупированных территориях – в том числе и в Литве. Было решено создать послушный себе совещательный политический орган с ограниченными полномочиями, получивший название Совет края (Krašto tarybа). Политические деятели Литвы (в первую очередь неформальный Политический отдел Литовского товарищества по оказанию материальной помощи пострадавшим от войны, действовавший в Вильнюсе под руководством А. Сметоны) решили использовать эту возможность во благо литовской государственности. По всей Литве были разосланы представители Комитета, которые приглашали в Вильнюс влиятельных, авторитетных, активных и политически грамотных литовцев: священников, земледельцев, интеллигентов, помещиков и т.д. Эти люди принадлежали к разным социальным слоям, обладали разным образованием и политическими взглядами. При данных обстоятельствах в начале лета – конце осени в столице Литвы Вильнюсе была созвана Литовская конференция (Lietuvių konferencija).

Участники проходившей 18-23 сентября 1917 г. Литовской конференции высказались за независимое демократическое государство, которое должно состоять из земель этнографической Литвы. Также на конференции было решено, что окончательную форму управления государством и отношения с соседними государствами будет устанавливать избранный всеми жителями демократический Учредительный Сейм (Steigiamasis Seimas). Для воплощения данной цели был избран Совет Литвы (Lietuvos Taryba), в состав которого вошли представители основных политических течений Литвы того времени (христианские демократы, представители Партии национального прогресса, социал-демократы и социалисты), а также беспартийные.

В начале декабря 1917 г. Совет Литвы начал переговоры с оккупационной немецкой властью о дальнейшем политическом будущем Литвы. 11 декабря 1917 г. Совет Литвы обнародовал согласованную с представителями немецкой власти Декларацию, которая объявляла о «восстановлении независимого Литовского государства со столицей в Вильнюсе» [3]. Это был исключительно важный юридический и политический шаг по освобождению Литвы из союза (унии) с Польшей и извлечения ее из суверенитета царской России. Также данный Акт предусматривал, что Литовское государство будет связано с Германией тесными узами – четырьмя конвенциями (таможенной, финансовой, военной и конвенцией сообщения). Однако Германия затягивала признание независимости Литовского государства в соответствии с Декларацией от 10 декабря, поэтому в Совете Литвы возникло недовольство и внутренние трения. Под нажимом правого крыла (социал-демократы и социалисты) Совет Литвы решил действовать более радикально.

16 февраля 1918 г. Совет Литвы под председательством Йонаса Басанавичюса (Jonas Basanavičius) единогласно принял и объявил Акт о независимости Литвы. Акт подписали все двадцать членов Совета Литвы. В нем утверждалось, что Совет Литвы как единственный представитель литовской нации, опираясь на право самоопределения наций и постановление Литовской конференции, прошедшей в Вильнюсе 18-23 сентября 1917 г., объявляет о восстановлении независимого демократического Литовского государства со столицей в Вильнюсе и прекращает его бывшие государственные связи с другими нациями.

Также Совет заявил, что окончательные основы Литовского государства и его отношения с другими государствами должен как можно скорее установить избранный демократическим путем Учредительный Сейм.

Объявление независимого государства было большой победой, поскольку придавало правовую основу будущему государству. Однако Литовское государство еще необходимо было создать, а процесс его создания проходил в сложной, переменчивой и неблагоприятной политической реальности. Совет Литвы должен был учитывать быстро изменяющуюся международную конъюнктуру и не отставать от проходящих процессов, лавировать между ними и искать самые эффективные пути создания государства. Весной и в начале лета 1918 г., когда течение Первой мировой войны достигло апогея, а Германия и далее не скрывала своих аннексионных планов по отношению к Литве, был испробован даже монархический сценарий восстановления литовской государственности.

11 июля 1918 г. Совет Литвы, стремившийся избежать возможного присоединения Литвы к кайзерской Германии, выбрал королем Литвы графа Вюртембергского и герцога Урахского, принца Вильгельма фон Ураха, а сам себя назвал Советом Литовского государства. Это был первый случай с конца XVIII в., когда снова было официально использовано определение «Литовское государство». Однако конституционной монархией Литва все же не стала. Поскольку кайзерская Германия потерпела полное поражение в Первой мировой войне, модель литовской конституционной монархии потеряла всякий смысл, и Совет Литовского государства вернулся к концепту демократической Республики.

Обзор источников

В Военном музее им. Витаутаса Великого хранятся фотографии, на которых увековечены литовские общественные и политические деятели той эпохи, в частности – Винцентас Лауцявичюс (Vincentas Laucevičius), участник Великого Вильнюсского Сейма 1905 г.[4] Там же хранится известная фотография, на которой запечатлены члены Совета Литвы, подписавшие Акт о независимости: Йонас Вилейшис (Jonas Vileišis), Юргис Шаулис (Jurgis Šaulys), Юстинас Стаугайтис (Justinas Staugaitis), Станисловас Нарутавичюс (Stanislovas Narutavičius), Йонас Басанавичюс (Jonas Basanavičius), Антанас Сметона (Antanas Smetona), Казимерас Шаулис (Kazimieras Šaulys), Стяпонас Кайрис (Steponas Kairys), Йонас Смильгявичюс (Jonas Smilgevičius), Казимерас Бизаускас (Kazimieras Bizauskas), Йонас Вайлокайтис (Jonas Vailokaitis), Донатас Малинаускас (Donatas Malinauskas), Владас Миронас (Vladas Mironas), Миколас Биржишка (Mykolas Biržiška), Альфонсас Пятрулис (Alfonsas Petrulis), Салямонас Банайтис (Saliamonas Banaitis), Пятрас Климас (Petras Klimas), Александрас Стульгинскис (Aleksandras Stulginskis), Йокубас Шярнас (Jokūbas Šernas), Пранас Довидайтис (Pranas Dovydaitis).[5] Также в собрании музея представлены фотографии с торжеств, проходивших в 1919 г. в Каунасе, на которых тоже запечатлены члены Совета Литовского государства.

 

Бои за независимость

11 ноября 1918 г. было заключено Компьенское перемирие – и Первая мировая война закончилась. Теперь судьба Литвы зависела от стремлений литовской нации и усилий ее политических деятелей, а также от смещения международных политических сил в мирных переговорах. В тех государствах, которые находились на территориях, принадлежавших Российской империи, и объявили о своей независимости (в том числе и в Литве), Антанта оставила немецкую армию, которая должна была защищать территорию от большевиков. Однако это защита не была надежной. Советская Россия готовила поход на Запад, а немцы, стремясь избежать контакта с Красной армией, отступали. Молодое Литовское государство, еще не создавшее свою армию, оказалось в незавидном положении. Ему пришлось воевать с большевиками, бермонтовцами и армией Польши.

Особенно сложная ситуация сложилась в Вильнюсе, где находилась резиденция Государственного совета Литвы и формирующееся правительство. Город администрировала оккупационная немецкая власть. В нем создавали боевые отряды советы рабочих, с которыми воевала подпольная военная польская организация (POW). К городу приближалась Красная Армия, а литовцы с поляками не могли договориться о будущем Литовского государства. Немцы начали уходить из города, а вскоре возникла угроза и молодому литовскому правительству. 2 января 1919 г. правительство Литвы временно перебралось в Каунас, оставив в Вильнюсе своего уполномоченного и небольшой военный отряд. Это временное переселение затянулось на 20 лет.

Государственному совету Литвы и правительству пришлось отражать агрессию большевиков. Была организована армия, укомплектованная из добровольцев и призывников. Создание литовской армии сдвинулось с мертвой точки только тогда, когда правительство М. Сляжявичюса (M. Sleževičius) в последние дни 1918 г. пообещало сразу же, не дожидаясь Учредительного Сейма, начать раздавать усадебные земли безземельным и малоземельным, в первую очередь – воинам-добровольцам[6].

В условиях войны литовское правительство создавало учреждения, которые должны были гарантировать слаженную работу государства: министерства, суды, почту, таможни. Основывались представительства Литвы за рубежом. Литовские дипломаты старались получить признание нового государства и обеспечить военную поддержку зарубежных стран в борьбе с внешними врагами. А они наступали с разных сторон: Красная армия, которая несла идею мировой революции; Польша и ее великодержавные претензии по отношению к Литве (19 апреля 1919 г. Юзеф Пилсудский под предлогом борьбы с Литбелом развернул военные действия и занял Вильнюс, а также повернул свою армию на земли, контролируемые литовским правительством). Начались военные столкновения Польши и Литвы.

Вильнюсский вопрос был причиной постоянных несогласий между двумя соседними государствами; он стал проблемой, которая не позволила объединить государства, образовавшиеся на восточном побережье Балтийского моря. В 1919 г. на Литву начала надвигаться еще одна опасность – бермонтовцы (поддерживаемые немцами белорусы, которые стремились восстановить Российскую империю и были против независимости стран Балтии). Бои с ними происходили в северной Литве (в конце 1919 г. бермонтовцы были изгнаны из Литвы)[7].

После поражения в Первой мировой войне немецкая армия была вынуждена уйти с оккупированных территорий. Вслед отступающим немцам шла Красная армия. С апреля 1919 г. Литовское государство платило деньги немецким солдатам, которые помогли остановить наступление большевиков. 30-31 декабря 1918 г. большевики заняли Швенчёнис и приблизились к Вильнюсу. 1 января 1919 г. немецкая армия оставила Вильнюс, а молодая литовская армия, которая находилась еще в стадии формирования, не была способна оказать серьезное сопротивление наступающим большевикам. 2 января 1919 г. литовское правительство было вынуждено перебраться из Вильнюса в Каунас, а в Вильнюсе остался только небольшой отряд литовских солдат-добровольцев[8]. 1 января 1919 г. добровольцы подняли трехцветный национальный флаг на башне замка Гедиминаса, а 5 января 1919 г. Вильнюс заняли большевики. Части большевистской армии получили задания занять Алитус, Каунас и приблизиться к границе Германии. Особенно важным для них было занять Каунасскую крепость. 8 февраля 1919 г. в деревне Таучюнай (Taučiūnai, в настоящее время – Кедайнский район) во время боя с большевиками погиб первый литовский солдат-доброволец Повилас Лукшис (Povilas Lukšys). 8 сентября 1938 г. в Каунасе, в саду Военного музея им. Витаутаса Великого, был открыт памятник П. Лукшису[9]. После боя при д. Таучюнай попытки большевиков окружить Каунас с севера были остановлены.

В феврале 1919 г. большевики подступали к городу Езнас, по направлению к Алитусу. После битвы за Алитус литовской армии пришлось отступить по направлению к городам Симнас (Simnas) и Пренай (Prienai). Командир полка офицер Антанас Юозапавичюс (Antanas Juozapavičius), подготовивший отступление, сам старался не оставлять находящееся в Алитусе оружие, однако был убит на мосту 13 февраля 1919 г. А. Юозапавичюс стал первым офицером литовской армии, погибшим на поле битвы (8 сентября 1938 г. в Каунасе, в саду Военного музея им. Витаутаса Великого, был открыт памятник А. Юозапавичюсу[10]).

14 февраля 1919 г. большевики были вытеснены из Алитуса. В середине 1919 г. фронт с большевиками растянулся по линии: Куршенай, Шяуляй, Байсёгала, Крекенава, Пагирис, Вепряй, Жасляй, Езнас, Варена, Стаклишкес (Kuršėnai, Šiauliai, Baisiogala, Krekenava, Pagirys, Vepriai, Žasliai, Jieznas, Varėna, Stakliškės). Тем временем большевики напали на север Литвы с территории Латвии, однако после нескольких неудачных сражений вынуждены были отступить из окрестностей Шяуляй. Некоторое время бездеятельная большевистская армия скиталась между Шяуляй и Паневежисом[11]. 15 марта 1919 г. литовская армия заняла участок железной дороги Дотнува-Куршенай (Dotnuva-Kuršėnai) и вытеснила большевиков из Шяуляй, Радвилишкиса (Radviliškis) и Шедувы (Šeduva). В начале апреля 1919 г. литовская армия начала наступление по направлению к Вильнюсу, пытаясь отвоевать столицу. В середине апреля литовская армия всем фронтом продвинулась на восток и приблизилась к Вильнюсу, однако польская армия первой вытеснила большевиков из Вильнюса и 19 апреля 1919 г. первой заняла столицу. Север Литвы продолжала контролировать большевистская армия. В 1919 г. литовская армия вытеснила большевиков с территории Литвы, а 30 августа 1919 г. достигла берегов Даугавы[12]. 15 января 1920 г. армии Латвии и Польши заняли Даугавпилс, в результате чего Литва лишилась фронта с большевиками[13]. 12 июля 1920 г. в Москве было подписан мирный договор с СССР.

Еще во время боев с большевиками на северную часть Литвы начали нападать бермонтовцы – составленная из русских военнопленных и немецких солдат якобы независимая армия, которой руководил Павел Бермонт Авалов. Появление этой армии инспирировали немецкие офицеры.

Немецкая армия, проигравшая Первую мировую войну, вынуждена была оставить земли Балтии, где с древних времен укрепились немецкие вельможи (на современных территориях Латвии и Эстонии). В их представлениях о государственности не было независимых государств Латвии и Эстонии. Государства Антанты приказали оставить захваченный край до 20 августа 1919 г. – в противном случае Германии грозила блокада. Бермонтовцы намеревались напасть на большевистскую Россию. Они выступали за восстановление неделимой России, в состав которой должны были войти Литва, Латвия и Эстония. В Литве первые бермонтовцы появились летом 1919 г. Пока литовская армия воевала с большевиками, с бермонтовцами сражались только немногочисленные подразделения литовских солдат, поэтому к концу 1919 г. бермонтовцы заняли всю северную Литву. 22 ноября 1919 г. литовская армия оттеснила бермонтовцев в сторону Радвилишкиса. Во время битвы было взято много трофеев: 30 самолетов, 15 пушек, 100 пулеметов, 14 минометов и большое количество различной амуниции. Сражения литовской армии и бермонтовцев пыталась прекратить миссия государств Антанты, которая старалась усадить обе стороны за стол переговоров. Однако переговоры не удались. Остатки бермонтовцев, промышлявшие разбоем, принялись пробираться по территории Литвы в Германию.

После объявления независимости Литва столкнулась с территориальными претензиями соседних государств. В Польше существовали замыслы о восстановлении польско-литовской унии и инкорпорировании Литвы в состав Польши. Также польская армия воевала с Красной армией, и 19 апреля 1919 г. польской армии под руководством Юзефа Пилсудского удалось вытеснить красноармейцев из Вильнюса и занять город. Однако на Вильнюс претендовало и литовское государство. Тем временем польская армия стала продвигаться вглубь Литвы. 4 июля 1919 г. поляки потребовали в течение 24 часов отдать им железнодорожный вокзал Вевиса и сам городок Вевис (Vievis). Государства Антанты попытались мирно урегулировать конфликт Литвы и Польши, что на некоторое время приостановило военные действия.

18 июня 1919 г. государства Антанты провели первую (временную) демаркационную линию. В проведении этой линии представители Литвы не принимали участия, поэтому Литва ее не признала, а Польша быстро перешла ее и заняла территории, находившиеся на стороне Литвы. Некоторое время борьба продолжалась с помощью дипломатических средств. 27 июля 1919 г. была установлена новая демаркационная линия, однако польские войска перешли и через нее. Правительство Польши отказалось признать Литовское государство со столицей Вильнюсом.

Переговоры между двумя государствами оказались бесплодными. 22-28 августа 1919 г. прошли ожесточенные бои возле города Сейны, однако литовская армия не смогла его занять. Продолжались постоянные военные столкновения между литовскими и польскими войсками[14]. Польша, стремившаяся присоединить к себе Литву, попыталась организовать литовский государственный переворот в Каунасе (конец августа – начало сентября 1919 г.), который должна была провести тайная военная польская организация Polska Organizacja Wojskowa (POW). Этот заговор раскрыли службы безопасности Литвы. Суд над его участниками проходил в Каунасе. В третьем десятилетии XX в. в Военном музее Каунаса была открыта экспозиция, на которой демонстрировались экспонаты, связанные с делом POW (оружие, документы, картина, на которой изображен судебный процесс над участниками переворота)[15].

Конфликт, возникший между Литвой и Польшей, и далее пытались урегулировать на международном уровне. 8 декабря 1919 г. была установлена так называемая линия Керзона, которая оставляла Вильнюс Литве. Представители государств Антанты потребовали, чтобы Польша остановила наступление и отвела войска. В апреле 1920 г. польская армия начала наступление против Красной армии, а 8 мая 1920 г. поляки заняли Киев. Вскоре инициативу перехватила Россия, и поляками пришлось отступать, их армия была оттеснена до самой территории Польши. Польский фронт распался, а литовская армия начала занимать оставленные ими территории и приближаться к Вильнюсу.

15 июля 1920 г. литовская армия, вступившая в Вильнюс, обнаружила там большевиков. На фотографиях зафиксирована встреча литовской армии и армии советской России в Лентварисе (Lentvaris)[16]. Советская армия переуступила Вильнюс Литве, однако покинула город только 26 августа 1920 г. Снова возобновились бои между литовской и польской армиями, поскольку преследовавшие побежденных большевиков поляки заняли часть территории Литвы. 28 августа 1920 г. Польша заняла Августов, а 31 августа – Сувалки и Сейны.

Во время боев продолжались попытки урегулировать конфликт путем переговоров. Переговоры проходили 15 сентября 1920 г. в Калварии и 29 сентября 1920 г. в Сувалках при посредничестве Комиссии военного контроля Лиги наций. Члены обеих делегаций, принимавших участие в переговорах, запечатлены на фотографиях, хранящихся в Военном музее им. Витаутаса Великого[17]. 7 октября 1920 г. было подписано Сувалкское соглашение, которое установило демаркационную линию в Сувалкском крае, оставив Вильнюс на стороне Литвы.

Договор еще не успел вступить в силу, а 9 октября 1920 г. объявленный «повстанцем» Люциан Желиговский (с ведома главы польского правительства Юзефа Пилсудского) занял Вильнюс и начал продвигаться вглубь территории Литвы. К середине ноября 1920 г. он занял Гедрайчяй (Giedraičiai), Дубингяй (Dubingiai) и другие места, а затем приблизился к Укмярге (Ukmergė). Литовская армия перешла в наступление и 19 ноября 1920 г. после ожесточенных боев заняла Ширвинтос (Širvintos), а 21 ноября – Гедрайчяй (Giedraičiai). Дальнейшее продвижение литовской армии остановила Лига наций, потребовавшая прекратить военные действия. 29 ноября 1920 г. она установила нейтральную зону, в середине которой проходила административная линия, разделявшая территорию Литвы и Польши до конца 1939 г.[18] Хотя литовская армия одержала победу, Вильнюсский край и Вильнюс, который воспринимался как столица Литвы, остался на стороне Польши. Вильнюсский край в начале польской оккупации назывался новым государством Срединная Литва, а в 1922 г. был окончательно включен в состав Польши.

Осенью 1920 г. боями с Польшей закончились бои Литвы за независимость, длившиеся почти два года. Потеря Вильнюса стала очень яркой идеологической нитью в истории независимой Литвы. Выпускались воззвания, собирались денежные займы на освобождение Вильнюса, подключилось искусство (издавались плакаты, открытки, почтовые марки, создавались картины и стихи), печать (от официоза до сатирических изданий, которые призывали литовцев не забывать о Вильнюсе). Организовывались общества, государственные праздники не обходились без лозунга «Без Вильнюса мы не успокоимся» («Mes be Vilniaus nenurimsime»).

Обзор источников

Ознакомиться с течением боев за независимость помогают материалы, хранящиеся в Военном музее им. Витаутаса Великого и в Центральном государственном архиве Литвы: письменные документы (воззвания, телеграммы), фотографии, плакаты, рисунки, картины, карты. В Военном музее им. Витаутаса Великого хранятся фотографии и стеклянные негативы, на которых запечатлено создание литовской армии, а также взаимоотношения армии, общества и государственных институций. Фотографии раскрывают трудности, которые пришлось вынести молодому государству во время укомплектования армии, обеспечения добровольцев самым необходимым, их подготовки к сражениям, а также для охраны их здоровья и жизни во время боев и после них.

Из этого обширного фотоархива следует упомянуть фотографии, на которых увековечена первая присяга литовской армии, проходившая 11 мая 1919 г. в Каунасе, на Ратушной площади. В церемонии присяги принимал участие президент Литовского государства Антанас Сметона, министры и иерархи католической церкви[19]. Кроме того, были сфотографированы военные учения[20]; солдаты в Военном госпитале в Каунасе[21]; торжества, посвященные II выпуску Военной школы и проходившие на площади Независимости возле Гарнизонного костела в Каунасе (16 декабря 1919 г.), в которых принимал участие президент Литвы и члены правительства[22]; торжества, посвященные III выпуску Военной школы, которые также посетил президент[23].

В музее хранятся донесения о положении на фронте, написанные с мест боевых действий и адресованные командующему литовской армией, и командующим полками[24], описаны военные действия броневика «Шарунас» («Šarūnas») [25]. Также в музее хранятся карты, которые использовались во время боев за независимость. На них от руки отмечены направления боев некоторых полков, записаны даты сражений[26], приложены сделанные в 1919 г. фотографии мест, где проходили бои за независимость.[27] На хранящихся в музее фотографиях запечатлены солдаты литовской армии – добровольцы[28]. Эти фотографии помогают создать представление о развитии военной формы, о сложностях молодого государства, связанных с обеспечением солдат. На фотографиях запечатлены и литовские солдаты на фронтовых позициях[29].

Кроме большого количества отдельных фотографий, иллюстрирующих бои за независимость, значимыми являются и их собрания. Собрание Fa-17699 составляют фотографии, на которых изображены: бои за независимость с большевиками в 1919 году (фрагменты боев, взрывы, дымовые завесы, подготовки артиллерийских батарей к бою); похороны генерала литовской армии Владаса Дионизаса Слабошявичюса (Vladas Dionizas Slaboševičius); отдых литовских солдат, обед на фронте, возвращение литовских солдат из польского плена в 1920 г.; медицинские пункты, куда доставляли раненых на фронте солдат; укрепления на фронте с поляками; взятые в плен бермонтовцы и красноармейцы; военные трофеи, захваченные во время боев с бермонтовцами и поляками; праздник Каунасской комендатуры в 1920 г.; торжества, посвященные II и III выпускам Военной школы в Каунасе; торжества в честь празднования 16 февраля 1920 г. в Каунасе и Алитусе.

Собрание Fa-16968 составляют фотографии, на которых: первый офицер литовской армии Антанас Юозапавичюс, место его гибели (мост в Алитусе); увековечивание его памяти и памяти других солдат, погибших в боях за независимость. Также в музее хранятся фотографии из экспозиций Военного музея, проводившихся в 3 и 4 десятилетиях XX в. Целью экспозиций было проиллюстрировать бои молодого Литовского государства за независимость и увековечить память павших в боях солдат-добровольцев[30]. На фотографиях из экспозиций изображено оружие[31] и картины боев.

Хранящиеся в этом музее карты Литвы раскрывают изменения территории Литвы (т.е. потерю Вильнюса и включение Клайпедского края в администрацию Литвы). На изданных в Литве картах Вильнюсский край отмечался как часть Литвы, хотя в то время его администрировала Польша. Это и карта почтовых дорог Литвы, Каунас (1922 г.)[32], и карта торгово-промышленного банка Литвы (3 дес. XX в.) [33].

На хранящихся в музее фотографиях запечатлены и красноармейцы[34] во время различных военных операций[35], а также их штаб, где планировались бои, и висящие на стенах штаба карты[36]. На фотографиях видно разнообразие военной формы и одежды красноармейцев, а также их вооружения[37]. Видны и красноармейские декорации в честь 1 мая 1919 г., с лозунгами о революции и большевистской символикой (красная звезда, серп и молот)[38]. Также запечатлены солдаты Красной армии, взятые в плен литовскими солдатами[39]; литовская армия в боях с большевиками; литовские солдаты с опекаемыми ими детьми в штабе[40]; в штабе возле коммутатора[41]; офицеры литовской армии, отправляющиеся на фронт[42]. Есть и фотографии сооружений, увековечивающих память солдат, погибших в боях с большевиками (памятников, надгробий)[43]. В центральном государственном архиве Литвы также хранятся фотографии, на которых зафиксирован город Шяуляй во время большевистской оккупации[44]: демонстрация большевиков, толпа людей с флагами и транспарантами[45], парад красноармейцев[46], штаб большевиков (в нем группа офицеров, планирующих военные действия, на стенах – карты) [47].

Кроме того, на хранящихся в музее фотографиях запечатлены солдаты-бермонтовцы[48], хорошо обмундированные офицеры и очень скудно одетые рядовые солдаты, зафиксирована их разная одежда и разная военная форма. На некоторых фотографиях бермонтовцы увековечены на занятых территориях, где они присматривают за рабочими и реквизированными животными[49]. Кое-где видны разрушенные бермонтовцами здания и разгромленные помещения[50]. Есть фотографии, на которых запечатлены пойманные в Литве бермонтовцы, промышлявшие грабежом, с самодельным оружием в руках. На других фотографиях – сооружения, увековечивающие память солдат, погибших в боях с большевиками (памятники, надгробия)[51]. Фотографии задержанных бермонтовцев хранятся в Военном музее им. Витаутаса Великого[52]. На них в основном зафиксирован отход бермонтовцев с территории Литвы[53].

Также в музее хранится составленная генералом К. Ладигой (K. Ladigа) схема, изображающая военные действия литовской армии против бермонтовцев 21 ноября – 16 декабря 1919 г.[54], и донесения, где описывается поход литовской армии в Вильнюс, во время которого произошло столкновение с польскими солдатами, а позднее было объявлено перемирие[55]. Из других документов, хранящихся в музее, следует упомянуть дневник действий II пехотной дивизии литовской армии[56], дневник военных операций III пехотной дивизии в связи с Сейнами (операция «Сувалки») [57].

В альбоме 1919 г. «Виды возрождения Литвы» («Vaizdai iš Lietuvos atgimimo») (VDKM, FA-17699) находятся фотографии, сделанные во время общественной демонстрации на аллее Лайсвес в Каунасе. На фотографиях увековечена и проходившая 17 августа 1919 г. манифестация в защиту столицы Литвы Вильнюса[58]. На ней – толпы людей, флаги организаций, плакаты, на некоторых – надписи на языке идиш, на плакатах – лозунги «Да здравствует независимая Литва! Прочь, оккупанты!» [59]. Кроме того – фотографии литовской армии в Вильнюсе (26 августа 1920 – строй литовской армии возле Кафедрального собора в Вильнюсе) [60].

На хранящихся в музее фотографиях запечатлены столкновения литовской и польской армии, польские уланы, действовавшие на территории Литвы[61], разведчики-уланы польской армии[62], польские солдаты[63], добровольцы литовской армии, их полки и эскадроны, воевавшие с поляками[64]. Зафиксированы успешные операции литовской армии и литовских партизан против польской армии[65]; момент нападения литовских партизан[66]; встречи польской армии и представителей власти с общественностью в Сейнай[67].

Здесь же представлен 4-й пехотный полк литовской армии им. короля Литвы Миндаугаса перед вступлением в Вильнюс в 1920 г. [68] и солдаты литовской армии, вернувшиеся из польского плена. На фотографиях видно, как плохо одеты бывшие военнопленные (они в одних рубашках, в оборванной одежде, вместо обуви на ногах – обмотки, некоторые из них и вовсе босые) [69].

На стенах музея висят картины, изображающие бои и переговоры с поляками (чаще всего это перерисованные фотографии), среди них – аллегория «Захваченная Вильния» («Užgrobta Vilnija»)[70]. Кроме того, в музее хранятся телеграммы, свидетельствующие о перипетиях боев с поляками, проходивших с переменным успехом (переписка воинских частей по поводу координирования военных действий и разведывательная информация).

На сохранившихся в Центральном государственном архиве Литвы фотографиях представлена оккупационная армия (держащий трубку немецкий солдат в окопах[71], немецкие солдаты на фоне разрушенного города Шяуляй[72]), а также красноармейцы и бермонтовцы, города Литвы перед Первой мировой войной[73] и во время войны[74]. Затем идут первые послевоенные годы, ущерб, нанесенный войной городам[75] и деревням (разрушенные здания, искалеченные костелы, усадьбы и дома городских жителей, разоренные парки и т.п.), скудная жизнь первых послевоенных лет – рынок в разрушенном городе[76].

Больше всего фотографий находится в альбоме (LCVA, A14). Немало информации можно найти в фонде министерства иностранных дел (LCVA, ф. 383) и в фонде кабинета министров (LCVA, ф. 923). Это донесения с фронта, характеристика боевых позиций, сообщения о настроениях местных жителей и т.п. Все они представляют собой информацию, которая должна была укреплять и аргументировать позицию литовского государства во время международных переговоров и конференций.

 

(Государственный) Совет Литвы

Совет Литвы действовал как субъект международной политики. Жители Литвы доверились ему и обращались по самым разным вопросам, однако первоначально у Совета не было реальной государственной власти. Совет Литвы, подписавший 16 февраля 1918 г. Акт о независимости и от имени нации объявивший о восстановлении независимости Литвы, объявлял себя единственным представительством литовской нации. Хотя Совет Литвы не был избран на основании демократических выборов, у него было право выполнять первичную работу по восстановлению государства. Из-за особых условий того времени (войны и немецкой оккупации) у литовских политических деятелей не было возможности организовать всеобщие демократические выборы для создания представительства нации[77].

На основании Конституций Литовского государства от 1918 и 1919 г. Совет совместно с кабинетом министров обладал инициативным правом издания законов. Государственный совет Литвы готовил, принимал и объявлял законы, предъявлял запросы министрам, организовывал местные самоуправления, заботился о возвращении ссыльных и беженцев из России, а также поддерживал связи с организациями литовских эмигрантов и организовывал литовские конференции в Берне и Стокгольме. Комиссии, действовавшие при Государственном совете Литвы, занимались рассмотрением жалоб, их пересылкой, подготовкой законопроектов. При Государственном совете Литвы действовали комиссии по просвещению, финансам, правовым вопросам и другие. Президиум Совета составляли президент и два вице-президента. Председателем Президиума был избран Антанас Сметона. Он работал председателем Президиума до 4 апреля 1919 г., после него этот пост в 1919-1920 гг. занял Стасис Шилингас (Stasys Šilingas). Деятельность Государственного совета регламентировали положения Временной конституции Литвы (Lietuvos Laikinosios Konstitucijos) от 1918 и 1919 гг. и статут Государственного совета Литвы. Согласно «Основным положениям Временной Конституции Литовского государства» от 2 ноября 1918 г. Государственный совет Литвы являлся высшей исполнительной и законодательной институцией. Исполнительная власть принадлежала Президиуму Государственного совета Литвы и проводилась через кабинет министров, ответственный перед Государственным советом Литвы.

Официальное издание, в котором публиковались правовые акты, названное «Новости Временного правительства», появилось только 29 декабря 1918 г., поэтому первые законы и изданные Временным правительством и министерствами акты о принятии законов публиковались в Вильнюсе, в газете «Lietuvos aidas»[78] («Эхо Литвы»), издававшейся с ведома Государственного совета. Со 2 января 1919 г. Государственный совет Литвы работал в Каунасе. Его полномочия прекратились 15 мая 1920 г., когда начавший заседания Учредительный Сейм перенял полномочия Совета. Бывший председатель Государственного совета Стасис Шилингас сообщил президенту государства: «15-го числа настоящего месяца, после того, как был созван Учредительный Сейм и господин президент открыл его заседание, Государственный совет Литвы считает свою работу завершенной» [79].

Обзор источников

Значимые документы, позволяющие ознакомиться с деятельностью Государственного совета Литвы, хранятся в Центральном государственном архиве Литвы в фонде Государственного совета (LCVA, ф. 1014). В этом фонде хранятся документы, раскрывающие переписку Государственного совета Литвы с учреждениями немецкой власти по поводу положения в Литве[80], документы и переписка с немецким военным руководством по поводу объявления независимости Литвы[81], обращение российской Лиги наций (Rusijos tautų lygos) к президенту США В. Вильсону[82], декларация литовской делегации на конференции Лиги наций в Лозанне[83], список членов комиссии по просвещению при Государственном совете Литвы и протоколы заседаний[84], сведения о положении в области просвещения[85], документы из переписки с Юридической комиссией[86], протоколы заседаний Литовской конференции в Вильнюсе[87], отрывки из постановлений Литовской конференции в Берне[88] и резолюция Литовской конференции в Стокгольме[89], протоколы заседаний Совета Литвы[90], список членов Совета Литвы[91], доверенности, удостоверения и статут Совета Литвы[92].

Также представлен Акт Национального совета Малой Литвы о присоединении Малой Литвы к Большой Литве[93], переписка с папой Бенедиктом XV и различными учреждениями по поводу назначения вильнюсского епископа[94], переписка о государственных кредитах, о положении края и по поводу возвращения пленных. Документы написаны на немецком, литовском и русском языках.

В собраниях Военного музея имени Витаутаса Великого имеются фотографии Государственного совета Литвы, на одной из них запечатлены члены Совета, перебравшегося в 1919 г. в Каунас: Й. Кавалюнас (J. Kavaliūnas), Салямонас Банайтис (Saliamonas Banaitis), Пранас Довидайтис (Pranas Dovydaitis), А. Якимавичюс (A. Jakimavičius), Людас Норейка (Liudas Noreika), Казимерас Бизаускас (Kazimieras Bizauskas), Й. Брокас (J. Brokas), Витаутас Пятрулис (Vytautas Petrulis), М. Иванаускас (M. Ivanauskas), ксендз Владас Миронас (Vladas Mironas), Казимерас Шаулис (Kazimieras Šauly)s, Й. Ластаускас (J. Lastauskas), ксендз Альфонсас Пятрулис (Alfonsas Petrulis), Стасис Шилингас (Stasys Šilingas), Юстинас Стаугайтис (Justinas Staugaitis), Йокубас Шярнас (Jokūbas Šernas), др. Юргис Алякна (Jurgis Alekna) и Донатас Малинаускас (Donatas Malinauskas).[95]

 

Развитие конституций

За годы существования независимого Литовского государства (1918-1940) Конституция несколько раз изменялась. Чаще всего инициатором ее изменения был президент Литовской Республики. Актом, имеющим самое важное конституционное значение для воссозданного во 2 десятилетии XX в. Литовского государства, стал принятый Советом Литвы 16 февраля 1918 г. Акт о независимости. Именно он стал основой литовского конституционализма[96]. 2 ноября 1918 г. Государственный совет Литвы принял первый конституционный акт восстановленной независимой Литвы – Основные Законы Временной Конституции Литовского государства (Lietuvos Valstybės Laikinosios Konstitucijos Pamatiniai Dėsniai).

В данных Основных Законах государственная власть создавалась на основе принципов парламентаризма[97]. Основной государственной институцией (своего рода парламентом) считался Государственный совет, который был объявлен единственным законодательным органом. Руководящим органом данной институции стал Президиум Государственного совета, который в Конституции был назван коллегиальным руководителем государства, временно исполняющим «верховные функции правительства». Президиум от имени Государственного совета объявляет принятые им законы, приглашает премьер-министра, поручает ему создать кабинет министров, утверждает его состав и т.п. В Основных Законах было указано, что каждый акт Президиума (состоящего из президента и двух вице-президентов) обязаны подписать все три его члена и должен контрассигнировать представитель кабинета министров[98]. 4 апреля 1919 г. Государственный совет Литвы принял новую редакцию Основных Законов Временной Конституции Литовской Республики. Государственный совет и далее оставался принципиальным издателем законов, однако коллегиальный Президиум Государственного совета был заменен единоличным президентом государства, избранным Советом. Ему была поручена исполнительная власть, которую он исполнял через кабинет министров, а тот, в свою очередь, отвечал перед Государственным советом[99]. Принято думать, что действие Основных Законов прекратилось после созыва Учредительного Сейма – «демократического хозяина государства» [100].

15 мая 1920 г. после созыва Учредительного Сейма президент государства А. Сметона в своей речи подчеркнул, что: «Задача Временного правительства выполнена. Государственный совет, Президент государства, кабинет министров, Государственный контроль, Верховный Главнокомандующий привели Литву к Учредительному Сейму. Сегодня все они устраняются и отдают данному верховному собранию все управление краем[101]». Учредительный Сейм уполномочил Президента государства, кабинет министров, Государственный контроль и Верховного Главнокомандующего, пока Сейм примет решение, кто должен будет взять на себя их обязанности. Государственный совет, основная институция и принципиальный издатель законов, выполнил свое задание, поэтому его де-юре и де-факто сразу же заменил Учредительный Сейм, опиравшийся на Основные Законы Временной Конституции[102]. В конце 1919 г. специальная комиссия начала готовить проект основного закона государства – Конституции. После созыва Учредительного Сейма эту работу взяла на себя Конституционная комиссия; ей помогала Комиссия общего права[103]. 2 июня 1920 г. Учредительный Сейм как учредительный субъект власти принял краткую Временную Конституцию Литовской Республики, которую президент государства подписал 10 июня 1920 г. [104]. Эта Конституция была обнародована 12 июня 1920 г. в «Новостях Временного правительства» («Laikinosios Vyriausybės Žinios»). Конституция утвердила в Литве парламентскую республику, в которой доминировал парламент. В постоянной Конституции были развернуты основы демократического строя, декларировавшиеся во временных Конституциях 1919 и 1920 гг. Согласно данной Конституции первенство по отношению к другим институциям верховной государственной власти применялось к Сейму (т.е. к избранным представителям народа). Суверенная власть принадлежала народу, высшей институцией управления был Сейм, а исполнительная власть принадлежала кабинету министров и избираемому Сеймом президенту. Эта Конституция утвердила основные права и свободы граждан, свободу деятельности политических партий и общественных организаций, политический плюрализм[105].

17 декабря 1926 г. результаты переворота были формально узаконены, однако конституционность была нарушена роспуском Сейма, а также тем, что не были объявлены новые выборы. В связи с углубляющимся конституционным кризисом президенту А. Сметоне и премьер-министру А. Вольдемарасу (A. Voldemaras) пришлось искать способ изменения Конституции, поскольку в принятой Сеймом Конституции был установлен сложный порядок ее изменения в Сейме. А Сейма не было. В связи с этим 15 мая 1928 г. А. Сметона подписал и обнародовал новую Конституцию. Данная реформа Конституции укрепила возможности президента за счет Сейма; власть была сконцентрирована в руках президента, который избирался представителями народа. Так были внедрены начала авторитаризма, хотя одновременно предпринимались попытки сохранить видимость наиболее важных демократических институций, в первую очередь – парламентаризма. Опираясь на Конституцию 1928 г., Литовское государство из парламентской демократии стало президентской демократией[106].

Кабинет министров создал из известных специалистов Комиссию Государственного совета, которая должна была подготовить проект новой Конституции. Комиссия приняла решение руководствоваться в то время еще новой Конституцией Польской Республики от 1935 г., подчеркивавшей роль государства в обществе. Данная Конституция опиралась на твердую власть одного лица – президента, но вместе с тем сохранила свойственную для демократии институцию – парламент, хотя в реальности его роль была невелика.

В 1936 г. в Литве снова был созван Сейм, который, в сущности, являлся только совещательным органом для президента. Этот Сейм 11 февраля 1938 г. принял новую Конституцию. В ней Литва объявлялась независимым суверенным государством (слово «демократия» при этом не упоминалось). Общественную жизнь данная Конституция старалась подчинить государству; в ней широко обсуждались все области жизни государства, отношения граждан и общества. Конституция возвышала роль государства, которое считалось самым совершенным выражением свободы нации. Его роль связывалась с историческим прошлым Литвы[107]. Данная Конституция еще больше укрепила власть президента Литовской Республики. В 1938 г. в Конституции был узаконен уже существовавший принцип верховной власти президента как народного вождя. Президент стал абсолютной, практически неограниченной властью. Он стал основным и по сути дела единственным законодателем, который мог в любое время распустить Сейм.

15 июня 1940 г. Литву оккупировал Советский Союз. Были приняты усилия по инкорпорированию Литвы в состав СССР. Это задание выполнил так называемый Народный Сейм, прикрывшийся мнимой волей народа и избранный недемократическим путем. 3 августа 1940 г. он формально узаконил инкорпорирование Литвы в состав Советского Союза. 25 августа 1940 г. была принята Конституция Литовской Советской Социалистической Республики, подготовленная на основе принципов Конституции СССР. Она полностью меняла государственный строй. Данная Конституция завершила процесс аннексии Литвы и оформила его результаты[108].

Обзор источников

Документы, хранящиеся в Центральном государственном архиве Литвы, в фонде кабинета министров Литовской Республики (ф. 923), раскрывают развитие конституционного строя Литовского государства. Это различные проекты Конституций, испещренные пометками и раскрывающие долгий и сложный процесс принятия Конституций; дискуссии по поводу различных статей Конституций; протоколы Комиссии по подготовке проекта Конституции, заседавшей до созыва Учредительного Сейма в 1920 г.[109]; проект Конституции Литовского государства 1922 г.[110]; проекты Конституций Литовского государства 1922 и 1938 гг., изменения Конституции 1938 г. [111].

В одном из документов сохранилась иллюстрация (рисунок), изображающая, что такое, по мнению автора, Литва, народ, гражданин[112], а также представлены попытки описать гражданство и литуанизм (эти примечания написаны в 1936-1937 гг.). В деле №1082 хранится вариант изменения статьи 112 (о ратификации международных договоров) Конституции Литвы 1939 г. Проекты конституций раскрывают строй Литовского государства и принципы разделения власти; опираясь на них, можно судить о развитии отношений общества и государства.

В фонде министерства иностранных дел (ф. 383) хранится проект Конституции Литовской Республики, обсуждавшийся Учредительным Сеймом[113].

В фонде Президиума Верховного Совета Литовской ССР (LCVA, ф. R-758) хранятся документы, в которых зафиксирован конец независимой Литовской Республики – принятая 25 августа 1940 г. Конституция Литовской Советской Социалистической Республики, подготовленная на основании принципов Конституции СССР. Текст этой Конституции написан на литовском и русском языках. На титульном листе отпечатан герб ЛССР, однако оба текста подписаны и подтверждены рельефной президентской печатью времени независимости Литвы. На печати имеется надпись «Президент Литовской Республики», в центре находится знак Литовского государства – Витис (Vytis)[114]. 27 августа 1940 г. были утверждены знак (герб) и флаг Литовской ССР[115], уничтожившие символы государственности Литовской Республики – герб и трехцветный флаг.

В альбоме «Виды литовского возрождения» («Vaizdai iš Lietuvos atgimimo») (VDKM, Fa-17699) из Военного музея им. Витаутаса Великого хранится фотография герба Литовского государства – Витиса, относящаяся к 1919 г.[116]. В текстах Конституций Литвы 4 десятилетия XX в. охарактеризованы герб и флаг Литовского государства, а сам проект закона о гербе и флаге был подготовлен только в 1939 г.

 

Сейм

О Литве как о парламентском государстве говорилось еще до объявления независимости Литвы. 3 июля 1917 г. на съезде литовцев России в Петрограде была принята резолюция, которая объявляла, что способ правления в независимой Литве и ее внутренний порядок должно будет установить Учредительное собрание Литвы, избранное всеобщим, равным и тайным голосованием[117]. 21 сентября 1917 г. на Литовской конференции в Вильнюсе было решено, что окончательный фундамент независимого Литовского государства положит «Учредительный Литовский Сейм в Вильнюсе» («Steigiamasis Lietuvių Seimas Vilniuje»)[118].

О необходимости созыва Учредительного Сейма было повторно упомянуто в Акте о декларации независимости Литвы от 16 февраля 1918 г. Учредительные парламенты созывались во всех возникших после Первой мировой войны государствах. В Польше Учредительный Сейм собрался в феврале 1919 г., в Эстонии – в апреле 1919 г., в Латвии – 1 мая 1920 г. В Литве Учредительный Сейм собрался 15 мая 1920 г. Собрание Учредительного Сейма Литвы задерживали внешние факторы – бои с Красной армией и бермонтовцами. Положение Литвы усложняла и оккупированная Польшей восточная Литва со столицей Вильнюсом. До июля 1919 г. суверенитет Литвы ограничивала немецкая администрация, которая управляла транспортом (железными дорогами) и связью (почтой и телеграфом)[119].

В период 1918-1940 гг. в Литве было созвано пять Сеймов. Три из них проработали не всю каденцию – они были распущены актом президента республики. Только два Сейма – Учредительный Сейм и II Сейм проработали всю каденцию. Парламентский период в Литве того времени длился чуть более шести с половиной лет (с 15 мая 1920 г. до 12 апреля 1927 г.). Обилие политических партий, низкий уровень политической культуры и неумение договариваться компрометировали саму идею демократии. Равновесие сил власти было нарушено 17 декабря 1926 г. по причине государственного переворота, а окончательно потеряно 12 апреля 1927 г., когда без объявления выборов нового Сейма был распущен III Сейм. Это был год крушения демократии и начала президентского режима. Литвой стали управлять президентские декреты. Хотя в 4 десятилетии XX в. и был созван IV Сейм (1936-1940), однако он был скорее видимостью демократии, чем реальным демократическим парламентом. Основные рычаги власти так и остались в руках президента республики.

В своей работе Сейм руководствовался статутами Сейма. Было принято три статута: статут Учредительного Сейма 1921 г., статут Сейма 1924 г. и статут Сейма 1936 г. Члены Сейма обладали правом создания законопроектов (не менее восьми парламентариев могли предлагать законопроект), правом предъявить интерпелляцию кабинету министров, а также каждый из них – правом запроса.

У представителей Учредительного Сейма был правовой иммунитет. Без согласия Сейма они не могли быть задержаны, обысканы, нельзя было проверять их корреспонденцию и т.п. В Конституции 1922 г. указано, что каденция Сейма длится три года, а в Конституции 1928 г. утверждается, что каденция Сейма – пять лет. Такая продолжительность каденции Сейма была указана и в Конституции 1938 г.

Все Сеймы заседали во временной столице Литвы Каунасе. Открытие Учредительного Сейма прошло 15 мая 1920 г. в Каунасе, в Городском театре (сейчас – Каунасский государственный музыкальный театр). Другие заседания проходили во дворце Сейма (сейчас – Каунасская университетская гимназия имени Майрониса). Там же заседали I, II и III Сеймы. Также во дворце Сейма был прочитан акт о роспуске Сейма от 12 апреля 1927 г. IV Сейм заседал во Дворце юстиции, где разместилось министерство юстиции и Верховный трибунал (сейчас – Каунасская государственная филармония).

В период парламентаризма формировались соответствующие традиции. Президент приглашал избранных членов Сейма собраться на первое заседание. Перед первым заседанием Сейма его будущих членов, а также представителей правительства, дипломатический корпус и общественность приглашали принять участие в богослужении. Первым заседанием руководил самый старший по возрасту парламентарий, а самый младший становился секретарем заседания (этой традиции не придерживался только IV Сейм). Во время первого заседания Сейма избранные парламентарии произносили слова присяги или клятвы, после которых они становились полноправными членами Сейма (похоже, этого обязательства избежали только члены Учредительного Сейма).

 

Учредительный Сейм (1920-1922)

Опираясь на предложение кабинета министров, президент Литовского государства актом от 12 января 1920 г. объявил дату выборов в Учредительный Сейм[120]. Выборы прошли 14,15 и 16 апреля 1920 г. Президент государства А. Сметона, руководствуясь Основными Законами Временной Конституции Литовского Государства, объявил, что Учредительный Сейм Литвы соберется «[...] 15 мая 1920 г. в 6 часов вечера в Каунасе, в здании Городского театра» [121].

Во время выборов в Учредительный Сейм соперничали все политические партии (за исключением бойкотировавшей выборы Коммунистической партии), а также организации национальных меньшинств, объединения и различные группы (всего был составлен 31 список кандидатов)[122]. Сложности для предвыборной агитации создавало действовавшее в Литве с начала 1919 г. военное положение. Впрочем, когда до выборов в Сейм оставалось полтора месяца, военное положение на территории Литвы было прекращено (за исключением 30-километровой приграничной зоны). Позднее было объявлено, что и в ней: «[...] без проблем должны быть дозволены предвыборные собрания Учредительного Сейма и гражданам не может быть запрещено передвижение по краю ранее 11 часов вечера без приказа Верховного Главнокомандующего»[123].

Выборы проходили в шести округах, которые администрировала власть Литвы. Поскольку Вильния была оккупирована поляками, а статус Клайпедского края еще не был ясен (его администрировала Франция), там выборы не проходили.

В Учредительный Сейм было избрано 112 представителей. Выборы выиграл блок христианских демократов Литвы, который составили три партии: Партия христианских демократов Литвы (Lietuvos krikščionių demokratų partija), Литовская федерация труда (Lietuvos darbo federacija) и Союз земледельцев Литвы (Lietuvos ūkininkų sąjunga). Этот блок получил в Сейме 59 мест (52,7 проц. всех голосов). Второе место досталось блоку Крестьян-народников (Valstiečių liaudininkų). Он состоял из Партии демократических социалистов-народников Литвы (Lietuvos socialistų liaudininkų demokratų partija) и Союза крестьян Литвы (Lietuvos valstiečių sąjunga), который получил 29 мест (25,9 проц.). На третьем месте оказалась получившая 14 мест партия социал-демократов Литвы. Оставшиеся места разделили между собой национальные меньшинства: еврейское демократическое объединение получило 6 мест, польский центральный избирательный комитет – 3 и комитет литовских немцев – 1 место[124]. В Учредительный Сейм было избрано пять женщин, однако во время всей каденции в Сейме работало восемь женщин.

Среди 112 избранных в Учредительный Сейм представителей было 15 земледельцев, 7 рабочих, 4 ремесленника, 10 ксендзов, 1 раввин, 13 педагогов (больше всего учителей), 11 юристов, 11 врачей и аптекарей, 7 военных, 15 чиновников и служащих, 3 писателя, 3 инженера, 3 агронома и 9 представителей других профессий (общественники, органист, кооператор и др.)[125]. В Учредительном Сейме были представлены все социальные слои Литвы. Образование членов Сейма было намного лучше, чем у средних жителей Литвы, однако лица, имевшие дипломы о высшем образовании, составляли в Сейме меньшинство[126]. Уровень смены членов Учредительного Сейма был достаточно высоким.

18 мая 1920 г. был принят Статут Учредительного Сейма, который регламентировал его работу. Основанием для него стал подкорректированный и дополненный статут Государственного совета Литвы, который регламентировал работу Учредительного Сейма. В Президиум Учредительного Сейма вошли: председатель Учредительного Сейма, которым был избран Александрас Стульгинскис (Aleksandras Stulginskis), два вице-председателя, два секретаря, обладающие решающим голосом, и два секретаря, обладающие совещательным голосом.

Члены Учредительного Сейма объединились во фракции, которые могли составлять группы как минимум из трех парламентариев. В Сейме действовал составленный из различных фракций блок христианских демократов и блок крестьян-народников. Отдельно действовала фракция партии социал-демократов Литвы, еврейская фракция и фракция поляков. Представитель немецкого комитета Литвы не мог составить фракцию; кроме того, два члена Сейма вообще не принадлежали к какой-либо фракции.

В начале работы Сейма было решено создать из представителей всех фракций Сход старост (Seniūnų sueigа), который должен был помочь Президиуму Сейма организовать работу. Кроме того, важную роль в организации работы Учредительного Сейма выполняли постоянные и временные комиссии. Их задачей было подготовить или рассмотреть предлагаемые для пленарных заседаний законопроекты. Во время каденции Учредительного Сейма действовало двенадцать постоянных комиссий. Они занимались вопросами Конституции, обороны, земельной реформы, финансов, просвещения, социальной защиты, иностранных дел, самоуправлений, торговли, промышленности, хозяйства и другими вопросами. Кроме постоянных комиссий, создавались и временные комиссии для расследования различных происшествий.

Учредительный Сейм был первым парламентом Литвы, избранным демократическим, равным и тайным голосованием. Когда он начал работу, президент государства А. Сметона подчеркнул, что у Литвы уже были важнейшие признаки государственности: свое земельное пространство, армия, аппарат власти, финансы и налаженные торговые связи с зарубежными странами[127].

Учредительный Сейм, взявший на себя управление краем, столкнулся с серьезными сложностями: часть территории Литвы со столицей Вильнюсом оккупирована, неясен статус Клайпедского края, Литовское государство еще не признали государства Антанты, нет договоренности о границах с соседними государствами. В 1920 г. проходили бои с польской армией. 22 октября 1920 г. Учредительный Сейм постановил временно не созывать пленарные заседания, а своих членов отправить на фронт, в центральные и местные учреждения власти, и там организовать защиту края. В боях с поляками за независимость Литвы погиб член Учредительного Сейма, офицер Антанас Матулайтис (Antanas Matulaitis). Несколько членов Сейма были делегированы в Лондон, Париж и Рим, где они стремились помочь нейтрализовать антилитовскую пропаганду Польши и ускорить международное признание Литвы[128].

Сейм возобновил пленарные заседания только 17 января 1921 г. Пока они не проводились, действовал избранный Сеймом Малый Сейм, который составляли председатель Сейма А. Стульгинскис и шесть членов: М. Крупавичюс (M. Krupavičius), А. Туменас (A. Tumėnas), М. Сляжявичюс (M. Sleževičius), В. Лашас (V. Lašas), К. Вянцлаускис (K. Venclauskis), Н. Фридманас (N. Fridmanas). Данной институции были поручены основные функции Учредительного Сейма: издавать законы, утверждать кредиты, следить за выполнением законов[129]. Малый Сейм собрался на 43 заседания. До осени 1922 г. Учредительный Сейм организовал 257 пленарных заседаний (не считая 43 заседаний Малого Сейма), во время которых было принято около 300 правовых актов: законов, дополнений к ним и изменений.

Законы, принятые Учредительным Сеймом, оказали большое влияние на дальнейшее развитие Литовского государства. 15 мая 1920 г. Учредительный Сейм единогласно принял прокламационный документ о независимости Литовского государства. Он, как и Акт от 16 февраля 1918 г., еще раз объявил, что Литва является независимым государством. 1 августа 1922 г. Учредительный Сейм принял Конституцию Литовской Республики – основной закон страны. В нем впервые в истории Литовского государства было указано, что Литовское государство является независимой демократической Республикой, верховная власть в которой принадлежит народу. 15 февраля 1922 г. Сейм принял основной Закон о земельной реформе, 9 августа 1922 г. – Закон о денежной единице, который объявлял, что денежной единицей Литвы является обеспеченный золотом лит, состоящий из 100 центов. Для обеспечения финансовой стабильности 11 августа 1922 г. Учредительный Сейм принял Закон о банке Литвы.

Государственный совет Литвы и Учредительный Сейм завершили этап национального возрождения. Учредительный Сейм принял постоянную Конституцию государства, а также законы о земельной реформе. Он обсуждал и принимал законы, регулирующие различные области жизни государства (напр., ввел в Литве метрическую систему мер, измерений и весов, а также среднеевропейское время).

Учредительный Сейм проводил контроль учреждений исполнительной власти всех уровней. В этот период укрепилось международное положение Литвы. За два с половиной года Литву де-юре признали шестнадцать государств[130]. Учредительный Сейм утвердил принципы западной демократии и парламентского государства; свободу слова, вероисповедания и совести; равенство полов и национальностей перед законом; неприкосновенность личности и свободу ее частной совести и слова.

Обзор источников

В Военном музее им. Витаутаса Великого хранятся воззвания к членам Союза стрелков[131], приказы к армии: «Военные избирают в Учредительный Сейм», в которых представлен порядок выборов, правила для военных в предвыборный период[132]; на фотографии, находящейся на доске объявлений, видны плакаты о выборах в Учредительный Сейм[133]. В музее хранятся фотографии, на которых зафиксированы: прощание подполковника К. Жукаса (K. Žukas) с I батальоном резерва перед отбытием в Учредительный Сейм[134]; общественность, приветствующая собравшийся Учредительный Сейм в Каунасе (на фоне видны транспаранты с приветствиями собравшемуся Сейму) [135], торжественная посадка молодых дубков во время открытия Учредительного Сейма (на фотографии – члены Сейма, представители правительства, президент А. Сметона) [136], заседание Учредительного Сейма в Каунасском городском театре[137].

На одной из фотографий запечатлен член Учредительного Сейма, журналист Юозас Пронскус (Juozas Pronskus) с литовскими солдатами, вернувшимися из польского плена, где они содержались в очень тяжелых условиях[138]. В сохранившемся сборнике визитных карточек имеется визитная карточка члена Учредительного Сейма др. Владаса Лашаса (Vladas Lašas)[139], а также его фотографии[140]. В фондах музея содержится подборка плакатов о выборах в Учредительный Сейм.

В Центральном государственном архиве Литвы хранятся документы и звукозаписи, которые раскрывают деятельность Учредительного Сейма и его значение для истории Литвы. В фонде кабинета министров Литовской Республики (LCVA, ф. 923) собраны дела с документами о деятельности Учредительного Сейма, списки членов Учредительного Сейма, запросы и интерпелляции Учредительного Сейма к министрам[141], журнал регистрации запросов к министрам членов I и II Сеймов[142], повестки заседаний Учредительного Сейма, документы переписки кабинета министров с председателем Учредительного Сейма по вопросам законов и другим вопросам, законопроекты[143], сметы доходов и расходов государства за 1922 г., Закон о начальных школах, законы о выборах в Сейм, о заработной плате государственных служащих[144], статут Учредительного Сейма[145], повестки заседаний Учредительного Сейма и Малого Сейма, проекты приказов, законов и штатов[146], инструкции для секретариата Сейма и канцелярии Сейма[147], проект правил ухода членов Учредительного Сейма и вступления новых членов[148]. Также представлены протоколы заседаний, проводившихся представителями блока христианских демократов Литвы, блока демократических социалистов-народников (socialistų liaudininkų demokratų) и Союза крестьян в Учредительном Сейме 14-20 января 1922 г.[149]; законы, подписанные председателем Учредительного Сейма, исполняющим обязанности Президента Республики; приказы президента государства: объявление места и времени собрания Учредительного Сейма; перенесение дня выборов Учредительного Сейма; объявление премьер-министра, обращенное к избранным членам Учредительного Сейма – прибыть в кабинет министров и предоставить информацию о себе; приказ премьер-министра о создании комиссии по организации праздника в честь открытия Учредительного Сейма[150].

В фонде Миколаса Сляжявичюса (Mykolas Sleževičius) (LCVA, ф. 1437) хранится выданное М. Сляжявиючюсу 24 сентября 1920 г. свидетельство члена Учредительного Сейма (в него вписан отрывок из Временной Конституции Литвы о личной неприкосновенности члена Учредительного Сейма и о его правах)[151].

В фонде министерства иностранных дел (LCVA, ф. 383) хранятся телеграммы, сообщения кабинета министров и агентства Eltа о выборах в Учредительный Сейм и их результаты в некоторых округах; информация о Сейме Литовской Республики и его составе; принятая Учредительным Сеймом Конституция Литовского государства[152].

В фонде министерства образования (LCVA, ф. 391) сохранилось обращение ко всем организациям, информирующее о порядке, который позволит избежать столпотворения накануне собрания Учредительного Сейма. Представлен порядок работы 22-го заседания Учредительного Сейма (2 июля 1920 г., 9 ч. утра [153]. Многочисленны документы Комиссии Учредительного Сейма по вопросам образования, документы блока фракций демократических социалистов-народников и Союза крестьян. Сохранилась резолюция фракции социал-демократов по вопросу учреждения Литовского университета[154].

В фонде университета им. Витаутаса Великого (LCVA, ф. 631) хранится личное дело студента Литовского университета Антанаса Тамошайтиса (Antanas Tamošaitis) 1920-1925 гг. А. Тамошайтис был членом Учредительного Сейма, избранным в VI (Утянском) избирательном округе[155]. В Центральном государственном архиве Литвы хранится и звукозапись, подготовленная для радио «Свобода» (запись №110), на которой зафиксировано чествование Учредительного Сейма в 1980 г. в Чикаго.

 

I Сейм (1922-1923)

Председатель Учредительного Сейма А. Стульгинскис, временно исполнявший обязанности президента Литовской Республики, 7 августа 1922 г. объявил дату выборов I Сейма[156]. Выборы в I Сейм прошли 10-11 октября 1922 г., а на первое заседание он собрался 13 ноября 1922 г. в Каунасе. Епископ Жемайтии Пранцишкус Карявичюс (Pranciškus Karevičius) принял присягу 38 членов Сейма. Клятву других парламентариев (29 представителей) принял президент республики А. Стульгинскис[157].

Перед выборами Главная избирательная комиссия получила в три раза больше списков кандидатов, чем в Учредительный Сейм. Исключительным был список Рабочей роты (Darbininkų kuopа), под названием которой прятались члены подпольной Литовской коммунистической партии[158]. Самые ожесточенные споры проходили между блоками христианских демократов и Крестьян-народников.

В I Сейм были избраны 78 парламентариев. В I Сейме больше всего голосов набрал блок христианских демократов, получивший 38 мандатов (Союз земледельцев Литвы (СЗЛ) получил 12, партия христианских демократов Литвы (ПХДЛ) – 15, Литовская федерация труда (ЛФД) – 11).

Блок Союза крестьян Литвы и демократических социалистов-народников Литвы – 19, Союз крестьян Литвы (СКЛ) – 14, Партия демократических социалистов-народников Литвы (ПДСНЛ) – 5; Партия социал-демократов Литвы (ПСДЛ) – 11; евреи – 3, поляки – 2, Рабочая рота –5. Из 78 избранных членов I Сейма 45 перед этим были членами Учредительного Сейма[159]. Среди членов I Сейма шесть были участниками Сейма литовцев Петербурга (Peterburgo lietuvių Seimas), пять – сигнатарами Акта о независимости[160]. В I Сейм было избрано три женщины (однако всего в I Сейме работало четыре). В I Сейме, в отличие от Учредительного Сейма, отчетливо доминировала интеллигенция. Члены I Сейма собрались в следующие фракции. Трудно было составлять постоянные комиссии Сейма. Кроме того, деятельность Сейма осложняло неясное политическое большинство. Наконец, были случаи, когда недисциплинированных членов Сейма приходилось удалять с заседаний.

Больше всего мест в новом Сейме получил блок христианских демократов, однако ни у одной партии не было очевидного большинства. Закончилось длившееся на протяжении всего существования Учредительного Сейма доминирование христианских демократов. Высшие институты власти – Президиум Сейма и кабинет министров – пришлось формировать по коалиционному принципу. Также пришлось искать компромиссы при выборе президента.

Трения между фракциями начались уже на первых заседаниях. На втором заседании Сейма 17 ноября 1922 г. много споров вызвали результаты выборов в Сейм, которые отказались признать национальные меньшинства. В знак протеста они решили вообще не участвовать в работе Сейма. В течение всей каденции поляки и евреи держались пассивно и в парламентской деятельности участия практически не принимали.

Было трудно выбрать Президиум Сейма. 21 ноября 1922 г. был создан временный Президиум I Сейма, в который входили: председатель Сейма – Ляонас Бистрас (Leonas Bistras), I вице-премьер – каноник Й. Стаугайтис (J. Staugaitis), секретарь, имеющий решающий голос – Казимерас Амброзайтис (Kazimieras Ambrozaitis), и секретарь, имеющий совещательный голос – М. Маркаускас (M. Markauskas). Этот Президиум был меньше, чем предполагал статут Сейма, потому что из-за партийных споров Сейму не удалось выбрать: второго вице-премьера, второго секретаря, второго секретаря, имеющего решающий голос, и второго секретаря, имеющего совещательный голос. Президиум I Сейма, избранный 23 января 1922 г. (на 20 заседании I Сейма), заменил (вернее, дополнил) временный Президиум. Председателем Сейма стал Л. Бистрас[161].

Из-за того, что крупные фракции не смогли договориться между собой и переговоры прекратились, на заседании 21 декабря 1922 г. голосами только правых партий президентом Литовской Республики был избран представитель Союза земледельцев Литвы Александрас Стульгинскис. Оппозиция отказалась признать результаты президентских выборов. Конфликт возник из-за по-разному интерпретировавшегося параграфа государственной Конституции Литвы, который объявлял, что Сейм избирает президента республики тайным голосованием и абсолютным большинством голосов представителей.

Из-за постоянных политических препирательств работа I Сейма оказалась неконструктивной. После того, как не удалось утвердить кабинет министров, а затем снова начались споры о законности выборов президента республики, во время заседания 13 марта 1923 г. был зачитан приказ о роспуске I Сейма, 12 марта 1923 г. Приказ был подписан президентом республики А. Стульгинскисом и премьер-министром Е. Галванаускасом (E. Galvanauskas). На том же самом заседании была объявлена дата выборов в новый Сейм[162].

Несмотря на существование политических разногласий, у Литвы в период I Сейма уже были все основы государственности. Существовало полноценное государство, чьи институты власти были признаны зарубежными странами. Больше всего неясностей оставалось в области зарубежной политики. Клайпедский край был присоединен к Литве (в январе 1923 г., во время Клайпедского восстания), однако I Сейму вменяется в вину неудача на дипломатическом фронте, связанном с Вильнюсом. 15 марта 1923 г. Посольская конференция (Conference of Ambassadors) официально признала, что Вильнюсский край принадлежит Польше[163].

Обзор источников

В собрании Военного музея им. Витаутаса Великого хранится фотография, на которой запечатлено заседание, посвященное открытию I Сейма. На ней – ложа дипломатического корпуса зарубежных стран, рядом с ней сидит епископ Жемайтии Пранцишкус Карявичюс, который принимал присягу членов I Сейма – католиков[164].

В Центральном государственном архиве Литвы хранятся дела, раскрывающие работу I Сейма. Это документы из фонда кабинета министров Литовской Республики (LCVA, ф. 923): отчеты о расходах комиссии по выборам в Сейм и окружных комиссий, краткие биографии представителей I Сейма (фамилия, имя, возраст, округ, где был избран, являлся ли членом Учредительного Сейма, семейное положение, национальность, вероисповедание, место рождения, образовательный ценз, хронология занятости до того, как был избран в Сейм), переписка с Президиумом Сейма и канцелярией по вопросам утверждения уставов и штатов[165]. Здесь и приказы, подписанные президентом Литовской Республики, в которых объявляется дата собрания I Сейма и объявляется открытие I Сейма[166]; принятые Сеймом законы, которые объявлял президент республики, среди них – закон о заработной плате представителей Сейма[167]. В фонде Партии социал-демократов Литвы (LCVA, ф. 937) хранится переписка Центрального комитета Партии социал-демократов Литвы по поводу участия в выборах в Сейм[168].

 

II Сейм (1923–1926)

После роспуска I Сейма была объявлена дата выборов в новый Сейм. Выборы во II Сейм прошли 12-13 мая 1923 г., а на первое заседание он собрался 5 июня 1923 г. в Каунасе. Как и до того, во время выборов в I Сейм, в восьми округах Литвы было оставлено военное положение – как «в прифронтовой зоне» [169]. В этой зоне предвыборная агитация ограничивалась, однако в оставшейся части Литвы проходила ожесточенная предвыборная борьба.

В Сейм были избраны 78 представителей. Блок христианских демократов получил 40 мест в парламенте (Партия христианских демократов Литвы – 14 мест, Союз крестьян Литвы – 14, Литовская федерация труда – 12). Крестьянам-народникам досталось 16 мест, социал-демократам – 8, представителям евреев – 7, полякам – 4, немцам – 2, русским – 1 место. Примерно треть членов Сейма составили представители, избранные в первый раз. В течение каденции II Сейма сменилось 17 представителей, всего во II Сейме работали 95 представителей[170]. Были избраны три женщины. И в этом Сейме ни одна из политических партий не составляла большинства, поэтому его работа была возможна только на коалиционных основаниях. Представители христианских демократов и крестьян-народников вели переговоры по поводу коалиционной работы.

Президиум Сейма избирался несколько раз (он избирался в начале каждой сессии, после изменения правящего большинства или принятия нового статута) [171]. Председателями II Сейма были: Антанас Туменас (Antanas Tumėnas), Юстинас Стаугайтис (Justinas Staugaitis), Витаутас Пятрулис (Vytautas Petrulis), Йонас Стаугайтис (Jonas Staugaitis).

Сход старост (Seniūnų sueiga), хотя и был предусмотрен статутом, не был избран. Вместо этого участвовавшие в нем представители фракций принимали участие в заседаниях Президиума Сейма. Члены II Сейма работали, объединившись во фракции. Важную роль в организации работы Сейма выполняли комиссии. Первой была избрана Мандатная комиссия и Комиссия комиссий. Сначала было создано несколько постоянных комиссий II Сейма. В 1924 г. после принятия статута Сейма комиссии были реорганизованы[172]. II Сейм отличается тем, что он проработал всю установленную Конституцией каденцию.

Влияние и значение Сейма постепенно усиливались. Центральное руководство партий приобретало все большее влияние и начало контролировать своих представителей в правительстве. Это были годы стабилизации внутренней политики. С другой стороны, в заседаниях Сейма раскрылись все усиливающиеся споры между христианскими партиями и правыми. Сильнее всего эти партии не соглашались с реформой образования и земельной реформой. Во время заседаний Сейма проходили ожесточенные дискуссии, было трудно собрать необходимое количество членов для обсуждения законов. Каденция этого Сейма отличается частой сменой правительств.

Говоря о внутренней политике во время II Сейма, все же следует подчеркнуть стабильность, однако в области внешней политики были потери. Удалось подписать Клайпедскую конвенцию и избежать серьезных претензий Польши на единственный порт Литвы, однако никак не удавалось урегулировать отношения с Ватиканом.

Обзор источников

В Военном музее им. Витаутаса Великого хранятся фотографии, на которых зафиксировано заседание 5 июня 1923 г., посвященное открытию II Сейма. На них запечатлен дипломатический корпус зарубежных стран, представители трех конфессий, принимавшие присяги членов Сейма: католиков – Й. Мачюлис-Майронис (J. Mačiulis-Maironis), православных – митрополит Элевферий, евреев – раввин Авраам Бер Шапиро[173]. На фотографии виден битком набитый зал заседаний Сейма, где, помимо членов Сейма и правительства, видны и обычные люди. Стены зала заседаний декорированы гербами литовских городов[174]. На других фотографиях – председатель II Сейма, посещающий Литовскую военную школу[175].

В Центральном государственном архиве Литвы хранятся дела с рабочими документами II Сейма (фонд кабинета министров Литовской Республики, LCVA, ф. 923): отчеты о расходах комиссии по выборам в Сейм и окружных комиссий, переписка с президиумом Сейма и с канцелярией по поводу утверждения устава и штатов; документы, связанные с вопросами ремонта дворца Сейма[176]; проект сообщения фракции Союза крестьян-народников фракциям Союза земледельцев и христианских демократов в Сейме о согласии принимать участие в заседаниях Сейма, а также программа работы. Это обращение под названием «Фракциям Союза земледельцев и христианских демократов в Сейме» было напечатано в газете «Литовские новости» («Lietuvos žinios») 06.06.1923, стр. 2-3. Ответ под названием «Переговоры о составе власти. Фракции Крестьян-народников Сейма» был опубликован в «Литовских новостях» 08.06.1923, стр. 2-3[177].

Сохранилась переписка между Сеймом и правительством по поводу организации работы, обсуждения законопроектов в Сейме и т.п.[178], а также переписка кабинета министров и министерства иностранных дел по поводу личного оскорбления председателя Сейма В. Пятрулиса и его последствий. В документах зафиксировано, что 8 января 1926 г. кабинет министров просил министерство выразить протест немецкому правительству в связи с «инсинуациями бывш. вюртембергского министра финансов W. Schall в немецкой печати, направленными в адрес бывшего премьер-министра и министра финансов, нынешнего председателя Сейма господина В. Пятрулиса с целью унизить и дискредитировать правительство Литвы и литовское государство» [179].

 

III Сейм (1926–1927)

Актом от 8 марта 1926 г. президент республики А. Стульгинскис объявил дату выборов в новый Сейм[180]. Выборы в III Сейм прошли 8-9 мая 1926 г., а на первое заседание онсобрался 2 июня 1926 г.[181].

В период приближения к выборам был изменен закон о выборах в Сейм. Самая важная поправка к нему – число парламентариев увеличено до 85. Также был учрежден 10-й избирательный округ, который составил Клайпедский край, его центром стала Клайпеда[182]. Жители Клайпедского края впервые получили право избирать Сейм Литовской Республики и выставлять свои кандидатуры на мандат члена Сейма.

Во время предвыборной кампании в III Сейм была составлена нетрадиционная коалиция из трех партий, в которую вошли Союз крестьян-народников Литвы, партия земледельцев Литвы (до 14 февраля 1926 г. она называлась «Santara» – «Согласие») и Союз литовских националистов (Lietuvių tautininkų sąjunga). Хотя Союз литовских националистов (до 1924 г. он назывался Партией национального прогресса) и участвовал в выборах в Сейм, в парламент он не попал. Эта коалиция оправдалась – в III Сейм были избраны представители Союза литовских националистов и Партии земледельцев Литвы.

В III Сейме Литовская федерация труда получила 5 мандатов, Партия христианских демократов Литвы – 14, поляки – 4, Партия социал-демократов Литвы – 15, Союз литовских националистов – 3, Партия земледельцев Литвы – 2, Союз земледельцев Литвы – 14, Союз крестьян-народников Литвы – 22, литовские немцы и клайпедчане – 6 (немцы – 1, немцы Клайпедского края – 5) [183].

В течение короткого срока работы III Сейма в нем сменилось всего 7 членов[184]. Из 85 членов III Сейма 40 уже работали во II Сейме. Избиратели больше поддерживали правые партии – социал-демократов и крестьян-народников. Несмотря на это, ни одна партия не составила в Сейме большинства. Стало ясно, что избранная Сеймом власть будет коалиционной.

Партнерами правящей коалиции стали крестьяне-народники, социал-демократы и национальные меньшинства.

В III Сейме работали следующие фракции: Фракция крестьян-народников, Еврейская фракция, Фракция литовской федерации труда, Польская фракция, Фракция социал-демократов, Фракция христианских демократов Литвы, Фракция союза земледельцев Литвы, Фракция националистов, Фракция клайпедчан и немцев[185]. Важную роль в организации работы Сейма играли комиссии – как постоянные, так и временные[186].

В состав Президиума III Сейма вошли: председатель Сейма – Йонас Стаугайтис (Jonas Staugaitis), I вице-премьер – Стяпонас Кайрис (Steponas Kairys), II вице-премьер – Йонас Стяпонавичюс (Jonas Steponavičius), I секретарь – Рудольфас Киндерис (Rudolfas Kinderis). II секретаря избрать не удалось[187] – он был избран только 2 июля 1926 г. Им стал Балис Жигялис (Balys Žygelis)[188]. После государственного переворота 17 декабря 1926 г. был избран новый Президиум Сейма. Председателем Сейма стал А. Стульгинскис (A. Stulginskis), I вице-премьером – М. Крупавичюс (M. Krupavičius), II вице-премьером – К. Амброзайтис (K. Ambrozaitis), I секретарем – К. Масилюнас (K. Masiliūnas), II секретарем – П. Йочис (P. Jočys)[189].

На обсуждение III Сейму было представлено несколько законопроектов, которые должны были демократизировать управление краем и воплотить на практике постановления Конституции Литовской Республики от 1922 г. 17 июня 1926 г. III Сейм принял Закон об отмене военного положения, благодаря которому впервые в истории Литовской Республики было отменено военное положение.

6 июля 1926 г. III Сейм принял Закон об амнистии. После его вступления в силу из тюрем на свободу были выпущены политические заключенные, среди них – коммунисты и комсомольцы. Были приняты и другие законы, отменявшие ограничения демократических прав и свобод. 6 июля 1926 г. была принята поправка к поправке Уголовного статута, отменяющая в Литве смертную казнь. Вскоре была принята поправка к Закону о печати, которая отменила все действовавшие до того времени ограничения печати. Благодаря новым преобразованиям впервые в истории страны было разрешено свободно организовывать собрания, была введена свобода слова, печати и другие демократические свободы. С целью экономии государственных средств новая власть уменьшила зарплаты президенту и членам кабинета министров, а также планировала уменьшить заработную плату государственным служащим, ввести гражданскую метрикацию и др.

III Сейму пришлось дважды избирать президента республики и пережить государственный переворот. Часть общественности недоброжелательно встретила законы, принятые III Сеймом. Недовольство вызвало вступление в силу Закона об амнистии, а также разрешение открывать в Литве польские школы. Давление оппозиции, частые разногласия крестьян-народников и социал-демократов спровоцировали то, что 17 декабря 1926 г. в Литве была свергнута демократическая власть. Переворот совершили военные, однако к его организации были причастны националисты и христианские демократы.

Как это ни парадоксально, находившая во власти коалиция правых не отреагировала на предупреждения о готовящемся перевороте. 16 декабря 1926 г. в 19 ч. 24 мин. III Сейм собрался на заседание, где обсуждался государственный бюджет на 1927 г. Заседание затянулось, и ночью (17 декабря) в 3 ч. 43 мин. в зал заседаний ворвались вооруженные военные. Они прекратили заседание Сейма и приказали парламентариям разойтись. Во время переворота военные окружили Президентуру и другие важные здания, арестовали президента, членов кабинета министров и несколько членов Сейма, которые осудили действия участников переворота. Под давлением организаторов переворота президент К. Гринюс (K. Grinius) отправил в отставку им же самим назначенное правительство Миколаса Сляжявичюса (Mykolas Sleževicius) и поручил создать новый кабинет министров Аугустинасу Вольдемарасу (Augustinas Voldemaras), пользовавшемуся поддержкой военных. Вскоре участники переворота заставили самого К. Гринюса написать письмо об отставке, которым он снимал с себя обязанности президента. Так К. Гринюс содействовал легализации результатов переворота. 19 декабря 1926 г. на внеочередном заседании Сейма новым президентом Литовской Республики был избран Антанас Сметона. После переворота III Сейм отменил часть им же самим принятых ранее законов: вернул военное положение, ввел цензуру и т.д. 12 апреля 1927 г. актом президента А. Сметоны III Сейм был распущен.

Обзор источников

В центральном государственном архиве Литвы хранятся дела, в которых зафиксирована работа III Сейма. Это собранные в фонде кабинета министров Литовской Республики (LCVA, ф. 923) переписка Сейма и кабинета министров по поводу работы Сейма и предоставления законопроектов на обсуждение в Сейме, интерпелляция членов Сейма в связи с порядком увольнения служащих, резолюция Сейма по поводу проверки выборов в Сейм, проекты сметы доходов и расходов Сейма за 1927 г., документы переписки с Президиумом Сейма по вопросам государственного бюджета, законов, устава и утверждения штатов[190]. Кроме того, в архиве хранятся акты о созыве Сейма, письма Президиума Сейма, подтверждающие результаты выборов президента, акты об объявлении дней выборов в Сейм, законопроекты, которые президент вернул Сейму на обсуждение[191], протоколы заседаний кабинета министров, в которых обсуждается вопрос авансов по зарплатам членов Сейма (по поводу авансов по зарплатам представителей Сейма за месяцы отпуска) [192]. В фонде Миколаса Сляжявичюса (LCVA, ф. 1437) хранится свидетельство члена Сейма, выданное М. Сляжявичюсу Президиумом III Сейма (в нем – фотография члена Сейма и текст свидетельства; цитируется Конституция Литовской Республики, свидетельствующая о личной неприкосновенности члена Сейма, а также указывается, что член Сейма имеет право бесплатно ездить на всех поездах Литвы)[193]. В фонде Игнаса Шейнюса (Ingas Šeinius) (LCVA, ф 675) хранятся приглашения председателя Сейма, предлагающие принять участие в различных мероприятиях[194].

 

IV Сейм (1936-1940)

Президент А. Сметона, 12 апреля 1927 г. распустивший III Сейм, не спешил объявлять новые выборы в Сейм. Только в середине 4-го десятилетия XX в., когда не утихали волнения земледельцев в Сувалкии, а жители Литвы и оппозиционные партии все активнее поддерживали идею выборов в новый Сейм, начали чаще говорить о необходимости созыва Сейма. Был опубликован новый закон о выборах в Сейм. Однако согласно ему кандидатов в Сейм не могли выдвигать общественные организации и группы граждан. IV Сейм, избранный после девятилетнего перерыва, не был демократическим парламентом. Это был скорее один из элементов власти, помощник президента республики.

9 мая 1936 г. президент объявил новый закон о выборах в Сейм и дату выборов IV Сейма[195]. Выборы прошли 9 и 10 июня 1936 г. 3 июня 1936 г. в газете «Правительственные новости» («Vyriausybės Žinios») был опубликован именной список всех кандидатов в IV Сейм по округам и областям (всего было 144 кандидата)[196]. 3 июля 1936 г. президент республики подписал акт, которым назначил дату собрания Сейма: «[...] 1 сентября 1936 г. в 10 ч. принести присягу представителя народа и 1 сентября 1936 г. в 12 ч. созываю первое заседание Сейма в Каунасском дворце Сейма» [197].

На недемократических выборах в IV Сейм было избрано 49 парламентариев, из которых 42 представляли Союз националистов Литвы, 3 – Клайпедский край. В отличие от предыдущих Сеймов, в IV Сейме не было женщин, а также фракций (ведь Сейм «непартийный»), хотя были предложения позволить представителям народа собираться в группы на экономических, культурных, деловых и профессиональных основаниях[198].  

Первыми заседаниями Сейма руководил временный Президиум, назначенный премьер-министром Й. Тубялисом (J. Tūbelis). На заседании 23 сентября 1936 г. представители народа выбрали постоянный Президиум Сейма. Председателем Сейма стал Константинас Шакянис (Konstantinas Šakenis)[199]. Работу Сейма серьезно ограничивали законы, изданные президентом республики (напр., Сейм не мог самостоятельно подготовить статут Сейма). Также роль Сейма была сильно ограничена Конституцией 1938 г. 91,3 проц. всех принятых Сеймом в 1936-1940 гг. законов были представлены Советом министров, и только 8,7 проц. – законопроекты, подготовленные самими членами Сейма, хотя и они заранее согласовывались с правительством[200]. В течение всех четырех лет своей деятельности Сейм принял только один заранее не согласованный с Советом министров закон: дополнение к статуту Института литуанистики от 4 октября 1938 г. Это научное учреждение было названо именем Антанаса Сметоны.

IV Сейм завершил весеннюю сессию 31 мая 1940 г. На новую сессию Сейм должен был созвать президент республики, однако он этого не сделал, потому что 15 июня 1940 г. Литва была оккупирована. Юстас Паляцкис (Justas Paleckis), исполнявший обязанности президента республики, опираясь на литовскую Конституцию 1938 г., 27 июня 1940 г. подписал акт, которым с 1 июля 1940 г. IV Сейм был распущен. 

Обзор источников

В Центральном государственном архиве Литвы хранятся дела, в которых зафиксирована работа IV Сейма. Большинство из них – в фонде кабинета министров Литовской Республики (LCVA, ф. 923). Это – стенограммы заседаний IV Сейма[201]; тексты и черновики речей премьер-министра, произнесенных на сессиях Сейма[202]; деловая переписка кабинета министров с председателем IV Сейма по вопросам утверждения и изменения законов, штатов и других документов; запросы представителей народа к кабинету министров по вопросам внутренней и внешней политики; повестки заседаний Сейма[203]; проект статута Сейма, результаты выборов в Сейм, списки представителей народа и запросы к правительству по политическим вопросам, повестки сессий Сейма, проекты принятых Сеймом законов[204]; вопрос о представителях Клайпедского края в IV Сейме[205]; стенограмма внеочередного заседания Сейма 19 марта 1938 г. по поводу ультиматума Польши об установлении дипломатических отношений между Литвой и Польшей[206]; адресованное премьер-министру письмо от 24 мая 1938 г. комиссии, занимавшейся хозяйственными делами Сейма; протокол комиссии об установлении цен на минеральные удобрения, о введении трудовых книжек для работников сельского хозяйства, о поддержании цен на зерновые, сливочное масло, бекон и яйца[207]; переписка 1937 г. между комиссией о бюджете Сейма и Советом правительства, связанная с возникшим спором о границах компетенции. Также в архиве хранится информация о законах о социальной опеке, гражданстве, административном суде[208]. 22 декабря 1939 г. комиссия Сейма обсуждала проект изменения закона Литовского государства об орденах, медалях и других знаках отличия[209]. В фонде министерства образования (LCVA, ф. 391) имеется представленный на обсуждение IV Сейму проект статута университета им. Витаутаса Великого (1937 г.)[210]. В военном музее им. Витаутаса Великого хранятся фотографии, на которых во время различных мероприятий зафиксирован председатель IV Сейма Константинас Шакянис[211], а также виньетка, на которой увековечены члены IV Сейма.

 

Президентская институция

4 апреля 1919 г. были подкорректированы «Основные Законы Временной Конституции Литовского государства», на основании которых в Литовском государстве была учреждена президентская институция. Она заменила Президиум Государственного совета Литвы. Предполагалось, что институция единоличного президента будет лучше всего представлять интересы Литовского государства, а самое главное – «приведет Литву к Учредительному Сейму». Первым президентом Литовского государства был избран Антанас Сметона, до этого исполнявший обязанности председателя Государственного совета.

В 1919 г. президенту государства была поручена исполнительная власть, которую он проводил через кабинет министров, ответственный перед Государственным советом. Президенту были поручены следующие функции: «а) объявляет под своей подписью законы и договоры с другими государствами; б) приглашает премьер-министра, поручает ему составить кабинет министров и утверждает составленный кабинет; в) представляет государство; г) назначает послов и принимает аккредитованных послов иностранных государств; д) назначает верховных военных и гражданских правителей государства; е) держит под своим контролем армию для защиты независимости Литвы и неприкосновенности ее земель, а также назначает Верховного Главнокомандующего; ж) созывает и распускает сессии Государственного совета»[212]. Президенту предоставлено право амнистии, в его ведении находится государственная печать. Также было указано, что «все объявляемые президентом государства акты должны быть подкреплены подписью премьер-министра или соответствующего министра» [213].

12 июня 1920 г. президент государства Антанас Сметона объявил Временную Конституцию Литовского государства (которую Учредительный Сейм принял 2 июня 1920 г.) [214]. В ней президент назван не президентом государства, а президентом республики. Эта Конституция поручала исполнительную власть президенту республики и кабинету министров. Опираясь на нее, Учредительный Сейм избирал президента. До избрания президента его обязанности исполнял председатель Учредительного Сейма[215]. 12 июня 1920 г., когда Временная Конституция вступила в силу, Антанас Сметона передал президентские обязанности председателю Учредительного Сейма Александрасу Стульгинскису, который также стал лицом, исполняющим обязанности президента республики[216].

В Учредительном Сейме разгорелись споры о том, необходима ли вообще Литве президентская институция, и часть политиков предлагала от нее отказаться. У правых партий президентская институция ассоциировалась с монархией и ее современным заменителем, с угрозой демократии и антидемократическим строем. Вместе с тем среди правых были и сторонники сильной президентской институции. Несмотря на все сомнения, президентская институция была утверждена в Конституции, принятой 1 августа 1922 г. В сущности, была утверждена «сеймократическая» политическая система, а президенту были поручены только репрезентативные функции. Президента избирал Сейм, а его каденция продолжалась три года (как и каденция самого Сейма).

Президентом республики мог быть избран любой гражданин Литовской Республики, который мог быть избран членом Сейма, однако не моложе 35 лет. Одно и то же лицо не могло быть избрано президентом республики более чем на два трехлетия поочередно.

17 декабря 1926 г., когда произошел государственный переворот, К. Гринюс вынужден был под давлением отказаться от обязанностей президента. Вскоре были формально узаконены результаты переворота. 17 декабря 1926 г. президент Литовской Республики Казис Гринюс, руководствуясь статьей 47 Конституции, утвердил составленный премьер-министром Аугустинасом Вольдемарасом кабинет министров[217], а 19 декабря 1926 г. в Сейме был избран президентом А. Сметона, чья кандидатура была предложена организаторами переворота.

12 апреля 1927 г., когда без объявления выборов в новый Сейм был распущен III Сейм, стало днем начала президентского режима. Литвой начали управлять президентские декреты. Умеренно авторитарный режим А. Сметоны опирался на офицерство, политическую полицию, националистов и обширное чиновничество[218]. 15 мая 1928 г. в новой Конституции, подписанной президентом А. Сметоной и им самим объявленной, президент стал самой важной институцией. Не было больше политической ответственности президента перед Сеймом. Президенту были предоставлены широкие полномочия в области зарубежной политики, он стал Верховным Главнокомандующим. Президентская каденция была продлена до 7 лет. Изменился даже порядок выборов президента – его избирал не Сейм, а Особые представители народа (Ypatingieji tautos atstovai), которых избирали из волостных, окружных и городских советов (один избиратель представлял 20 тысяч жителей), а президентом мог быть избран гражданин Литовской Республики не моложе 40 лет.

Реформа президентской институции на этом не закончилась. 12 мая 1938 г. президент объявил новую Конституцию Литовской Республики, в которой еще более укрепил полномочия президента. Ему была предоставлена возможность распускать Сейм или правительство, а также издавать законы при отсутствии Сейма или когда не проводятся сессии Сейма. Президенту был предоставлен абсолютный иммунитет: в период каденции он ни политически, ни юридически не был подотчетен Сейму и правительству. Конституция не ограничивала переизбрание президента, поэтому А. Сметона мог быть президентом до конца жизни. Президент являлся Верховным Главнокомандующим, руководителем Союза литовских националистов, младолитовцев, скаутов, шефом Союза учителей Литвы, опекуном Союза кружков молодых земледельцев. В 1933 г. на съезде националистов А. Сметона был объявлен Вождем народа[219].

В ту пору президента избирали путем непрямых выборов. Первого президента Литовского государства в 1919 г. избирали члены Государственного совета Литвы. Позднее президента из своих представителей избирали члены I, II, и III Сейма. Даже после государственного переворота 17 декабря 1926 г., когда Казис Гринюс снял с себя обязанности президента, в Сейме уже через два дня прошли выборы, во время которых президентом был избран Антанас Сметона. После роспуска Сейма 12 апреля 1927 г. и предвидя приближение окончания президентской каденции, 25 ноября 1931 г. Антанас Сметона обнародовал закон о выборах президента. Выборы проводились не демократическим путем. На основании данного закона президента избирали Особые представители народа, которых, в свою очередь, избирали члены волостных, окружных и городских советов (каждый избиратель представлял 20 тысяч жителей). Собравшись в Каунасе, Особые представители народа избирали президента. Кандидата могла предложить группа, включавшая в себя не менее двадцати представителей.

11 декабря 1931 г. сто шестнадцать собравшихся в Каунасе Особых представителей народа единогласно избрали президентом республики единственного кандидата А. Сметону. 15 октября 1938 г., незадолго до завершения президентской каденции, было обнародовано изменение закона о выборах президента, в котором «Особые представители народа» были названы «Представителями народа», а перед началом голосования председатель собрания был обязан зачитать собравшимся Представителям народа фамилии кандидатов. Последние перед оккупацией выборы президента республики прошли 14 ноября 1938 г. Президента избирали сто двадцать Представителей, была зачитана фамилия единственного кандидата. Президентом на следующую каденцию снова был избран Антанас Сметона.

В период 1919-1940 гг. на пост президента были избраны три человека: Антанас Сметона, Александрас Стульгинскис и Казис Гринюс. Дольше всего на этом посту (пятнадцать лет) пробыл Антанас Сметона. Шесть лет президентские обязанности исполнял Александрас Стульгинскис (будучи председателем Учредительного Сейма, он в течение двух лет временно исполнял обязанности президента). И всего лишь шесть месяцев на президентском посту пробыл Казис Гринюс. Он был первым президентом Литовской Республики, который посетил Клайпедский край. Всего на выборах 1919-1938 гг. на президентский пост было выдвинуто семь кандидатур: Антанас Сметона, Александрас Стульгинскис, Казис Гринюс, Эрнестас Галванаускас (Ernestas Galvanauskas), Йонас Вилейшис (Jonas Vileišis) и две женщины – Габриеле Пяткевичяйте-Бите (Gabrielė Petkevičaitė-Bitė) и Фелиция Борткявичене (Felicijа Bortkevičienė) (на выборах 7 июня 1926 г.).

Больше всего раз претендовал на президентский пост Антанас Сметона – шесть раз из семи; президентом он был избран четыре раза. На четырех выборах из семи избиратели могли выбирать только из одной кандидатуры. В 1919-1940 гг. выборы президента проходили семь раз. Президент начинал выполнять свои обязанности не с момента избрания, но с того момента, когда приносил присягу Конституции. Перед войной были случаи, когда избрание президента и принесение присяги проходило в один и тот же день.

Выборы президента проходили в Каунасе, там же жил и работал избранный президент. В Каунасе находилась и президентская канцелярия, которая распоряжалась получаемой и отправляемой корреспонденцией президента, документами переписки с различными учреждениями, а также занималась документами проходивших в Президентуре заседаний и совещаний, организовывала хранение официальных документов и их обнародование, распоряжалась репрезентативными мероприятиями и вопросами награждений знаками отличия.

Выборы президента проходили:

4 апреля 1919 г. – избирали члены Государственного совета Литвы. Избранный президент государства Антанас Сметона принес присягу Конституции и начал исполнять свои обязанности 6 апреля 1919 г.;

21 декабря 1922 г. – избирали члены I Сейма. Избранный президент республики Александрас Стульгинскис принес присягу Конституции и начал исполнять свои обязанности 21 декабря 1922 г.;

20 апреля 1923 г. – избирали члены II Сейма. Избранный президент республики Александрас Стульгинскис принес присягу Конституции и начал исполнять свои обязанности 20 апреля 1923 г.;

7 июня 1926 г. – избирали члены III Сейма. Избранный президент республики Казис Гринюс принес присягу Конституции и начал исполнять свои обязанности 8 июня 1926 г.;

19 декабря 1926 г. – избирали члены III Сейма. Избранный президент республики Антанас Сметона принес присягу Конституции и начал исполнять свои обязанности 19 декабря 1926 г.;

11 декабря 1931 г. – избирали Особые представители народа. Избранный президент республики Антанас Сметона принес присягу Конституции и начал исполнять свои обязанности 11 декабря 1931 г.;

14 ноября 1938 г. – избирали Представители народа. Избранный президент республики Антанас Сметона принес присягу Конституции и начал исполнять свои обязанности 12 декабря 1938 г.

С 1 января 1935 г. при институции президента республики действовал Совет по защите государства, в который входил президент, премьер-министр, министры обороны, финансов, иностранных дел, внутренних дел, Главнокомандующий и начальник снабжения армии. Главнокомандующий был референтом Совета по защите государства. Другие министры принимали участие в заседаниях, когда обсуждались вопросы из их области. Заседания объявлял и руководил ими президент республики. Постановления Совета могли выполняться только после их утверждения президентом республики[220].

Институт президентства был использован во время советской оккупации при инкорпорировании Литвы в состав Советского Союза. 15 июня 1940 г. стало началом оккупации Литвы. Процесс оккупации и аннексии проходил при формальном соответствии Конституции 1938 г. и другим правовым актам Литовской Республики. 14 июня 1940 г. Литва получила ультиматум Советского Союза, который требовал создать новое и приемлемое для Москвы правительство, а также впустить на территорию Литвы неограниченный контингент Советской армии.

Члены Совета по защите государства, совета министров и президент, заседавшие в ночь с 14 на 15 июня 1940 г., приняли решение не сопротивляться вступающей в Литву армии Советского Союза и принять ультиматум. Президент Антанас Сметона решил покинуть Литву. Перед отъездом он подписал акт, которым, опираясь на Конституцию, поручил премьер-министру Антанасу Меркису (Antanas Merkys) замещать президента республики. Однако согласно Конституции Литовской Республики у лица, замещающего президента, не было всех полномочий президента и оно не являлось руководителем государства. Поэтому делались попытки расширить конституционные полномочия премьер-министра А. Меркиса. Советам это было необходимо, чтобы в дальнейшем не возникало сомнений по поводу законности будущего марионеточного правительства. В создании правительства принимал активное участие присланный из Москвы особый уполномоченный правительства Советского Союза В. Деканозов, целью которого было присоединение Литвы к Советскому Союзу на основании Конституции и законов Литовской Республики. Для этого необходимо было создать правовую видимость. 16 июня 1940 г. Совет министров, превысив свои полномочия, принял постановление, согласно которому отъезд А. Сметоны был назван «отставкой с поста президента Литовской Республики»[221]. Исполнявший обязанности президента А. Меркис получил все полномочия президента Литовской Республики. 17 июня 1940 г. А. Меркис подписал два акта: первым он назначил Юстаса Палецкиса (Justas Paleckis) премьер-министром и поручил ему создать Совет министров, а вторым утвердил новое правительство (его состав продиктовал В. Деканозов).

Утвердив правительство Ю. Палецкиса, А. Меркис сразу же подал в отставку. В тот же день Ю. Палецкис начал исполнять обязанности президента Литовской Республики, В. Креве-Мицкявичюс (V. Krėvė-Mickevičius) – обязанности премьер-министра. 25 августа 1940 г., когда марионеточный Народный Сейм принял Конституцию Литовской Советской Социалистической Республики, которая была подготовлена согласно принципам Конституции СССР, президентская институция Литовской Республики и канцелярия президента были упразднены. Ирония заключается в том, что на титульном листе данной Конституции отпечатан герб ЛССР, однако оба текста подписаны и утверждены рельефной президентской печатью времен независимости Литвы с надписью «президент Литовской Республики», в центре которой изображен знак Литовского государства – Витис[222].  

Обзор источников

Больше всего информации о развитии президентской институции в Литве 1919-1940 гг. содержат документы, хранящиеся в Центральном государственном архиве (LCVA), фотографии и звукозаписи, а также экспонаты, находящиеся в Военном музее им. Витаутаса Великого (VDKM) – плакаты, портреты президентов, фотографии.

Как уже упоминалось, самый подробный сборник документов, позволяющий ознакомиться с президентской институцией и деятельностью президентской канцелярии, хранится в Центральном государственном архиве Литвы, в фонде канцелярии президента Литовской Республики (LCVA, ф. 922). Этот фонд составляют законы, приказы и уставы, утвержденные президентом; президентские акты, законы, приказы и уставы, утвержденные Временным правительством; различные инструкции, правила, доклады, выписки из протоколов, деловая переписка; документы, связанные с отношениями Литвы с иностранными государствами, а также с различными вопросами деятельности организаций и учреждений; пояснительные письма Государственного совета по поводу законов и законопроектов; политические сообщения дипломатических учреждений Литвы в Южной Африке, Франции, Бразилии и информационного бюро в Швейцарии; сообщения о деятельности литовской делегации в Лиге наций, о политике и экономике; документы президентских выборов, документы о Клайпедском крае, сведения об импорте и экспорте Литвы, о ценах на товары и сырье, дипломы ордена Гедиминаса, финансовые документы.

Документы написаны на литовском, французском, немецком, английском, латышском языках. В этом фонде также хранятся документы президентской канцелярии, присланные президенту письма, секретные сообщения и отчеты о настроениях оппозиции, о нелояльных католических священниках, которые в проповедях высказываются против правительства и президента. Здесь же хранятся прошения о помиловании, присланные организаторами переворотов против президента А. Сметоны. В прошениях высланные и заключенные в тюрьму участники переворотов просят о помиловании, о смягчении наказания и о разрешении жить и работать в Каунасе; письма различных католических организаций, письма президенту с просьбой не вводить в Литве гражданскую метрикацию и не разрушать деятельность католических организаций. Представлено большое количество материалов о выборах президента, проходивших 11 декабря 1931 г.[223] и 11 ноября 1938 г.[224] в Каунасе.

Также информация о президентской институции и выборах президента хранится в фонде департамента самоуправлений министерства внутренних дел (LCVA, ф. 379). Это документы, связанные с выборами президента в 1931 г., списки избирателей, составленные 2 декабря 1931 г. по округам, в них также указаны занятия и политические взгляды некоторых избирателей[225]. В архиве представлена коллекция фотографий, на которых увековечены церемонии присяги президентов К. Гринюса и А. Сметоны.

В фонде Игнаса Шейнюса (LCVA, ф. 675) хранятся проекты ордена Витаутаса Великого, раскрывающие ход реформы государственных наград[226]. В фонде кабинета министров Литовской Республики (LCVA, ф. 923) хранятся следующие документы: протоколы заседаний кабинета министров, проходивших в президентуре, на которых председателем был президент республики[227]; документы по поводу назначения зарплаты президента и служащих президентуры; смета президентской институции за март 1926 г., вопросы зарплаты адъютанта президента и самого президента республики[228]; приказы президента, которыми он назначал председателя Банка Литвы, его заместителя и руководящих лиц других институций. В этом фонде также хранятся президентские акты о назначении и роспуске кабинета министров, документы о назначении различных лиц на государственные должности, приказы о назначении пенсий, акты о назначении наказаний[229], речи президентов, лекции, воззвания, акты об объявлении дней выборов в Сейм, акты о созыве Сейма, акты и письма президента, которыми он поручает премьер-министру составить правительство.

Кроме уже перечисленных источников, важны следующие: pro memoria премьер-министру о положении в Литве от 22 ноября 1938 г., подписанная бывшим президентом А. Стульгинскисом и М. Крупавичюсом (M. Krupavičius). В ней правительство обвиняется в неспособности откликнуться на стремления самых широких слоев литовского общества и т.п.[230]. Запись на радиофон лекции бывшего президента К. Гринюса, проходившей 20 сентября 1939 г. и посвященной положению Литвы после начала Второй мировой войны. Текст лекции был передан цензуре, однако оказался в деле из фонда премьер-министра[231]. Также в этом фонде хранятся документы, связанные с избранием президента: неясности выборов президента в Сейме в 1923 г., ставшие одной из причин роспуска I Сейма[232]; сообщение Президиума Сейма Литовской Республики премьер-министру Л. Бистрасу, подтверждающее, что 7 июня 1926 г. состоялись выборы президента[233]; сообщение Президиума Сейма об избрании 19 декабря 1926 г. А. Сметоны президентом республики[234].

В этом фонде также хранятся дела, связанные с выборами президента в 1931 г.: протоколы выборов Особых представителей народа (сведения, представлены по уездам). Представлены списки кандидатов в Особые представители народа и списки их избирателей по уездам, указан возраст и занятие избирателей: Алитусского, Биржайского, Каунасского, Кедайнского, Кретингского, Мариямпольского, Мажейкяйского, Паневежского уездов, городов Каунаса и Паневежиса[235]; Тяльшяйского, Тракайского, Укмяргского, Утянского, Вилкавишкского, Зарасайского уездов[236].

Также сохранились избирательные дела Представителей народа (которые должны были избирать президента республики), датированные 4 ноября 1938 г. В делах находятся списки избирателей Представителей народа (указаны имена и фамилии избирателей, место жительства, занятие и основание, на котором предоставляется право избирать Представителей народа), описание процедуры выборов и протоколы выборов. Материал представлен по уездам[237]. Документы свидетельствуют, что в Кретингском уезде возникло сомнение в прозрачности выборов Представителей народа: якобы начальник Кретингского уезда давал указания по поводу избрания Представителей народа[238]. Среди кандидатов в избиратели президента были и близкие А. Сметоне лица – члены семьи, дальние родственники, соратники. Описана церемония избрания президента и акт присяги президента республики[239].

Значителен фонд министерства образования (ф. 391), в котором хранятся утвержденные подписью президента акты, которыми с 1930 г. на соответствующие должности в университете им. Витаутаса Великого назначались доценты, проректоры, ректоры и другие работники, директор Государственного театра, работники администрации и т.п. Немалую часть документов составляют документы, демонстрирующие усиливающуюся президентскую институцию.

Дополнительную информацию предоставляют хранящиеся в Центральном государственном архиве Литвы фотодокументы (альбом LCVA: A14). Это фотографии, на которых запечатлены поездки президентов по Литве, их посещения армейских частей, торговых и промышленных выставок, проводимых общественными организациями праздников. На фотографиях запечатлен первый визит президента Литовской Республики в Клайпедский край, а также увековечены поездки президента А. Сметоны по Литве после переворота 17 декабря 1926 г. Интересную информацию о президентской институции, о личности президентов и их частной жизни представляют звукозаписи «Голоса Америки», которые также хранятся в Центральном государственном архиве Литвы. В них говорится о гибели Антанаса Сметоны в Соединенных Штатах Америки[240]. О Казисе Гринюсе, а также о перевороте и оккупации рассказывает жена президента Кристина Гринене (Kristina Grinienė)[241]. Сохранилась передача об умершем в 1950 г. Казисе Гринюсе, во время которой его сын читает написанное отцом воззвание к народу[242].

Ход аннексии и оккупации Литвы раскрывают документы из фонда Президиума Верховного Совета Литовской ССР (LCVA, ф. R-758): разрушение государственных институций Литвы после оккупации Советским Союзом в 1940 г., использование этих институций и Конституции при попытке создать видимость добровольного инкорпорирования Литвы в состав Советского Союза. Это принятые Народным Сеймом Литвы в 1940 г. законы об изменении государственного строя, о принятии Конституции Литовской ССР и др.[243].

В собрании Военного музея им. Витаутаса Великого хранится телеграмма-экстра, информирующая о выборах президента 19 декабря 1926 г. [244]. В альбоме «Виды литовского возрождения» (VDKM, Fa-17699) представлены фотографии, на которых видно, как президент Литовского государства А. Сметона встречает представителя Британской военной миссии, полковника Роуэна-Робинсона (Rowan-Robinson), как принимает участие в военном параде[245]. Сохранилось немало фотографий президента А. Сметоны, на которых он запечатлен с литовскими офицерами[246]. В музее представлен портрет К. Гринюса, написанный в июне 1926 г., когда он стал президентом республики[247], а также воззвание, датированное 1931 г. и предназначенное для агитации в преддверии президентских выборов. Воззвание призывает голосовать за кандидата в президенты А. Сметону и подчеркивает его заслуги[248]. В музее хранится множество фотографий президентов Литовской Республики А. Сметоны, А. Стульгинскиса, К. Гринюса, на которых президенты запечатлены во время различных собраний, выставок и визитов.

 

Кабинет министров

Функции кабинета министров, синонимически называемого правительством, были описаны в Конституциях Литовской Республики. В Конституциях 1922 и 1928 гг. кабинет министров совместно с президентом называется правительством. Только в Конституции 1938 г. кабинет министров совпадает с Советом министров (так было заменено название кабинета министров). Кабинетом министров руководил премьер-министр. Президент республики назначал премьер-министра и поручал ему формировать кабинет министров, а также утверждать составленный кабинет и принимать отставку кабинета. В Конституции 1938 г. появилась новая должность – заместитель премьер-министра[249]. Согласно Конституциям 1922 и 1928 гг. кабинет министров был солидарно ответственен перед Сеймом за общую политику правительства, а если Сейм объявлял ему вотум недоверия – обязан был подать в отставку. Согласно Конституции 1938 г. Сейм не мог напрямую выражать недоверие Совету министров (мог только не одобрить ответы премьер-министра на интерпелляцию).

Кабинет министров коллегиально решал вопросы внутренней и внешней политики, готовил законопроекты, обсуждал их и представлял на утверждение Сейму, а когда не было Сейма – на утверждение президенту республики. Также он представлял Сейму на ратификацию международные договоры, составлял проект государственного бюджета и представлял его Сейму для утверждения, а когда не было Сейма – на утверждение президенту республики, решал другие вопросы и обсуждал предложения министров. Президент республики имел право участвовать в заседаниях кабинета министров и председательствовать на них. В Конституции 1938 г. указано, что в заседаниях Совета министров участвует государственный контролер, обладающий правом совещательного голоса. Если президент республики участвовал в заседании, он же им и руководил.

С 1918 по 1940 г. в Литве действовал двадцать один кабинет министров. Обязанности премьер-министра в Литве того времени исполняли двенадцать человек. Премьер-министрами были: Аугустинас Вольдемарас (Augustinas Voldemaras), Миколас Сляжявичюс (Mykolas Sleževičius), Pranas Dovydaitis (Пранас Довидайтис), Эрнестас Галванаускас (Ernestas Galvanauskas), Казис Гринюс (Kazys Grinius), Антанас Туменас (Antanas Tumėnas), Витаутас Пятрулис (Vytautas Petrulis), Ляонас Бистрас (Leonas Bistras), Юозас Тубялис (Juozas Tūbelis), Владас Миронас (Vladas Mironas), Йонас Чярнюс (Jonas Černius), Антанас Меркис (Antanas Merkys).

В 1918-1940 гг. действовали министерства финансов, охраны края, сообщения, образования, юстиции, иностранных дел, внутренних дел, сельского хозяйства. Со временем их названия менялись, изменялись и области их деятельности. В начале Независимости некоторое время действовали отдельные министерства, позднее ставшие департаментами других министерств: напр., министерство труда и социальной защиты в 1919 г. стало департаментом министерства внутренних дел. Также были учреждены министерство питания и общественных работ, поставок и питания, торговли и промышленности. В кабинете министров какое-то время действовал министр без портфеля по еврейским делам (11 декабря 1918 г. – 1922 г.), служба которого позднее была переоформлена в министерство по еврейским делам (1922 г. – март 1924 г.). Министерство по еврейским делам стремилось к национальной и культурной автономии евреев, контролировало деятельность еврейских учреждений, являлось посредником между еврейскими и государственными учреждениями, поддерживало связи с международными и зарубежными еврейскими организациями, заботилось об еврейских общинах, об организации семинарии еврейских учителей и просвещении евреев, занималось делами военных беженцев и эмигрантов, а также вопросами благотворительности, взаимопомощи и национальной культуры.

 Также в кабинете министров работал министр без портфеля по делам белорусов (9 декабря 1918 г. – 31 декабря 1923 г.). Он представлял белорусов и защищал их интересы, заботился об экономических, культурных и просветительских делах, издавал печатные бюллетени.

Самые важные министерства, которые вошли в созданный 11 ноября 1918 г. первый кабинет министров и играли важную роль на протяжении всего периода Независимости: министерство финансов, торговли и промышленности, позднее переименованное в министерство финансов – оно воплощало финансовую политику государства; министерство охраны края (в первом кабинете министров оно называлось министерство обороны), его заданием было организовать добровольческую армию. Министерство охраны края занималось организацией защиты и обороны государства, подготовкой государства и армии к войне, обеспечением и финансированием армии. Министр охраны края являлся начальником всей армии, обнародовал приказы по армии, утверждал армейские штаты, образцы вооружения, уставы армейских культурных и экономических организаций, назначал и увольнял офицеров.

В ведении министерства сообщения находилось строительство и эксплуатация всех дорог и других объектов сообщения в республике. Министерство руководило следующими управлениями: железнодорожным, почтовым, управлением телеграфов и телефонов (позднее – почтовым), управлением шоссейных и водных дорог (позднее – дорожным), Клайпедским портом, гражданской авиацией. В ведении министерства находилась Высшая техническая школа.

Министерство образования проводило государственную политику образования, науки и культуры. Оно руководило работой образовательных учреждений Литвы (за исключением военной, сельскохозяйственной и технической школ), а также научных, культурных и культовых учреждений.

Министерство юстиции создавало систему правопорядка в государстве, издавало регламентирующие правопорядок правовые акты, учреждало, организовывало и контролировало работу учреждений правопорядка. В его ведении находились суды, прокуратура, нотариусы и судебные приставы, а также дома для заключенных – тюрьмы, арестантские дома и дисциплинарно-воспитательные учреждения для малолетних. Кроме того, министерство юстиции распоряжалось делами, связанными с прошениями заключенных о помиловании, отправленными президенту республики.

Министерство иностранных дел формировало и создавало зарубежную политику государства, представляло Литовскую Республику за рубежом, поддерживало дипломатические и консульские отношения с иностранными государствами, связи с международными организациями, руководило деятельностью дипломатических представительств и консульских учреждений Литовской Республики за рубежом, согласно своей компетенции вело переговоры и заключало международные договоры от имени Литовской Республики, контролировало их исполнение, собирало и предоставляло сведения об иностранных государствах, заботилось о расширении торговых и экономических связей, защищало интересы граждан Литовской Республики в иностранных государствах и решало вопросы положения иностранцев в Литве, подготавливало законы и другие правовые акты из своей области.

В ведении министерства внутренних дел находилась охрана государственных границ. К министерству принадлежали начальники уездов (территория Литвы была разделена на двадцать уездов, территория Клайпедского края составляла еще три уезда), общественная полиция и полиция безопасности (viešoji ir saugumo policija). Также министерство осуществляло надзор за деятельностью всех самоуправлений, занималось делами здравоохранения, планированием и контролем строительства, ведало социальным страхованием, социальной опекой, организацией общественных работ и др.

Министерство сельского хозяйства контролировало сельское хозяйство республики, осуществляло контроль над взятым у немецкой оккупационной власти частным и государственным имуществом, усадьбами, лесами, водоемами, постройками, инвентарем и др., наблюдало за обрабатываемой добровольцами землей и проведением земельной реформы.

При кабинете министров действовали вспомогательные учреждения: канцелярия кабинета министров; редакция «Правительственных новостей» («Vyriausybės žinios») («Правительственные новости» являлись официальным изданием, в котором публиковались законы, сметы доходов и расходов, международные договоры, акты президента республики, официальные объявления); комиссия юрисконсультов министерства (действовала в 1919-1928 гг., в состав комиссии входил ее председатель – юрисконсульт кабинета министров, и члены – юрисконсульты всех министерств). Комиссия контролировала законопроекты и выражала замечания перед тем, как законопроекты передавались на обсуждение кабинету министров. Государственный совет, учрежденный в 1928 г., перенял работу комиссии, а сама комиссия была ликвидирована; комиссия по рассмотрению жалоб по поводу пенсий и пособий; комиссия по Клайпедскому краю (в ее состав входил председатель – генеральный секретарь кабинета министров и члены – генеральный секретарь министерства иностранных дел, проф. М. Рёмерис (M. Riomeris) и проф. Т. Пяткявичюс (T. Petkevičius). Комиссии было поручено подготавливать законы, связанные с Клайпедским краем, обсуждать подготовленные министерствами законопроекты, связанные с Клайпедским краем, контролировать, чтобы право вето губернатора Клайпедского края было согласовано со статутом Клайпедского края, а также решать другие вопросы, связанные с автономией Клайпедского края. Комиссия была сформирована в начале четвертого десятилетия XX в., во время активизации ревизионистских настроений, и действовала до потери Клайпедского края в 1939 г.)[250].

Обзор источников

Документы, находящиеся в Центральном государственном архиве Литвы, в фонде Государственного совета Литвы (LCVA, ф. 1014), свидетельствуют о ходе формирования государственных институций: приказы премьер-министра и других министров об организации полиции и самоуправлений в Литве[251], протоколы заседаний правительства Литвы и представителей немецкой гражданской администрации[252], документы переписки представительства Германии в Литве с правительством Литвы[253].

В фонде министерства образования (LCVA, ф. 391) хранится: проект статута временного кабинета министров, особый устав охраны государства от 1919 г., указания «О написании имен, фамилий, прозвищ людей и названий местностей» от 1919 г., рассматриваемые в 1919 г. вопросы о возвращении в Литву ссыльных и пленных. Также представлен временный закон о работе министра по еврейским делам от 1919 г.[254].

Больше всего информации о работе кабинета министров предоставляют находящиеся в фонде кабинета министров Литовской Республики (LCVA, ф. 923) документы, свидетельствующие о работе кабинета министров Литовской Республики, президента и Сейма, а также о консультациях в различных областях деятельности. В этом фонде хранятся дела с приказами президента Литовской Республики, которыми он назначает премьер-министра, предлагает ему сформировать кабинет министров, а также назначает, утверждает министров и увольняет их с занимаемых должностей. Документы свидетельствуют о том, как проходили изменения в кабинете министров: представлены приказы президента, которыми министров увольняют со службы по их собственному желанию, акты о назначении нового премьер-министра, документы об изменениях в кабинете министров[255]. Значительную часть документов составляют протоколы заседаний кабинетов министров, на которых обсуждались законопроекты, различные вопросы (например, в 1926 г. – вопрос о зарплате служащих, об обмене заключенными, вопрос о компенсации нанесенного наводнением ущерба (пособий), о переговорах в связи с возвращением Литовской Метрики (Lietuvos Metrikos), вопрос о снятии военного положения. Кроме того, после смерти Пятраса Вилейшиса обсуждался вопрос государственного финансирования похорон и похоронного церемониала и т.п.)[256].

1933-1934 гг.: проект закона о лишении гражданства, уголовные законы, списки высших чиновников министерств[257]; вопрос о гражданской метрикации, который в 1933 г. спровоцировал волну протестов католической общественности. Письма протеста, адресованные премьер-министру и президенту республики. Большинство из них были написаны в организованном порядке, часть текстов совпадает слово в слово, различаются только приходы или название отдела организации (чаще всего это Федерация литовской католической молодежи «Весна» («Pavasaris») и Центр католической деятельности («Katalikų veikimo centras»), а также подписи. Часть протестных писем инициировал Центр католической деятельности. Авторы писем просили у премьер-министра не применять гражданскую метрикацию к верующим (т.е. к католикам) или вообще не вводить в Литве гражданскую метрикацию[258]. Также представлены документы переписки с министерствами и другими институциями, организациями и обществами – о назначении финансирования, с редакциями – о публикации правительственных объявлений в соответствующих изданиях. Документы фонда кабинета министров раскрывают обстоятельства государственного переворота 17 декабря 1926 г., точнее – узаконивание результатов переворота, а также показывают, как после переворота складывались отношения премьер-министра А. Вольдемараса и президента А. Сметоны[259]. Документы раскрывают попытки переоценить важность дня переворота – 17 декабря[260]. Какое-то время после переворота премьер-министр А. Вольдемарас и президент А. Сметона работали в согласии, однако усиливающийся вождизм премьер-министра и проявляющаяся в нем склонность к авторитаризму побудили президента А. Сметону устранить оппонента с политической арены. Осенью 1929 г. А. Вольдемарас перешел в оппозицию. Документы свидетельствуют, что он был отстранен от власти, а затем изолирован в Зарасай и Платяляй. Кабинет министров обсуждал вопрос о гражданстве его жены[261] – об этом свидетельствует письмо А. Вольдемараса премьер-министру о разрешении вернуться в Литву из-за границы. Упоминаются обстоятельства высылки (ссылки) бывшего премьер-министра, условия его содержания. В 1939 г. правительство призвало А. Вольдемараса не возвращаться в Литву, потому что в случае возвращения будут ограничены средства на его содержание и свобода передвижения[262].

После переворота политический режим начал ограничивать деятельность оппозиции, были закрыты оппозиционные партии, некоторые деятели оппозиции были вынуждены покинуть временную столицу. Хотя формально у оппозиции были отняты инструменты политической деятельности (оппозиционеры не участвовали в работе кабинета министров, их не было в снова собравшемся в 1936 г. Сейме), однако их лидеры не устранились от государственных дел. В 1938 г. они написали воззвание «К народу и правительству» («Tautai ir Vyriausybei»), которым после ультиматума 1938 г. призывали правительство Литвы к отставке. Воззвание подписали бывшие президенты др. К. Гринюс и А. Стульгинскис, а также бывшие министры[263].

В документах, хранящихся в фонде Президиума Верховного совета Литовской ССР (LCVA, ф. R-758), увековечена история оккупации Литвы. 16 июля 1940 г. датировано письмо министра внутренних дел М. Гядвиласа (M. Gedvilas) президенту республики Й. Палецкису (J. Paleckis), названное «По соображениям безопасности государства» («Valstybės saugumo sumetimais»). Письмо посвящено высылке бывшего премьер-министра Литовской Республики А. Меркиса и министра внутренних дел Й. Урбшиса (J. Urbšis): «[...] их вместе с семьями следует выслать с территории Литвы, как представляющих опасность для Литовского государства, и поселить в Советском Союзе» (имеется резолюция президента А. Палецкиса «Утверждаю и соглашаюсь») [264].

В альбоме фотографий 1919 г. «Виды литовского возрождения» («Vaizdai iš Lietuvos atgimimo»), хранящемся в Военном музее им. Витаутаса Великого (VDKM, FA-17699), запечатлены общественные демонстрации на аллее Лайсвес, возле Дворца кабинета министров в Каунасе. Среди прочих – манифестация 17 августа 1919 г. в защиту столицы Литвы Вильнюса. На них толпы людей, флаги различных организаций, плакаты[265]. Фотографии министра охраны края, майора Антанаса Меркиса[266], и фотография здания, в котором находилось министерство охраны края. Фотография конца 1919 г., на которой запечатлена делегация из Латвии возле министерства охраны края в Каунасе, где на здании видна табличка с надписью: «Дом Литовского государства» («Lietuvos valstybės namai»)[267]. Виньетка правительства Литвы от 1936 г., на которой имеются фотографии президента и членов кабинета министров, а также их резиденций (Президентуры и Дворца кабинета министров)[268].

 

Политические партии

В силу различных причин в Литве партии начали создаваться только на стыке XIX и XX веков. Сначала их формирование было связано с литовским национальным возрождением. В 1896 г. была создана первая политическая организация – Литовская партия социал-демократов. Ее название несколько раз изменялось: 1902 г. – Партия литовских социал-демократов, а с 1905 г. она окончательно получила имя Партии социал-демократов Литвы (ПСДЛ). В 1902 г. была создана Партия литовских демократов (с 1906 г. – Партия демократов Литвы, ПДЛ), в 1905 г. появилось ее крыло – Союз крестьян Литвы (СКЛ). При продолжающемся раздроблении общества начали постепенно создаваться и другие партии. Их массовое создание совпало с окончанием Первой мировой войны и восстановлением независимости Литвы.

Новые или воссозданные (действовавшие еще до начала войны) политические партии развивали свою деятельность и готовились к участию в первых в истории Литвы демократических выборах в Учредительный Сейм. В период демократии, когда регулярно проходили демократические выборы в Сейм и самоуправления, партии и партийная система заняли в Литве исключительное место. Идеологическое размежевание, разделение на левых и правых в достаточно острых формах проявились и в общественной жизни. Политические партии искали опору в обществе и вскоре получили поддержку различных объединений, а также начали создавать собственные организации, которые хотя и придерживались официально принципа аполитизма, однако по сути действовали как своего рода машина для политической агитации.

В «период Сеймов» (1920-1927) политические разногласия быстро проникли в общественную жизнь. Однако 17 декабря 1926 г. произошел государственный переворот, после которого правительство начало преследовать оппозиционные партии. В апреле следующего года президент А. Сметона распустил III Сейм, и деятельность партий (за исключением Партии литовских националистов (ПЛН, Lietuvos tautininkų partija, таутининки), оставшейся у власти, в Литве была ограничена. По мере усиления авторитарной власти политические организации и сочувствующие им объединения в риторике таутининков начали превращаться во вредителей. Однако этот эпитет не применялся к самим таутининкам, которые в 1936 г. остались единственной законно действующей политической партией. Было начато усиление одних организаций и ослабление других – политически неблагонадежных и идеологически враждебных. В начале 1936 г. политические партии, за исключением Союза литовских националистов, были закрыты. В 1936 г. был обнародован новый Закон об обществах. Опираясь на данный закон, министр внутренних дел в начале 1936 г. закрыл Партию христианских демократов Литвы, Партию социал-демократов Литвы, Союз крестьян-народников Литвы («Lietuvos valstiečių liaudininkų sąjunga»), Союз литовской молодежи («Lietuvos jaunimo sąjunga») и «Объединение земледельцев Литвы» («Lietuvos ūkininkų vienybė») со всеми отделениями этих организаций по всей Литве[269].

Из-за обнародованного в 1936 г. Закона об обществах укрепились организации таутининков, а союз литовских националистов все старался подчеркнуть, что он не является партией[270]. Деятельность запрещенных политических партий и течений все сильнее проявлялись через цензурируемые властями периодические издания и газеты. Такое положение сохранялось до оккупации Литвы, произошедшей в июне 1940 г.[271]. Хотя в Сеймы было избрано больше представителей партий, однако самыми важными и оказывавшими наибольшее влияние партиями того времени были: Партия христианских демократов Литвы, Союз крестьян Литвы, Партия социал-демократов Литвы и Союз литовских националистов.

Устав Партии христианских демократов Литвы был зарегистрирован 20 декабря 1919 г. в учреждении начальника города Каунаса и Каунасского уезда. Партией управлял съезд, Центральный комитет, Ревизионная комиссия и Совет. Членами Партии христианских демократов Литвы могли быть все граждане, поддерживающие программу партии и выполняющие ее постановления. Партия распространяла идеи христианства и демократии, стремилась к их воплощению в Литве, интересовалась проблемами внутренней и внешней политики государства, равноправия граждан, децентрализации местных самоуправлений, проблемами судебной системы, образования и веры, землеустройством, а также социальными делами работников и хозяйством страны. Партия объединяла людей в общества, учреждала читальни, книжные магазины, клубы и информационные бюро, выпускала различные издания, организовывала собрания и митинги, устраивала лекции, спектакли и курсы. Постановлением министра внутренних дел от 6 февраля 1936 г. Партия христианских демократов Литвы была закрыта, однако она продолжала действовать нелегально вплоть до оккупации.

Начало Союзу крестьян Литвы было положено 16-19 ноября 1917 г., когда в Воронеже объединились отделившиеся от Союза социалистов-народников Литвы правые социалисты Фелиция Борткявичене (Felicija Bortkevičienė), Феликсас Каупас (Feliksas Kaupas), Повилас Матулёнис (Povilas Matulionis), Альбинас Римка (Albinas Rimka), Миколас Сляжявичюс (Mykolas Sleževičius) и др. Представители партии активно работали в Верховном совете литовцев (Vyriausia lietuvių taryba), поэтому 19 апреля 1918 г. большевистская власть запретила совет и партию. 3-4 декабря 1918 г. на прошедшей в Каунасе конференции была высказана идея земельной реформы, которую начали воплощать в жизнь председатель партии М. Сляжявичюс и К. Гринюс, руководивший коалиционными кабинетами министров. Устав партии был зарегистрирован 8 ноября 1919 г., а программа утверждена 6 января 1920 г. Партия издавала газеты «Восход» («Saulėtekis», 1919 г.) и «Труд» («Darbas», 1919-1920 гг.). В Учредительном Сейме у партии было 9 представителей из 112, в I Сейме – 6 из 78.

Представители Партии демократических социалистов-народников Литвы (LSLDP Lietuvos socialistų liaudininkų demokratų partija) 1-10 августа 1919 г. участвовали в конференции II Интернационала в Люцерне и 31 июля – 5 августа 1920 г. в проходившем в Женеве конгрессе II Интернационала, где Литве было выделено 4 места. В 1922 г. партия проголосовала против объединения II Интернационала с Венским интернационалом и в его деятельности не участвовала. На проходившем 4-6 декабря 1922 г. общем съезде Партии демократических социалистов-народников Литвы с Союзом крестьян Литвы был создан Союз крестьян-народников Литвы[272]. В 4 десятилетии XX в. партия была закрыта, однако и дальше продолжала действовать неофициально.

3 сентября 1919 г. устав партии социал-демократов Литвы был зарегистрирован в департаменте защиты граждан министерства внутренних дел. Структуру партии составил партийный съезд, центральный комитет, партийная конференция, городские и уездные комитеты, редакция партийных изданий. 16 декабря 1922 г. партия социал-демократов изменила устав и перерегистрировалась в учреждении начальника города Каунаса и Каунасского уезда. Структуру партии составил партийный съезд, центральный комитет, партийная конференция, городские, уездные и волостные комитеты, редакция партийных изданий и фракция социал-демократов в Сейме. Позднее партия социал-демократов дважды изменила устав и перерегистрировалась в учреждении начальника города Каунаса и Каунасского уезда: 21 июня 1924 г. и 17 октября 1925 г. Постановлением Комиссии по решению вопросов, связанных с Законом об обществах, 6 мая 1929 г. партия социал-демократов Литвы и ее отделения были закрыты. Постановлением Каунасского окружного суда от 3 декабря 1929 г. партии социал-демократов Литвы и ее отделениям было разрешено продолжать свою деятельность. 30 апреля 1932 г. партия социал-демократов снова изменила устав и перерегистрировалась в учреждении начальника города Каунаса и Каунасского уезда.

Партия социал-демократов Литвы была общественной организацией рабочих. Ее членами могли быть все граждане, поддерживающие программу партии, исполняющие постановления партийного съезда и принадлежащие к любой партийной организации. В своей деятельности партия руководствовалась идеологией демократического социализма и реформ, а также стремилась к воплощению данной идеологии средствами политической деятельности. Партия провозглашала идеи социального равенства и законности, свободы личности и национальных меньшинств, идеи народной солидарности, объединяла рабочих в организации, побуждала к учреждению профессиональных союзов, заботилась об образовании и просвещении молодежи, издавала газету «Социал-демократ» («Socialdemokratas»). Члены партии входили в состав правительства Литвы, у них были свои представители в Учредительном Сейме и в других Сеймах. Решением министра внутренних дел от 6 февраля 1936 г. партия социал-демократов Литвы и ее отделения были закрыты, однако партия продолжала действовать неофициально.

Союз литовских националистов (таутининков) был образован 17-19 августа 1924 г. при соединении Партии народного прогресса и Союза земледельцев. Устав Союза литовских националистов был зарегистрирован 11 октября 1924 г. в учреждении начальника города Каунаса и Каунасского уезда. Устав был изменен 17 октября 1925 г., 17 декабря 1927 г. и 29 мая 1929 г. На всеобщем съезде представителей Союза 18-19 октября 1930 г. был принят новый статут, который 30 января 1931 г. был зарегистрирован в учреждении начальника города Каунаса и Каунасского уезда. Союзом управляли всеобщий съезд представителей партийных отделений, Центральное управление, Ревизионная комиссия. Действовал суд чести. В уездах, волостных центрах и городках работали отделения союза. 15 декабря 1933 г. был принят новый устав, который был зарегистрирован в учреждении начальника города Каунаса и Каунасского уезда. 20 декабря 1933 г. Верховным руководителем союза был президент Антанас Сметона, который назначал и снимал с должности председателя союза. С 1930 г. Центральное управление в своей работе должно было руководствоваться указаниями президента. Союзом управляло Центральное управление, собрание председателей уездов, общее собрание участковых представителей. В уездах действовали отделения партии, названные участками. В соответствии с Законом об обществах от 1 февраля 1936 г. Союз литовских националистов 3 декабря 1936 г. был перерегистрирован и внесен в Регистр обществ в министерстве внутренних дел. Членами Союза литовских националистов могли быть все литовцы и литовки, поддерживающие цели Союза. Согласно уставу 1924 г. вступать в Союз можно было с 17 лет, согласно уставу 1933 г. – с 24 лет. Целью Союза было повышать национальное самосознание и культуру, защищать независимость Литвы, добиваться возвращения Вильнюсского края и столицы Вильнюса, повышать материальное благосостояние нации, регулировать отношения между государством и церковью, укреплять армию и др. Союз литовских националистов принимал участие в политической жизни, учреждал фонды, клубы, книжные магазины, читальни, организовывал выборы, съезды, конференции, лекции, курсы, издавал газеты «Литовец» («Lietuvis»), «Эх Литвы» («Lietuvos aidas»), журналы «Руль» («Vairas»), «Наш край» («Mūsų kraštas»), «Вестник Союза литовских националистов» («Lietuvių tautininkų sąjungos žinynas») и другие издания. С 1926 г. его представители работали в Сейме. После роспуска президентом Сейма с 1927 г. по 28 марта 1939 г. в правительство входили только таутининки. После оккупации Литвы Советским Союзом постановлением министра внутренних дел от 19 июня 1940 г. Союз литовских националистов со всеми его подразделениями был закрыт.

Обзор источников

В фонде кабинета министров (LCVA, ф. 923) Центрального государственного архива Литвы хранятся сообщения об учреждении партий и организаций[273]. В фонде Союза националистов Литвы (LCVA, ф. 554) хранятся: статут Союза националистов Литвы 1930 г., устав Союза 1934 г.[274], программа Союза[275], протоколы заседаний Центрального управления 1935-1940 гг.[276], документы всеобщего съезда представителей отделений Союза националистов Литвы 1926-1940 гг.[277]. В фонде социал-демократов Литвы (LCVA, ф. 937) хранятся постановления президиума Центрального комитета партии социал-демократов Литвы 1922-1927 гг., протоколы заседаний, постановления президиума[278]. В фонде департамента самоуправлений министерства внутренних дел (ф. 379) хранятся документы выборов самоуправления. У крестьян-народников не было твердой партийной организации, однако они собирались в экономические организации и руководили некоторыми из них, а также поддерживали хорошие отношения с деревенскими жителями [279].

 

Общественные организации

В 1918-1940 гг. в Литве действовало множество различных организаций, которые оказывали большое влияние на общественную жизнь. Часть их завязей надо искать еще в конце XIX в. После запрета печати латинскими буквами стали возникать тайные общества и кружки, занимавшиеся выпуском и распространением печати[280]. В самом начале XX в. начали создаваться различные общества науки и искусства, оказавшие большое влияние на процесс модернизации литовской нации. Перед Первой мировой войной женские организации заполняли бреши в социальной опеке и выполняли те функции, за администрирование которых позднее взялось государство (социальное обеспечение, детские сады, просвещение). Частично их деятельность была приостановлена в годы Первой мировой войны. В период Независимости в Литве действовали организации экономического, политического, профессионального, научного, национального, религиозного, культурного, спортивного, социального, благотворительного профиля, организации по оказанию помощи и др.

Общества благотворительности и опеки («Ребенок Литвы» («Lietuvos vaikas»), «Капля молока» («Pieno lašas»), Общество спасения младенцев, Опеки над человеком, Общество опеки над слепыми и многие другие) заботились о той важной области общественной жизни, которую не могло соответствующим образом содержать государство. Наиболее важную функцию эти общества выполняли сразу после Первой мировой войны, когда большая часть жителей страдала от голода и лишений. Этим организациям оказывали поддержку государственные институции, им выделялись пособия из доходов государственных лотерей. Деятельность социальных обществ была особенно значима до начала 4 десятилетия XX в., когда в Литве были учреждены Больничные кассы. В целом до начала формирования государственной системы социального обеспечения отдельные области социальной опеки принадлежали компетенции соответствующих общественных организаций.

Среди значимых обществ были так называемые атейтининки (ateitininkai, от лит. ateitis – будущее), павасарининки (pavasarininkai, от лит. pavasaris – весна), скауты, таутининки, младолитовцы, Союз юных земледельцев, Союз стрелков, организации правых и другие. Общества того времени в соответствии со своей идейной направленностью разделялись на националистические, католические и правые. Одними из наиболее крупных были организации атейтининков и павасарининков. До начала Первой мировой войны эти организации действовали тайно; широкую общественную деятельность они начали только после объявления независимости Литвы. Параллельно действовали молодежные организации правого направления: «Союз литовской молодежи» («Lietuvos jaunimo sąjunga»), общество «Искра» («Žiežirbа»), кружки «Культура». Это были словно два противостоящих друг другу потока – правый, или католический, и левый. Целью молодежных организаций католического направления было развитие веры, христианской морали, науки и осознания своей национальности. Целью самой крупной молодежной организации левого направления – «Союза литовской молодежи» (иначе их называли яуниметисами, от лит. jaunimas – молодежь) – воспитание молодежи Литвы в духе нравственности и искусства, а также подготовка молодых людей к общественной жизни. Они не акцентировали внимания ни на религии, ни на национальности.

Партийные разногласия из литовских Сеймов перекинулись и на общественную сферу, что обусловило укрепление организаций третьего направления, т.е. таутининков. Целью учрежденной в 1927 г. молодежной организации «Молодая Литва» («Jaunoji Lietuva») было развитие национальной литовской культуры в сочетании с христианскими ценностями. Организациям таутининков принадлежал Союз литовских националистов, «Молодая Литва», корпорации студентов-таутининков (одна из наиболее ярких – «Neo-Lithuania»), Союз учителей Литвы, Кружки молодых земледельцев, Союз стрелков, Союз освобождения Вильнюса, Союз добровольцев, а также скауты. Хотя общества, принадлежащие ко всем течениям, декларировали свою непартийность, однако у каждого из них были опекуны среди политических партий. Павасарининков опекали христианские демократы, яуниметисов – крестьяне-народники, а младолитовцев – партия таутининков.

Деятельность общественных организаций регламентировали законы. 10 октября 1919 г. был принят закон[281], который поручил надзор за деятельностью обществ министерству внутренних дел. Их регистрировал начальник уезда. Департамент защиты граждан и начальник уезда имели право приостановить деятельность общества, если та приобретала антигосударственные черты.

У национальных меньшинств была широкая культурная автономия, возможность учреждать школы на родном языке, действовали различные организации национальных меньшинств. Во всех Конституциях Литвы декларировалась свобода общественных организаций, однако политические события корректировали постановления Конституции. Влияние на деятельность обществ оказал государственный переворот, произошедший 17 декабря 1926 г. Вступили в силу особые законы по защите государства, на основании которых для любого собрания следовало получить разрешение начальника уезда. В каждом собрании должен был участвовать ответственный представитель полиции, обязанностью которого было не позволять поднимать политические вопросы. После переворота много внимания стало уделяться укреплению Союза литовских националистов и близких ему организаций. Начались ограничения деятельности оппозиционных обществ. В 1930 г. была запрещена деятельность учащихся-атейтининков в средних школах (однако, невзирая на запрет, их организации и дальше продолжали действовать нелегально). Легально могли действовать только учащиеся-скауты, надзор за которыми был поручен компетенции министра образования.

Атейтининки, павасарининки, члены левых организаций были нежелательными личностями на государственной службе. В 1933 г. было начато создание нового союза организаций «Субботник национальной работы» («Tautiško darbo talka»). В состав «Субботника» должны были войти «Союз стрелков» («Šaulių Sąjunga»), «Молодая Литва» («Jaunoji Lietuva»), студенческая корпорация «Neo-Lithuania», Союз литовских учителей-таутининков им. др. Йонаса Басанавичюса, «Союз освобождения Вильнюса», скауты. Его поддерживал Союз молодых земледельцев. 1 февраля 1936 г. был обнародован новый закон, регламентирующий деятельность обществ – более подробный, строгий и конкретный, более ориентированный на национальное литовское общество[282].

Закон об обществах утверждал министр внутренних дел; для учреждения отделений общества, приобретения флагов или форменной одежды также необходимо было согласие министра. Было увеличено число учредителей общества. Часть организаций не соответствовала формальным нормам закона, поэтому они были закрыты (чаще всего из-за слишком маленького количества членов). Правительство требовало безусловного одобрения своих действий, а оппозиционным организациям были оставлены только сфера социальной опеки, просвещения и культуры. На первое место были выдвинуты интересы государства и нации, от организаций требовалось, чтобы они стали опорой государства (т.е. правительства).

В 1931 г. была проведена первая в Литве перепись организаций, которая показала, что больше всего организаций находится во временной столице – Каунасе. В 1931 г. в Каунасе действовало 220 организаций, у которых не было отделений, 96 организаций, отделения которых действовали по всей Литве, 132 отделения различных организаций и 13 союзов организаций. В 4 десятилетии XX в. число обществ постоянно росло. 1 апреля 1938 г. в Литве действовало 730 обществ, 10 союзов обществ и 6900 их отделений. Общества объединялись в союзы и сотрудничали с зарубежными организациями. После оккупации Литвы Советским Союзом все общества были закрыты, принадлежность ко многим из них часто означала ссылку.

Обзор источников

Влияние обществ на жизнь в Литве того времени позволяют узнать документы из фонда министерства образования в Центральном государственном архиве Литвы (LCVA, ф. 391), которые раскрывают усилия государства регламентировать деятельность обществ, союзов и партий. В фонде хранятся: Закон о регистрации обществ, союзов, партий и объединений от 1919 г., заявление съезда корпорации медиков «Fraternitas Lithuanica», направленное министру образования и сообщающее о нехватке врачей в армии и обществе после Первой мировой войны, об их образовании, повышении квалификации, учебе за границей[283].

В фонде кабинета министров (LCVA, ф. 923) хранятся документы, свидетельствующие об усилившемся в 4 десятилетии XX в. надзоре за обществами и организациями – проект Закона о знаках и униформе обществ и союзов (приблизительно 1934 г.[284]) и проект Закона об обществах, принятый 27 марта 1934 г. на заседании кабинета министров[285]. Также в этом фонде содержится информация о: Союзе стрелков Литвы, Союзе национальной молодежи Литвы «Молодая Литва», Союзе кружков молодых земледельцев Литвы, Союзе освобождения Вильнюса, комитете Вильнюсского железного фонда (Vilniaus geležinio fondo komitetas), Вильнюсском обществе литовского искусства и литературы, комитете «Дня моря» («Jūros dienos» komitetas), Союзе литовских вечеров (Lietuvos vakarų sąjungą), комитете Витаутаса Великого, Союзе «Весна» («Pavasario» sąjungą), Обществе литовских женщин-католичек, Центре католической деятельности, Союзе организаций литовских студентов из университета им. Витаутаса Великого, Обществе поддержки литовцев за рубежом, Обществе литовского театра, Комитете по строительству памятника Дарюсу и Гиренасу, Аэроклубе Литвы, Обществе Красного креста, Обществе «Капля молока», Союзе агрономов Литвы, Обществе польского образования и культуры в Литве «Pochodnia», Обществе этнической культуры свободомыслящих, Союзе получивших высшее образование женщин Литвы, Союзе учителей Литвы, Обществе владельцев домов в Шанчяй, Обществе литовских дворян, Клубе литовских офицеров, Обществе «Ребенок Литвы», Обществе рыбаков Клайпедского края, Обществе опеки над человеком, Союзе создателей-добровольцев литовской армии, Обществе ознакомления с культурой СССР и др.

Также представлены датированные 1926 г. резолюции общественных организаций, Союза литовских моряков, Общества «Маяк» («Švyturys») в Каунасе, Спортивной лиги Литвы и отделов Союза земледельцев. Все они были направлены кабинету министров в связи с проводимой внутренней политики. Сохранились ходатайства о выделении средств для деятельности организаций[286] и списки организаций Литвы и Клайпедского края, датированные 1935 г.[287]. Значимым является фонд Союза стрелков Литвы (LCVA, ф. 561), в котором хранятся: устав Союза стрелков Литвы от 1919 г.[288], приказы 1921-1924 гг.[289], протоколы заседаний Центрального управления 1935-1940 гг.[290], протоколы общих собраний представителей отрядов[291], протоколы заседаний совета[292].

В фонде шефа литовской дипломатии Стасиса Лозорайтиса (Stasys Lozoraitis) (LCVA, ф. 668) хранятся приглашения литовских организаций, действовавших в 4 десятилетии XX в., поздравительные письма, программа юбилейного съезда литовских женщин в Каунасе в 1937 г., программа юбилейного национального лагеря скаутов[293].

В военном музее им. Витаутаса Великого хранятся фотографии аверса и реверса флага Общества женщин из офицерских семей имени литовской княгини Бируте, на которых вышиты эмблема и лозунг[294]. Здесь представлены и другие фотографии: различных праздников[295], праздничного мероприятия в честь десятилетия существования общества (на фотографиях женщины во время торжественного заседания одеты в национальную одежду)[296]. Также сфотографированы находившиеся на попечении этого общества детские сады в Кедайняй[297] и заседание в находящемся под опекой Кедайнского района детском саду в честь С. Дарюса и С. Гиренаса (1934 г.). Детсадовцы на фотографии переодеты в летчиков, и перед каждым лежит маленькая модель самолета. На стене – литовский флаг и портрет Дарюса и Гиренаса[298]. Также сфотографированы детский сад в Шанчяй[299], организованная обществом новогодняя елка для детей инвалидов войны в Каунасском клубе офицеров[300], слушательницы организованных обществом курсов медицинских сестер[301]. На фотографиях Клайпедского отдела этого общества увековечена встреча с президентом А. Сметоной в Клайпеде в 1927 г.[302] и проходившая в 1928 г. встреча с членами Союза литовских женщин[303], которые в марте 1934 г. закончили «Курсы первой помощи»[304].

 

Армия

Литовская армия играла важную роль с самых первых лет существования государства. В 1918-1920 гг. ей пришлось воевать за сохранение Литовского государства. 23 ноября 1918 г. премьер-министр А. Вольдемарас подписал приказ №1, которым был основан Совет обороны и приказано сформировать первый полк литовской армии. Во время боев за независимость литовскую армию составляли добровольцы. В 1919 г. в Литве было введено военное положение. В конце боев за независимость в литовской армии было более 40 000 военных, и до 1922 г. их число не уменьшалось из-за постоянной угрозы военного конфликта. В 3 десятилетии XX в. литовская армия состояла из следующих основных родов войск: пехота, кавалерия, артиллерия и военная инженерия. Действовали Высшие офицерские курсы и Военная школа. В отдельное структурное образование под названием Местная армия входило семь уездных комендатур, дисциплинарная рота, военная тюрьма и концентрационный лагерь. Также действовали отдельные учреждения, среди которых была военная санитарная инспекция, военная больница, военное интендантство, Союз стрелков и др.

Самые серьезные структурные изменения произошли после 1 января 1935 г., когда была начата реорганизация и модернизация армии. В начале февраля 1939 г. литовскую армию, кроме министерства охраны края и военных образовательных учреждений, составляли 3 пехотных дивизии со штабами, которым принадлежали 9 пехотных полков, штаб кавалерии, 3 кавалерийских полка, ремонтный эскадрон, 3 кавалерийских батареи, 3 артиллерийских полка, Управление военной техники, 2 инженерных батальона, батальон связи, автомобильная команда, команда бронечастей, военный корабль «Президент Сметона», военная авиация, команда противовоздушной обороны и 12 батальонов пограничной охраны.

В 1940 г. в литовской армии служило 17 генералов, 1800 офицеров, 30 078 унтер-офицеров и солдат. В случае войны при объявлении всеобщей мобилизации в течение 72 часов планировалось увеличить численность армии до 150 000 военных. Годных для военной службы мужчин в Литве было около 500 000. Мобилизационный резерв (около 120 000 военных) должны были составить 19 пехотных полков и 12 батальонов пограничной охраны. На содержание армии выделялась значительная часть государственного бюджета.

В армейском командовании того времени не было постоянства. При постоянной смене кабинетов министров после смены министра охраны края обычно назначался новый командующий армией и начальник главного штаба. По этой причине военные становились слишком зависимыми от политиков, и этим пользовались политические партии, которые через нового командующего армией старались приобрести влияние в армии. Только с начала 1935 г., после вступления в силу нового закона о военном командовании, который определял структуру командования армией, а также права и обязанности военного командования, положение стабилизировалось[305].

Верховным главнокомандующим вооруженных сил Литвы был руководитель государства – президент республики. Согласно Конституции 1922 г. за контроль над вооруженными силами и командование ими отвечал кабинет министров или министр охраны края, которые были подотчетны Сейму. После роспуска Сейма в апреле 1927 они стали подотчетны президенту. С 1 января 1935 г. формирование вооруженных сил, организация и компетенция командования были определены отдельным законом. Президент республики мог назначать и снимать с должности командующего армией, объявлять мобилизацию и демобилизацию, приказывать командующему армией начать военные действия (в случае вторжения врага на территорию Литвы) и т.п. Согласно своей компетенции он мог назначать и увольнять военных в звании командира полка и выше, а также утверждал воинскую дисциплину, административные и хозяйственные статуты. Министр охраны края был вторым звеном командования армией после руководителя государства – президента. Он был начальником всей армии, которому были напрямую подчинены командующий армией, начальник снабжения армии, председатель Военного суда, военный прокурор, начальник Военного музея им. Витаутаса Великого, «Клуб офицеров» («Karininkų Ramovė») и др.

Осенью 1939 г., после введения частей армии Советского Союза на территорию Литвы, при министерстве охраны края был учрежден Особый отдел для поддержания отношений с армией СССР в Литве[306]. Министру охраны края было поручено контролировать подготовку общественности, государства и армии к войне, обеспечивать армию военной техникой и т.п. При министре охраны края в качестве совещательного органа действовал Военный совет, который составлял сам министр, командующий армией, начальник снабжения армии, начальник штаба армии и назначенные приказом министра командующие дивизиями и начальники всех родов войск. Еще одним важным звеном армейского руководства была подчиненная министру охраны края институция командующего армией. В мирное время командующий армией был подчинен министру охраны края, а в военное время напрямую подчинялся президенту республики и обладал большими правами, чем министр[307]. Согласно вступившему в силу в 1935 г. Закону об армейском руководстве командующий армией был обязан подготовить все вооруженные силы к войне. Командующему армией были напрямую подчинены начальник штаба армии, командиры дивизий, начальники и инспекторы всех родов войск, начальники военных образовательных учреждений, начальник Союза стрелков и главный капеллан армии. Также ему был подчинен военный атташе Литвы. Не менее важны были институции начальника интендантской службы, ответственного за снабжение армии, и начальника штаба армии. В руках последнего была сосредоточена вся власть в области руководства армией[308].

В течение почти всего периода существования Литовского государства (1918-1940) на территории Литвы действовала одна из форм особого положения – военное положение. 10 февраля 1919 г. оно было введено на части литовских земель, а 9 октября 1919 г. объявлено на всей территории Литвы. В первые годы существования государства введение и действие военного положения было связано с боями за независимость, позднее – с напряженными отношениями между Литвой и Польшей.

21 августа 1922 г., после окончания боев за независимость, военное положение было отменено на большей части Литвы, однако осталось в армии, во всей железнодорожной зоне и во многих волостях вдоль демаркационной линии. 17 июня 1926 г. военное положение было отменено во всей Литве, за исключением зоны шириной в один километр возле демаркационной линии. Однако после государственного переворота 17 декабря 1926 г. военное положение вновь было восстановлено. По предложению кабинета министров актом президента республики от 20 декабря 1926 г. военное положение было введено во всей Литве. 22 марта 1939 г. (перед самой потерей Клайпеды) во всей Литве было введено время усиленной обороны государства[309]. Части литовской армии были распределены по всей территории Литвы в соответствии с планами, разработанными Главным штабом армии. Принципы дислокации армии и вносимые изменения диктовались международным положением государства и вероятностью возможного нападения. В 1939 г. на основные изменения дислокации литовской армии оказали влияние потеря Клайпедского края и подписание договора о взаимопомощи с СССР, а также возвращение Вильнюса и Вильнюсского края и ввод военных частей Советского Союза. В конце октября 1939 г. части некоторых подразделений литовской армии были передислоцированы в Вильнюс и Вильнюсский край. После подписания договора о взаимопомощи с СССР и ввода войск советской армии на территорию Литвы свобода действий литовской армии была ограничена[310].

Военная подготовка не спасла Литву от оккупации. Было принято политическое решение не сопротивляться вступающей на территорию Литовской республики армии Советского Союза. Во время оккупации литовская армия была сокращена и постепенно интегрирована в советскую Красную армию, а ее остатки были расформированы. Часть солдат была сослана, часть эмигрировала на Запад, а еще часть осталась в Литве и сопротивлялась оккупации во время партизанской войны.

Обзор источников

Документы, хранящиеся в Центральном государственном архиве Литвы, знакомят нас с литовской армией того времени, с этапами ее создания, ее обеспечением, а также со значением армии в обществе. Это хранящиеся в фонде министерства охраны края (LCVA, ф. 384) приказы министра охраны края и командующего армией[311], проекты военной формы, приказы о порядке аттестации офицеров, повышении офицерского звания и увольнении военных в запас[312]. Также в фонде имеются описания военной формы литовской армии и приказы о порядке ношения формы, приказы о военных учениях и о создании Общества военных наук[313], приказы о воинской обязанности от 1925 г.[314]. В приказе от 1929 г. обсуждается порядок денежной помощи для инвалидов войны[315]. Сохранились приказы о присуждении офицерам более высокого звания, о награждениях, о штатах воинских частей[316], приказы о составе полковых судов и об аттестации офицеров (от 1933 г.) и т.п.[317]. Положение армии в 1938-1940 гг. характеризуют различные документы: приказы о военной мобилизации, об аттестациях, военных учениях, о присуждении офицерам более высокого звания, об увольнении офицеров в запас[318]. Сохранился приказ по армии №56 от 15 июня 1940 г. об отлучке бригадного генерала И. Мустейкиса (I. Musteikis) и приказы о переформировании армии, которые отражают процесс ликвидации литовской армии[319].

В хранящихся в фонде кабинета министров (LCVA, ф. 923) протоколах заседаний содержится большое количество информации об армии, обучении солдат, обеспечении и подготовке армии, о защите государства во время нападения. Закон о защите государства Финляндия от 1939 г. Сохранились сведения о проходившем в 1939 г. обсуждении по вопросу созыва для повторения военной науки: «решили позволить министру охраны края созвать в январе и феврале 1935 г. на четыре недели до 100 младших лейтенантов запаса и до 7000 военных запаса первого разряда для повторения военной науки»[320]. Постановление Совета по защите государства от 1 сентября 1939 г. о поручении армии охраны границы на участке Нямунас (от населенного пункта Сударгас) и Нярис. Приказ президента об изменении штатов в министерстве охраны края в мирное время. В 1939 г. в армию были призваны группы офицеров запаса, поэтому в некоторых учреждениях стало не хватать рабочих и служащих (напр., из Государственного радиофона выбыл механик и два оркестранта). Секретный приказ по армии №24 от 18 декабря 1939 г. Прейскурант цен на боеприпасы. Также в документах рассматриваются вопросы финансирования армии, представлено ходатайство министерства охраны края об увеличении финансирования армии на 1940 г., поскольку увеличение армии достигло почти 100 процентов. Вопросы об учреждении военных аэродромов[321]. Информация о снабжении армии. Продуктами питания армию снабжали государственные предприятия: «Maistas» – мясом и салом, «Lietūkis» – рожью и ячменем, «Pienocentras» – молоком и маслом, рыбу поставляло предприятие «Žuvis», сахар – «Lietuvos cukrus». В деле сохранилась переписка о визах для отбывающих за границу офицеров (больше всего – в Германию, но также в Латвию, Финляндию, Италию и т.д.)[322]. Рапорт правления по обеспечению армии при министерстве охраны края от 22 августа 1939 г. о военном корабле «Антанас Сметона», которому после потери Клайпеды пришлось искать приют в рыболовецком порту г. Швянтойи. Подробный обзор ситуации на корабле «Антанас Сметона», его готовность к военным действиям, настроения экипажа[323]. Вопросы обеспечения офицеров, установление надбавок к зарплате, нормы назначаемых офицерам квартир и т.п. Принятые 3 октября 1933 г. и утвержденные советом министров 7 февраля 1939 г. Постановления о военных действиях[324].

В фонде министерства образования (LCVA, ф. 391) хранятся проекты различных законов, свидетельствующие об этапах формирования литовской армии в первые годы независимости и о ее бытовых трудностях. Проект закона «Об оплате военным, отправленным в отпуск для поправки здоровья». Из-за нехватки в армии лошадей была проведена дополнительная реквизиция. Списки штатов армейского суда (1919 г.), закон от 1919 г. о запрете вступления в чужую армию, инструкция призыва в литовскую армию от того же года[325].

В собраниях Военного музея им. Витаутаса Великого также представлена обширная коллекция армейских фотографий. На них запечатлен ежедневный солдатский быт, праздничные выступления, военные учения, досуг. Пехота, кавалеристы, артиллеристы. Фотографии раскрывают отношения между армией, государственными институциями и общественностью. Запечатлена и первая присяга литовской армии, проходившая 11 мая 1919 г. на Ратушной площади в Каунасе [326]. Из альбома «Виды возрождения Литвы» («Vaizdai iš Lietuvos atgimimo») (VDKM, Fa-17699) на нас смотрят солдаты и офицеры литовской армии, также здесь показаны военные мастерские, транспортные средства, скудный армейский быт первых лет независимости, плохое состояние солдатских казарм и других предназначенных для армии помещений. Отдел военной санитарии запечатлен на фотографиях из Каунасской больницы (персонал, операции и др.)[327]. В собрании музея имеется коллекция самиздатовских изданий различных воинских частей, демонстрирующая процесс просвещения армии.

 

Местное самоуправление

Местное самоуправление действовало и обладало полномочиями только на части территории Литвы, а общей целью всех самоуправлений было заниматься делами местных жителей. Институции самоуправления организовывали и контролировали просвещение, здравоохранение, социальную опеку и благотворительность, ремонт зданий, поддержание чистоты, осуществляли надзор за дорогами, мостами и рынками, обеспечивали общественный порядок и спокойствие, организовывали общественные работы, собирали налоги, распределяли обязанности между жителями и занимались другими предусмотренными законом делами. Местные самоуправления зависели от издаваемых государством законов[328].

11 ноября 1918 г. кабинет министров издал воззвание, призывавшее жителей создавать местную власть – приходские комитеты. В 1918-1919 гг. организациям местного самоуправления (комитетам и службам) было поручено принять имущество у немецкой администрации, а также регулировать торговлю, учреждать милицию и т.п.[329]. 10 октября 1919 г. был принят первый литовский Закон о самоуправлениях[330]. Он утвердил местное самоуправление, в котором могли принимать участие все жители, вне зависимости от имущества, пола или вероисповедания. Также в этом Законе было утверждено разделение территории Литвы на волости и уезды. Города, в зависимости от размера, могли обладать правами волостей или уездов. Кроме того, в Законе описывался механизм установления площади волости (отдельные деревни могли просить, чтобы их присоединили к другой волости, однако для этого необходимо было получить согласие департамента самоуправлений при министерстве внутренних дел).

Были узаконены сянюнии – староства (от лит. seniūnas – староста). Жители сянюний, собравшись на сельский сход, имели право выбрать старосту, однако более широких функций самоуправления у старост не было. Представительская власть принадлежала волостному совету, а исполнительная – волостному правлению, которое выбирали члены совета. Председатель волостных правлений назывался войтом (viršaitis), а городских – бурмистром. Местные самоуправления отвечали за социальную опеку, просвещение, транспорт, поддержание инфраструктуры и т.п. Местные институции имели право сами выбирать некоторые налоги и диспонировать материальное имущество[331]. Однако ни в данном законе, ни в первой постоянной Конституции Литвы не были четко разделены функции центральной и местной власти. Из-за этого возникали трения между начальниками уездов, которые подчинялись министерству внутренних дел, и руководителями уездных самоуправлений. В начале 3 десятилетия XX в. самоуправления Литвы с трудом справлялись со своими задачами, им не хватало специалистов – особенно в волостных самоуправлениях.

Хотя полномочия самоуправлений были велики, однако они не были обеспечены достаточными материальными ресурсами, поэтому самоуправлениям постоянно не хватало средств. Они вводили дополнительные налоги по своему усмотрению, а это означало уменьшение средств, выплачиваемых в государственный бюджет, что стало одной из причин раздоров между центральной и местной властью[332]. Доходы самоуправлений составляли налоги, а также доходы со своего имущества и предприятий. Однако собранных налогов и сборов на все нужды самоуправлений не хватало, поэтому с 1925 г. самоуправлениям начали выделять государственные кредиты (пособия).

Большое значение имели реформы самоуправлений, изменившие структуру местной власти, ее статус и деятельность. 29 июля 1924 г. II Сейм утвердил поправки к Закону о самоуправлениях, в связи с чем прошла первая реформа самоуправлений. Начальники уездов, назначаемые министерством внутренних дел, становились и начальниками правлений уездных самоуправлений. Был изменен порядок занимания должности волостных войтов: их назначал начальник уезда, выбирая из трех предложенных волостью кандидатур, а не избирало правление волости, как это было раньше.

Управлениям уездных самоуправлений было поручено проверять сметы, трудовые ставки и зарплаты работников уездов и городов, имеющих права уездов[333]. Кроме того, уезды исполняли роль посредника между центральной властью и волостями. После государственного переворота 17 декабря 1926 г. лидеры Союза литовских националистов (таутининков) взялись за перестройку государственного строя в целом. В 1929 г. был принят Закон о местном самоуправлении, предназначенный только для деревенских самоуправлений, а в 1931 г. – Закон о местном самоуправлении, предназначенный для всех самоуправлений. Были введены избирательские цензы, которые разделяли потенциальных избирателей на группы согласно размеру имущества, уровню доходов, образованию и занимаемой должности. Цензы позволяли власти таутининков управлять электоратом и не пропускать в местные самоуправления нежелательных для власти лиц.

Закон о самоуправлениях от 1931 г. предусматривал, чтобы в совет временной столицы, города Каунаса, одну треть членов назначал кабинет министров[334]. В период 1918-1940 гг. по сути дела сохранялась та же самая территориально-административная сеть – уезды, поделенные на волости. Города, с учетом их величины, могли относиться к уровню уездов или волостей. Во время периода Независимости усиливался административный контроль над местными самоуправлениями, однако они не были полностью инкорпорированы в государственное администрирование[335].

Обзор источников

Документы из Центрального государственного архива Литвы, хранящиеся в фонде департамента самоуправлений при министерстве внутренних дел (LCVA, ф. 379), содержат информацию о деятельности местных самоуправлений. В этом фонде представлен обзор деятельности самоуправления Каунасского уезда и отчетные документы самоуправления города Каунаса[336]. Также представлена информация о создании местного самоуправления. Это установление границ уездов, первенство литовского языка по отношению к другим языкам, перевод топонимов Шакяйского уезда с немецкого языка на литовский, перевод названий находящихся в Литве местностей с польского языка на литовский[337]. Данные о выборах 1920 г. в самоуправление и волостные советы. Списки кандидатов и избранных лиц, протоколы выборов[338]. Статистические данные о выборах в волостные, уездные  и городские советы. Число членов волостных, уездных  и городских советов. Министерство внутренних дел получало информацию о попытках коммунистической партии помешать выборам в самоуправление (ломать ящики для голосования, рвать карточки для голосования, шуметь и т.п.)[339]. Характеристики кандидатов на должность бурмистра и его заместителей  (сведения предоставлены тайной криминальной полицией). Сведения о волостных войтах и секретарях. Информация о нарушениях выборов, недозволенной агитации в день выборов, подкупе избирателей и т.п.[340]. Выборы бурмистров и опротестование результатов этих выборов. Вопросы о зарплате бурмистров и их помощников. Характеристики избранных бурмистров, оценка их благонадежности и лояльности по отношению к государству, особенно оценка национальной лояльности, сведения о принадлежности к организациям, образовании, интеллигентности, отношениях с местной общественностью. Имеется информация о моральном облике общественности того времени (пьянство, азартные игры, коррупционные и внебрачные связи – обо всем этом сообщается в характеристиках). Сведения об организации выборов в самоуправление. Прогнозы результатов выборов в самоуправление в 1931 г., перечисление неблагонадежных войтов.

Перечислены причины, по которым выборы в самоуправление в 1931 г. могут быть неблагоприятными для таутининков (деятельность оппозиционных партий и организаций; организации таутининков в деревне слабые, а у крестьян-народников немало покровителей). Предлагается выдвигать в кандидаты авторитетных таутининков, которых широко поддерживает общественность, а если таковых нет – беспартийных, однако сочувствующих таутининкам; перекрыть дорогу публичной агитации; выборы во всех волостях объявлять не в одно и то же время (чтобы за процессом выборов мог наблюдать начальник уезда, начальник полиции или кто-то из уездного правления). Информировать о выборах в течение как можно более короткого времени. Были опасения, что если кандидатами будут выдвинуты только таутининки, то они наберут совсем мало голосов. Предлагалось тайно информировать надежных людей (старост, стрелков, таутининков и др.), чтобы они следили за подготовкой к выборам, а увидев, что ситуация оборачивается не в пользу таутининков, ее подкорректировали. Организовывать и объединять позиции, беседовать, активно участвовать в выборах. Неблагонадежных войтов снимать с должности[341].

В этом фонде хранится информация о доходах и расходах самоуправлений: сметы доходов и расходов; расходы уездов, волостей и городов с правами волостей – резюме расходов и доходов 3 десятилетия XX в.[342]. Сообщения, телефонограммы, жалобы, протоколы, копии протоколов заседаний некоторых городских советов. Вопросы, находящиеся в компетенции самоуправления: мощение улиц, их расширение и уборка, строительство и обеспечение начальных школ, улучшение условий труда пожарных, налоговые вопросы, доходы от скотобоен, налоги с трактиров и других торговых учреждений[343]. Самоуправлениям принадлежало обеспечение начальных школ[344]. Им была оставлена и соответствующая сфера социальной опеки: самоуправления покрывали расходы на лечение и расходы на проживание неимущих в учреждениях опеки. В 1928 г. дождливая погода погубила урожай земледельцев, северной Литве угрожал голод, поэтому самоуправлениям пришлось регулировать ситуацию[345]. Имеется информация о привычках общественности того времени и о ее ежедневной жизни (напр., побуждение красивее одеваться перед годовыми праздниками).

Сохранилась информация о благоустройстве городов, о приоритетных задачах по мощению улиц и оборудованию тротуаров. Городские здания должны были быть пронумерованы (за нумерацией следило городское правление), а каждый участок со стороны улицы должен быть обнесен забором; заборы, ворота, фасады домов, окна со ставнями и двери со стороны улицы должны быть выкрашены масляной краской. Правила улучшения и разметки дорог[346]. Указано, на чьи средства проводится ремонт дорог и тротуаров. Установление транспортного порядка в городах и городках, основанного на правилах дорожного движения. Указывается, грузовые автомобили какого веса могут ездить по городским улицам (напр., в 1927 г. ездить можно было только на взнузданных лошадях, разъезжаться следовало с правой стороны проезжающего, а обгонять – слева; запрещается во время ярмарок, базарных и праздничных дней быстро ездить и соревноваться в толпах людей, вообще запрещается соревноваться без разрешения полиции). Телеги и сани должны быть помечены табличкой, на которой написано имя, фамилия и место жительства владельца. Профессиональные извозчики могут быть не моложе 16 и не старше 65 лет, они должны соблюдать трезвость. Обязательно следует пропускать процессии, торжественные шествия, воинские части, пожарные команды. Указаны правила езды на велосипедах: запрещается ездить по тротуарам и пешеходным дорожкам, велосипеды должны быть пронумерованы[347].

В фонде министерства образования (LCVA, ф. 391) содержится информация о роли самоуправлений в создании государственной политики социальной защиты. При самоуправлениях должны были учреждаться Отделы социальной защиты, которые «проводят работу по благотворительности и оказанию денежной помощи, равно как принимают в свое ведение или под свой контроль общества по оказанию всякого рода денежной помощи» [348].

В альбоме фотографий из архива (LCVA, A25) собраны фотографии 3 десятилетия XX в. из Биржайского уезда, на которых запечатлены руины Биржайского замка, костелы, школы, больница, виды природы, мелиоративные работы, местные промышленные предприятия, пункт по обработке льна, молочный завод, пивоварня, организации стрелков и атейтининков, синод евангелистов-реформаторов, посещение Биржай президентом А. Сметоной.

 

Просвещение

В 1918-1940 гг. Литва многого достигла в области просвещения. После объявления независимости просвещение стало одной из приоритетных задач молодого государства. Быстро формировалась сеть просветительских учреждений – несмотря на то, что во время Первой мировой войны школы были опустошены, а учителей разогнали. В 1919 г. были приняты временные законы о начальных школах и об общеобразовательных профессиональных школах. 6 октября 1922 г. был принят Закон о начальных школах, а в 1925 г. – Закон о средних школах. Была сформирована общеобразовательная школа, которая состояла из 4-летней начальной школы, 4-летней прогимназии (также называемой средней школой) и 4-летней гимназии (также называемой училищем, лит. Aukštesnioji mokykla).

В 1936 г. система просвещения была реформирована. Реформа была связана с идеей национальной школы и литовской государственности. Начальная школа стала состоять из 6 классов, прогимназия – из 3, а гимназия – из 7. Учащиеся, закончившие начальную школу, могли дальше учиться в прогимназии или гимназии. Их число в период независимости тоже быстро росло. В начале 1920 г. действовало 38 гимназий и прогимназий, в 1934 их число выросло до 107. Существовали школы подобного типа для национальных меньшинств (польские, еврейские, немецкие, русские, латышские), все они были частными. С 1924 г. в гимназиях можно было выбрать профиль обучения: с обязательным латинским языком; с усиленным изучением математики и естествознания; с усиленным изучением иностранных языков. После окончания гимназии можно было поступать в высшую школу.

 В Литве действовали специальные профессиональные средние школы различных профилей. Это коммерческие, технические, сельскохозяйственные, лесоводческие училища, школы искусств, музыкальные, медицинские, бухгалтерские, полицейские, военные и другие школы, семинарии для учителей и священников. В 4 десятилетии XX в. быстро росла сеть ремесленных и торговых школ, а также школ по другим специальностям.

За двадцать лет литовской независимости удалось ликвидировать неграмотность. Расширилась сеть школ. В 1919 г. в Литве действовало около 40 училищ и около 1000 начальных школ. Через двадцать лет в Литве действовало 93 училища, 73 специальных школы, а число начальных школ выросло втрое. Был создан Литовский университет (с 1930 г. – университет им. Витаутаса Великого) и еще 5 высших школ и институтов[349].

 

Начальное обучение

В Литве доминировали литовские начальные школы. В 1918-1920 гг. было 903 литовские начальные школы, которые составляли 87,16 проц. всех начальных школ. Начальных школ национальных меньшинств было намного меньше: действовало 49 еврейских, которые составляли 4,73 проц. всех начальных школ, 37 немецких (3,57 проц.), 33 польских (3,19 проц.), 11 латышских (1,06 проц.) и 3 русских (0,29 проц.)[350]. До начала внедрения обязательного начального образования, т.е. до 1928 г., сеть школ выросла примерно в 2,5 раза. Большую часть начальных школ содержало министерство образования и самоуправления, но существовали и частные начальные школы. В государственных школах начальное обучение было бесплатным. Содержание обучения в начальных школах было установлено в соответствии с программами, утвержденными министерством образования, в которых больше всего внимания уделялось литовскому языку, краеведению, арифметике.

В принятой в 1922 г. Конституции было установлено, что начальное обучение является обязательным, однако время и порядок введения обязательного начального обучения должен был определить закон. 6 октября 1922 г. Учредительный Сейм принял Закон о начальных школах[351]. Все начальные школы были поручены министерству образования. Школы могло учреждать министерство образования, самоуправления, общественные и религиозные организации, а также отдельные граждане Литвы[352].  Этим законом в Литве было введено четырехлетнее начальное обучение, обязательное для детей обоих полов в возрасте 7-14 лет. И все же не было достаточной сети школ (самоуправления были не в силах содержать и обеспечивать начальные школы), поэтому обязательное обучение было объявлено не одновременно по всей Литве. Учителей назначали уездные комиссии по образованию и культуре, которые контролировал назначаемый министерством образования инспектор уездных школ. 18 февраля 1924 была подготовлена инструкция по введению обязательного начального обучения[353].

В 1926 г. был подготовлен проект закона об обязательном обучении, устанавливающий порядок введения обязательного обучения. Он был представлен на рассмотрение III Сейму, однако Сейм не успел его обсудить (он был распущен 12 апреля 1927 г.). В тех самоуправлениях, где была достаточно обширная сеть школ, и в районе школ, которые содержало министерство образования (этот район составляли школы восточной Литвы, расположенные ближе всего к демаркационной линии) обязательное посещение начальных школ было введено с 1 мая 1928 г. В 1931 г. было официально объявлено, что обязательное посещение начальных школ введено во всей Литве.

Система общего образования была реформирована в 1936 г. В том же году был издан новый Закон о начальных школах, который яснее обозначил цель начальных школ. В заново подготовленных программах для начальных школ акцентировалось познание своего края и национальное воспитание[354].

Обзор источников

Документы, хранящиеся в фонде кабинета министров (LCVA, ф. 923) Центрального государственного архива Литвы, раскрывают течение и обстоятельства введения в Литве обязательного начального обучения. Ценная информация содержится в протоколах заседаний кабинета министров[355]. Среди документов – Законы о курсах учителей начальных школ от 9 февраля 1923 г.[356]. Отчеты и инструкции, в которых описан процесс введения обязательного обучения, а также трудности, с которыми пришлось столкнуться государственным институциям. Комментируются: обнародованный в 1922 г. Закон о начальных школах; подготовленная министерством образования в 1924 г. инструкция по введению обязательного начального обучения; проект закона об обязательном обучении, в 1926 г. поданный министерством образования кабинету министров. Сохранился план введения обязательного начального обучения, а также установление учебного года[357]. Некоторые самоуправления отметили десятилетнюю годовщину литовской независимости введением обязательного начального обучения[358].

В фонде департамента самоуправлений при министерстве внутренних дел (LCVA, ф. 379) хранится план введения обязательного всеобщего обучения от 1928 г. В нем рассматривается база правовых актов, обладающих силой закона, сеть школ, обеспечение школ учебным инвентарем, подготовка волостей к введению обязательного начального обучения. Представлен план введения обязательного начального обучения, описываются его этапы. Предоставляется статистика о подготовке к введению обязательного обучения (число школ, учителей, учеников по уездам и волостям), статистика, сколько средств необходимо для строительства и оборудования школ в уездах. Договоры об аренде школьных помещений (волостное правление договаривалось с владельцами домов). Рассматривается экономическое положение начальных школ и условия обеспечения школ. Имеется информация, с какого числа и в каких волостях вводится обязательное начальное обучение; какие волости смогут покрыть выросшие из-за этого расходы (приходилось учреждать дополнительные комплекты, обеспечивать неимущих учеников письменными принадлежностями и учебниками, назначать пособие малоимущим родителям на содержание учеников), а какие не имеют для этого средств. На помощь самоуправлениям приходили жители некоторых волостей (сами делали мебель, оказывали другую поддержку). Самоуправлениям нужны были государственные пособия[359].

Письма жителей, в которых они выражают недовольство по поводу числа литовских, еврейских, немецких начальных школ. Также жители выражают недовольство, что о здоровье литовских учеников заботится немецкий или еврейский врач. Имеются статистические данные о каунасских начальных школах, указан язык обучения: литовский, польский, еврейский, немецкий, русский. Также описывается школьный инвентарь, указан адрес школы, заведующий, число комплектов, учителей и учеников, квадратура занимаемых школой комнат. Описываются проблемы, возникшие из-за содержания школ национальных меньшинств (просят содержать их на государственные средства: самоуправление дотирует часть расходов, остальные расходы покрывают родители)[360].

Еще в 1923 г. министерство образования предложило комиссиям по просвещению при открытии новых школ и комплектов руководствоваться соответствующими инструкциями: учреждать школы только в начале учебного года; помещения новых учрежденных школ должна осмотреть комиссия[361]. Указываются условия, при которых учителем мог быть иностранец[362]. Выводы об их благонадежности предоставляли соответствующие специальные комиссии[363].

Имеется информация о применении законов о просвещении на практике, о возникающих из-за этого проблемах, о преподавании иностранных языков в школах Литвы[364]. Информация об училищах содержится в фонде министерства образования (LCVA, ф. 391). В 1921 г. министерством образования был составлен список училищ Литвы, аттестаты которых давали право поступать на Высшие курсы. Это государственные гимназии: Каунасская I, Мариямпольская им. Ригишкю Йонаса (Rygiškių Jono), Паневежская, Шяуляйская; частные гимназии: Каунасская еврейская гимназия, Каунасская еврейская реальная гимназия, гимназия Каунасского общества учителей (русская), Каунасская польская гимназия, Каунасская коммерческая школа, Мариямпольская реальная гимназия[365].

Обзор сельскохозяйственных школ 1919 г., временные правила начальных хозяйственных школ, средние школы сельского и лесного хозяйства[366]. Информация о Каунасской музыкальной школе и Каунасской консерватории (президент республики по представлению министра образования утверждал профессоров и директора консерватории)[367]. Учреждение музыкального отделения в 1919 г.[368]. Информация о Клайпедской государственной ремесленной школе[369] и о Клайпедской музыкальной школе[370]. Также сохранилось немало сведений о положении музыкального образования в Литве в 1933 г.[371] и письмо М. Добужинского о Школе искусств[372].

 

Высшее образование

В период Независимости действовали различные высшие школы. Большая их часть находилась в Каунасе: в 1922 г. был утвержден Литовский университет (с 1930 г. – университет им. Витаутаса Великого), в 1922 г. – Школа искусств (позднее ставшая Институтом искусств), в 1931 г. – Высшая военная школа им. Витаутаса Великого, в 1933 г. – Консерватория, в 1934 г. – Высшие курсы физкультуры, в 1936 г. – Ветеринарная академия (при использовании ее материальной базы было учреждено и ветеринарное отделение медицинского факультета университета им. Витаутаса Великого). В 1924 г. была учреждена Академия сельского хозяйства в Дотнуве. При использовании материальной базы Академии были созданы отделения агрономии и лесного хозяйства на факультете математики и естествознания Литовского университета и сельскохозяйственный техникум в Дотнуве. В 1934 г. в Клайпеде был основан Институт торговли, а в 1935 – Педагогический институт.

Самой важной высшей школой в то время являлся университет. 5 декабря 1918 г. Государственный совет Литвы принял статут Вильнюсского университета, который объявлял, что с 1 января 1919 г. восстанавливается Вильнюсский университет. Бои за независимость помещали воплощению этого замысла, и высшую школу пришлось создавать в Каунасе. 27 января 1920 г. были открыты Высшие курсы с шестью отделениями: гуманитарных наук, права, математики и физики, естествознания, техники и медицины. Эти курсы и стали началом университета. В 1922 г. кабинет министров постановил открыть университет, опираясь на статут Вильнюсского университета, принятый Государственным советом Литвы 5 декабря 1918 г. 16 февраля 1922 г. был открыт Литовский университет в Каунасе, в который вошло большинство слушателей и лекторов Высших курсов.

24 марта 1922 г. Учредительный Сейм принял статут Литовского университета, который узаконил автономию университета. Университет состоял из шести факультетов: теологии и философии, гуманитарных наук, права, математики и естествознания, медицины и техники. Высшим органом университетского самоуправления был Совет университета, который составляли члены советов всех факультетов и почетные профессора. Совет университета на один год выбирал из профессоров ректора, проректора и секретаря. Ректор, проректор, секретарь и деканы факультетов составляли исполнительный орган университета – Сенат.

31 марта 1925 г. в Сейме было принято изменение университетского статута, которое предусматривало учреждение факультета теологии евангелистов. Этот факультет из-за слишком низкого числа студентов  был закрыт 1 сентября 1936 г. 7 июня 1930 г. президент республики обнародовал закон об имени Литовского университета – он был назван университетом имени Витаутаса Великого. В тот же день был обнародован статут университета им. Витаутаса Великого, который частично ограничил университетскую автономию: членов старшего персонала по предложению факультета назначал президент, приват-доцентов – министр образования. Для преподавателей был введен возрастной ценз. Каденция ректора и проректора была продлена до трех лет. Университет состоял из семи факультетов. 4 ноября 1937 г. Сейм принял новый статут университета им. Витаутаса Великого, который еще более ограничил университетскую автономию. Были сужены функции Совета университета и расширены функции Сената, регламентировано учреждение Представительства студентов и студенческих организаций. Также были расширены права министра образования. Теперь он мог предлагать своих кандидатов на пост ректора или проректора.

В 1939-1940 гг. университет им. Витаутаса Великого помог восстановить Вильнюсский университет. 13 декабря 1939 г. IV Сейм принял Закон об университетах, который объявлял, что с января 1940 г. в Вильнюс переносятся факультеты гуманитарных наук и права. С 15 декабря 1939 г. была остановлена деятельность польского университета имени Стефана Батория и начал работать литовский Вильнюсский университет, действовавший согласно статуту университета им. Витаутаса Великого.

После оккупации Литвы Советским Союзом, 16 июля 1940 г., был закрыт факультет теологии и философии. 29 июля 1940 г. был изменен статут университета и уничтожена автономия. Вскоре были запрещены студенческие организации, уволена часть преподавателей и работников. 21 августа 1940 г. университет им. Витаутаса Великого был назван Каунасским университетом[373].

Обзор источников

В собрании Военного музея им. Витаутаса Великого хранятся виньетки с выпусками отделений различных факультетов университета им. Витаутаса Великого, на которых представлены фотографиями студентов и профессуры.

В фонде университета им. Витаутаса Великого (LCVA, ф. 631) Центрального государственного архива Литвы хранятся протоколы заседаний Сената и Совета Литовского университета[374], регулямины факультетов университета им. Витаутаса Великого[375], списки лекторов и служащих Высших курсов (позднее – Литовского университета) за 1920-1922 гг.

Имеется информация о числе слушателей Высших курсов и преподавателях, сохранились планы чтения курсов и лекций, отчет о деятельности Высших курсов, сметы[376]. Сведения о научном персонале Литовского университета, описания преподаваемых предметов, правила процесса обучения[377], сведения об университетских профессорах[378]. Данные о выборах в Представительство студентов за 1926 г., списки университетских корпораций и студентов на факультетах, различные статистические данные[379]. Учебные планы на 1927-1928 г.[380], список персонала университета им. Витаутаса Великого за 1937-1938 г., списки студенческих организаций (корпораций, союзов, обществ, клубов)[381]. Структура создаваемого Литовского университета, обсуждение вопросов профессуры и зарплат. Устав Высших курсов и подготовленный министерством образования проект норм заработной платы для Литовского университета. Преподавателей Высших курсов отправляли на стажировки в университеты Германии и Италии[382].

В фонде министерства образования (LCVA, ф. 391)[383] хранятся проекты статута университета за 1936-1939 гг. с примечаниями ректора университета М. Ромериса[384]. Документы фонда раскрывают обстоятельства учреждения Высших курсов: письмо министру образования от совета Общества Высшего образования, датированное 1919 г., по поводу учреждения Высших курсов; утвержденный министром образования в 1919 г. устав Высших курсов[385]; протоколы заседаний советов факультетов Литовского университета за 1922 г.; приказы президента республики, которыми он назначает профессоров, деканов и секретарей факультета. Переписка Литовского университета с министерством образования по вопросам университетской деятельности. Эти документы содержат информацию об администрировании университета, о его деятельности, организации учебы, материальном положении университета[386].

В 1925 г. Был издан Временный регулямин Литовского университета[387]. В 1928 г. – меморандум о реформе статута Литовского университета. Сохранились заявления советов факультетов. Самую большую опасность они видят в зависимости научного персонала, исполнительных органов университета и органов факультетов, а также научных и учебных дисциплин от политической власти (президента республики или министра образования). Вместо профессоров-ученых появляются профессора – государственные служащие, профессора-бюрократы.

Радикальная переделка факультета теологии и философии[388]. Президент республики, опираясь на государственную Конституцию, статут университета им. Витаутаса Великого и предложения кабинета министров, назначал доцентов, профессоров, проректоров и ректора университета им. Витаутаса Великого[389]. Профессора переходили работать в другие, зарубежные высшие школы (напр., в Чехословакии). Новый закон о факультете теологии евангелистов. Информация о кафедре Семитологии[390]. Проекты статута университета, относящиеся к 4 десятилетию XX в. Пояснительные письма университетской общественности по поводу статута (замечания, предложения, возражения). Список студенческих организаций университета им. Витаутаса Великого за 1937 г., в нем представлено 92 организации[391].

Информация об университете содержится и в фонде кабинета министров (LCVA, ф. 923). Проходившее в 1935 г. обсуждение проекта изменения статута университета им. Витаутаса Великого. Ходатайство Представительства студентов университета о поддержке представителей, отбывающих на заседание центрального бюро Союза студентов Прибалтики SELL[392]. Также в архиве хранятся личные дела ректоров, преподавателей и студентов университета (известных деятелей науки и культуры, политических и общественных деятелей Литвы второй половины XX в.) (LCVA, ф. 631, п. 7).

Личные дела студентов факультета гуманитарных наук: Виктораса Алякны (Viktoras Alekna), Витаутаса Аугустаускаса (Vytautas Augustauskas), Константинаса Авижониса (Konstantinas Avižonis), Бернардаса Бразджиониса (Bernardas Brazdžionis), Оны Гирчите (Ona Girčytė), Хацкеля Лемхена (Chackelis Lemchenas), Брониса Райлы (Bronys Raila), Раполаса Шалтяниса (Rapolas Šaltenis), Адольфаса Шапоки (Adolfas Šapoka), Антанаса Тамошайтиса (Antanas Tamošaitis), Альгирдаса Вокетайтиса (Algirdas Vokietaitis), Казиса Боруты (Kazys Boruta), Йонаса Балиса (Jonas Balys), Домаса Цясявичюса (Domas Cesevičius), Леи Голдбергайте (Lėja Goldbergaitė), Марии Кригерите (Marija Krygerytė), Винцаса Мацюнаса (Vincas Maciūnas), Антанаса Мишкиниса (Antanas Miškinys), Юргиса Лябяджюса (Jurgis Lebedžius), Алдоны Лёбите (Aldona Liobytė), Моники Миронайте (Monika Mironaitė), Антанаса Салиса (Antanas Salys), Пранаса Скарджюса (Pranas Skardžius), Юозаса Сужеделиса (Juozas Sužiedėlis);

Факультета теологии и философии: Юозаса Кялюотиса (Juozas Keliuotis), Казиса Брадунаса (Kazys Bradūnas), Пранаса Делининкайтиса (Pranas Dielininkaitis), Йонаса Гринюса (Jonas Grinius), Юозаса Грушаса (Juozas Grušas), Зенонаса Ивинскиса (Zenonas Ivinskis), Антанаса Кучинскаса (Antanas Kučinskas), Антанаса Мацейны (Antanas Maceina), Антанаса Тиляниса (Antanas Tylenis), Пранас Мантвидас (Pranas Mantvydas), Игнаса Скрупскялиса (Ignas Skrupskelis);

Юридического факультета: Юозаса Аудицкаса (Juozas Audickas), Кунигунды Бартнинкайте (Kunigunda Bartninkaitė), Йонаса Бучаса (Jonas Bučas), Юозаса Булаваса (Juozas Bulavas), Ромаса Бурокаса (Romas Burokas), Йокубаса Гянсаса (Jokūbas Gensas), Альбертаса Гярутиса (Albertas Gerutis), Антанаса Диржиса (Antanas Diržys), Казиса Якубенаса (Kazys Jakubėnas), Йонаса Янушки (Jonas Januška), Юозапаса Грузджиса (Juozapas Gruzdžys), Юозаса Кайриса (Juozas Kairys), Брунонаса Кальвайтиса (Brunonas Kalvaitis), Пятраса Минкявичюса (Petras Minkevičius), Йонаса Норейки (Jonas Noreika), Гиршаса Ошяровичюса (Giršas Ošerovičius), Эмилии Спудайте-Гвильдене (Emilija Spudaitė-Gvildienė), Антанаса Шкемы (Antanas Škėma), Александраса Торнау (Aleksandras Tornau), Дионизаса Тримакаса (Dionizas Trimakas), Матаса Шалючюса (Matas Šalčius), Винцаса Игнатавиючса (Vincas Ignatavičius), Аницетаса Симутиса (Anicetas Simutis), Ляонаса Прапуоляниса (Leonas Prapuolenis), Антанаса Тамошайтиса (Antanas Tamošaitis);

Технического факультета: Юозаса Далинкявичюса (Juozas Dalinkevičius), Юозаса Индрюнаса (Juozas Indriūnas), Чесловаса Тамашаускаса (Česlovas Tamašauskas), Феликсаса Белиниса (Feliksas Bielinis), Йонаса Боруты (Jonas Boruta), Антанаса Густайтиса ( Antanas Gustaitis), Юозаса Юргиниса (Juozas Jurginis);

Факультета математики и естествознания: Казиса Баршаускаса (Kazys Baršauskas), Казиса Белюкаса (Kazys Bieliukas), Адольфаса Юциса (Adolfas Jucis), Юозаса Матулиса (Juozas Matulis), Антанаса Жвиронаса (Antanas Žvironas), Владаса Литерскиса (Vladas Literskis), Отто Вагнера (Otto Vagneris);

Строительного факультета – Юозаса Лукшаса (Juozas Lukšas); Медицинского факультета: Блажеюса Абрайтиса (Blažiejus Abraitis), Марии Апейките (Marija Apeikytė), Пятраса Баублиса (Petras Baublis), Стасиса Кудирки (Stasys Kudirkа), Витаутаса Сирии Гиры (Vytautas Sirija Gira), Зигмаса Янушкявичюса (Zigmas Januškevičius), Юозаса Маркулиса (Juozas Markulis), Альгимантаса Юозаса Марцинкявичюса (Algimantas Juozas Marcinkevičius), Германа-Мезеса Перельштейна (Hermanas-Mezesas Perelšteinas), Костаса Некведавичюса (Kostas Nekvedavičius), Теодороса Шюркуса (Teodoras Šiurkus) (LCVA, ф. 631, п. 3 и 7).

Личные дела преподавателей университета им. Витаутаса Великого: Пранаса Аугустайтиса (Pranas Augustaitis), Витаутаса Аугустаускаса (Vytautas Augustauskas), Симонаса Беляцкинаса (Simonas Bieliackinas), Миколаса Биржишки (Mykolas Biržiška), Вацловаса Биржишки (Vaclovas Biržiška), Виктораса Биржишки (Viktoras Biržiška), Юозаса Блажиса (Juozas Blažys), Повиласа Бразджюнаса (Povilas Brazdžiūnas), Казиса Буги (Kazys Būga), Казиса Буйнявичюса (Kazys Buinevičius), Пранаса Довидайтиса (Pranas Dovydaitis), Владаса Дубаса (Vladas Dubas), Пранаса Йодяле (Pranas Jodelė), Витаутаса Юргутиса (Vytautas Jurgutis), Льва Карсавина (Leonas Karsavinas), Пранаса Курайтиса (Pranas Kuraitis), Витаутаса Ландсбергиса-Жямкальниса (Vytautas Landsbergis-Žemkalnis), Йонаса Лаппа  (Jonas Lappa), Владимира Лазерсона (Vladimiras Lazersonas), Йонаса Мачюлиса Майрониса (Jonas Mačiulis-Maironis), Винцаса Миколайтиса-Путинаса (Vincas Mykolaitis-Putinas), Константинаса Регялиса (Konstantinas Rėgelis), Пранаса Скарджюса (Pranas Skardžius), Альфредаса Сенно (Alfredas Senno), Владимира Станкявичюса (Vladimiras Stankevičius), Восилюса Сеземанна (Vosylius Sezemanas), Владимира Шилкарскиса (Vladimiras Šilkarskis), Пранаса Шивицкиса (Pranas Šivickis), Йонаса Штрауха (Jonas Štrauchas), Йонаса Вабаласа-Гудайтиса (Jonas Vabalas-Gudaitis), Аугистинаса Вольдемараса (Augustinas Voldemaras), Каролиса Жалкаускаса (Karolis Žalkauskas), Юргис Жилинскас (Jurgis Žilinskas), Антанаса Жвиронаса (Antanas Žvironas), Ляонаса Бистро (Leonas Bistro), Казиса Даукши (Kazys Daukša), Юозасе Эретаса (Juozas Eretas), Паулюса Галауне (Paulius Galaunė), Юозаса Альбинаса Гербачяускаса (Juozas Albinas Herbačiauskas), Аугустинаса Янулайтиса (Augustinas Janulaitis), Константинаса Яблонскиса (Konstantinas Jablonskis), Тадаса Иванаускаса (Tadas Ivanauskas), Зенонаса Ивинскиса (Zenonas Ivinskis), Мартинаса Ичаса (Martynas Yčas), Пятраса Ляонаса (Petras Leonas), Винцаса Креве-Мицкявичюса (Vincas Krėvės-Mickevičius), Балиса Сруоги (Balys Sruoga), А. Сметоны (A. Smetona), Йонаса Шлюпаса (Jonas Šliūpas) (LCVA, ф. 631, п. 3).

Личные дела ректоров университета им. Витаутаса Великого: Миколаса Биржишки (Mykolas Biržiška), Юлийонаса Граврогкаса (Julijonas Gravrogkas), Йонаса Шимкуса (Jonas Šimkus), Винцаса Цепинскиса (Vincas Čepinskis), Пранцишкуса Пятраса Бучиса (Pranciškus Petras Būčis), Пятраса Авижониса (Petras Avižonis), Миколаса Ромериса (Mykolas Romeris), Пранаса Йодяле (Pranas Jodelė), Стасиса Шалкаускиса ( Stasys Šalkauskis).

 

Культура и искусство

Со дня объявления Независимости в 1918 г. и вплоть до 1926 г. в Литве не было специальной государственной институции, которая занималась бы делами культуры и искусства. Осенью 1918 г. при министерстве образования был учрежден департамент искусств, однако его деятельность была формальной, поэтому в конце 1919 г. он был закрыт, а дела культуры и дальше были поручены заботам министерства образования. 29 января 1920 г. деятели искусства учредили Литовское общество творческих работников (Lietuvių meno kūrėjų draugiją), которое объединяло писателей, артистов, художников и актеров. Самой важной целью этого общества было развивать литовское искусство и художественную культуру, поддерживать художников, организовывать их творческую работу, а также защищать интересы деятелей искусства в государственных учреждениях. В конце 1920 г. благодаря усилиям общества были организованы первые театры драмы и оперы – родоначальники оперного и драматического театров Литвы. В 1921 г. благодаря усилиям этого же общества была основана галерея М.К. Чюрлениса, которой было доверено хранить творческое наследие великого живописца и собирать произведения других литовских художников.

Творческие труды этого общества легли в основу школы искусств и консерватории. В течение нескольких лет общество подготовило фундамент для национальных учреждений, которые позднее взяло в свои руки государство[393]. Летом 1926 г. по инициативе Литовского общества творческих работников и министерства образования было начато создание Совета искусства. Различные творческие союзы (актерства, литературы, архитектуры, живописи, музыки) и Комиссия по археологии выбирали в него своих представителей. Деятельность этого Совета была короткой – она прекратилась в 1928 г.

Функции Совета искусства стал выполнять департамент по делам культуры, основанный в 1934 г. при министерстве образования. Перед ним была поставлена задача придать художественному творчеству больше организованности. Деятели искусства, в свою очередь, собирались в собственые творческие союзы (писателей, художников). 10 апреля 1935 г. в департаменте по делам культуры была учреждена Комиссия по делам искусства, задачей которой было совместно с деятелями искусства улучшать состояние художественного творчества[394]. Первой работой комиссии стала организация обзорной выставки литовского искусства, посвященной первому Всемирного конгрессу литовцев в Каунасе. После этой выставки в 1935 г. был учрежден Союз литовских художников, который взял на себя функции подавшей в отставку Комиссии по делам искусства.

Авторитарный режим старался соединить деятелей искусства в творческие союзы, что позволило бы сделать жизнь искусства более организованной, а также оказывать на нее влияние и контролировать. Членам Союза художников было запрещено «представлять Литву» за границей без ведома Союза[395]. Департамент по делам культуры при министерстве образования стремился администрировать всю культурную жизнь. В его ведении находились: университет им. Витаутаса Великого, редакция Словаря литовского языка, Археологическая комиссия, Метеорологическое бюро, Центральный государственный архив, Государственный театр, галерея М.К. Чюрлениса, Школа искусств, Консерватория, культовые учреждения, Государственный радиофон и др.

Законы, принятые до 1935 г., устанавливали деятельность конкретных учреждений, подчиненных министерству образования, а законы, изданные после 1935 г., регламентировали деятельность отдельных областей культуры. В 1935 г. были приняты: Закон об обработке фольклора, правила назначения литературной премии и Закон о книжных магазинах. В 1936 г. были обнародованы Закон о государственных публичных библиотеках и Закон о музее им. Витаутаса Великого. В 1937 г. – правила исполнения Закона о государственных публичных библиотеках и статут музея культуры им. Витаутаса Великого. В 1939 г. появился Закон о театрах[396].

Сами деятели искусства оценивали министерство образования как ведомство, занятое администрированием учреждений, а не работами по организации творчества. Перед министерством была поставлена задача направлять культуру и искусство по национальной линии, т.е. в сторону литовского национального самосознания. Оно должно было проводить работу по пропаганде национальной культуры. С этой целью в 1938 г. было основано Правление по общественной работе. Ему была передана цензура кинофильмов, Государственный радиофон, Регистр обществ. Также ему были поручены дела по развитию общественности, контроль над печатью, кинотеатры, производство литовской кинохроники, организация художественных выставок, подготовка государственных праздников, торжеств, юбилеев[397].

Министерство образования назначало специальные стипендии для обучения художников и музыкантов за рубежом, различные премии, организовывало государственные конкурсы. Один из самых крупных литературных конкурсов был связан с юбилейной компанией Витаутаса Великого в 1930 г. В рамках этой компании были организованы конкурсы живописи и музыки. В 1935 г. кабинет министров учредил ежегодную литературную премию, а в 1938 г. Государственные сберегательные кассы выделили часть средств на премирование произведений искусства. По сути дела государство было единственным меценатом искусства, который через находящиеся в его ведении институции и предприятия государственного капитала стремился вовлечь в материальную поддержку деятелей искусства более широкие слои населения.

Отдельным явлением стали Праздники песни, которые способствовали популяризации литовской народной культуры. 23 и 25 августа 1924 г. в Каунасе был организован первый Праздник песни «День песен». Он совпал с проходившей в то же время в Каунасе Выставкой промышленности и сельского хозяйства Литвы. Программу Праздника песни составляли наиболее популярные литовские народные песни, а позднее в его программу были включены и танцы. Второй Праздник песни, посвященный десятилетию Независимости Литвы, прошел 1-2 июля 1928 г. в Каунасе. В нем приняли участие 6000 певцов: 51 церковный хор, 22 хора гимназий и других школ, 19 хоров различных обществ и организаций, хор рижских литовцев «Свет» («Šviesа»). Еще один Праздник песни был организован 20 июня 1930 г. в честь 500-летней годовщины смерти Витаутаса Великого. В нем участвовало 200 хоров и 9000 певцов. Было исполнено 24 произведения – 1 псалом, шесть оригинальных произведений и гармонизированные народные песни[398].

В период независимости сформировалось профессиональное литовское искусство и архитектура. Довольно высокого уровня достигла поэзия и литература, появились психологические и сатирические романы, исторические и реалистические драматические произведения. Важная задача, связанная с формированием национальной идентичности и развитием патриотизма, досталась театру как средству социальной и политической критики. В 4 десятилетии XX в., в период усиления авторитаризма, театральный репертуар должен был соответствовать политической цензуре, он стал инструментом политики. Руководителями театра были известные литовские дипломаты, а авторами его репертуара, помимо других – дипломаты Литвы и зарубежных стран того времени.

Обзор источников

В документах из фонда кабинета министров (LCVA, ф. 923) в Центральном государственном архиве Литвы содержится информация о театре как инструменте политики и дипломатии. Театральные представления становились акцентами государственных праздников. В театре отдельные ложи предоставлялись самым важным государственным институциям – Сейму, президенту и правительству. Отдельные места были предназначены для дипломатического корпуса и журналистов[399]. Государственный театр присылал бесплатные сезонные билеты кабинету министров, который по своему усмотрению распространял их среди государственных служащих и офицеров[400].

Кабинет министров поддерживал стремление министерства образования отправлять литовских режиссеров совершенствоваться за границу, в Восточную Европу, а также в 1935 г. в Советский Союз[401]. Среди документов фонда представлены: критика, адресованная директору Государственного театра – за то, что когда Литва поднимала флаг в Вильнюсе, в театре шли «Сказки Андерсена». О театре говорится как об объединителе общества и общественной трибуне[402]. Имеются сведения о финансировании галереи М.К. Чюрлениса, о ее деятельности, о хранении и консервации части произведений[403]. В фонде содержится статут музея культуры имени Витаутаса Великого от 1937 г.[404], большое количество данных об организации Праздников песни, протоколы заседаний организационного комитета самого первого Праздника песни[405].

В фонде министерства образования (LCVA, ф. 391) хранятся инструкции организационных комитетов Праздника песни для хоров и списки хоров[406]. Общество «Песня» («Dainа») учреждало свои отделы в Клайпедском крае (пропагандистская акция)[407]. Документы свидетельствуют о сложностях при организации праздника: в 1926 г. кабинет министров не нашел возможности выделить Обществу хормейстеров Литвы кредит на подготовку Праздника песни. Общество хормейстеров Литвы (Клайпеда) готовилось организовать Праздник песни в 1928 г. – в честь празднования десятилетней годовщины литовской Независимости. Планировалось объявить конкурс для музыкантов, чтобы специально для Праздника песни были созданы произведения для хоров, и организовать курсы хормейстеров. В Каунасе площадь Зари («Aušros aikštė») находилась в ведении министерства образования. Отдельное внимание уделялось пропаганде женского национального костюма – было предусмотрено премирование самых красивых национальных костюмов (это было задумано еще в 1926 г., до прихода к власти таутининков)[408]. Также в этом фонде хранятся  планы работы государственных театров за 1935-1939 гг., репертуары, планы гастролей по Литве, резюме оперных и драматических спектаклей[409]. Утверждалось, что театр того времени – это верховное учреждение по просвещению народа[410]. Государственный театр составляли драма, опера и балет.

В те времена Государственный театр являлся инструментом для политики и дипломатии. В 1936 г. в театре было поставлено произведение находившегося в то время в Каунасе дипломата Великобритании Т.Г. Престона «Белая роза». В октябре 1938 г. проходили тайно-конфиденциальные переговоры о сближении Литовского государственного театра и Берлинского оперного театра, о представлении литовской культуры в Берлине. Имеются именные списки солистов Каунасских театров оперы и балета, репертуары[411].

В конце 1939 г. Государственный театр стремился организовать концерт литовской музыки в Вильнюсе, посвященный возвращению Вильнюса, однако департамент по делам культуры при министерстве образования призывал воздержаться из-за недостатка средств[412]. За деятельностью театра следило министерство образования. Президент республики по представлению министра образования назначал и снимал с должности руководителя театра[413]. Репертуар цензурировал и утверждал департамент по делам культуры при министерстве образования. Министр образования устанавливал продолжительность театрального сезона и утверждал планы театральных гастролей. Гастроли проходили в городах и городках Литвы, а также в ближайшем зарубежье – в Латвии. Для организаций стрелков, школ, еврейских солдат, младолитовцев, «бирутинок» (лит. birutietės, члены Союза женщин из офицерских семей имени великой княгини Бируте) и Дворца труда спектакли показывали бесплатно. Все государственные театры должны были согласовывать гастрольный репертуар, чтобы в один и тот же день в одном и том же месте не было выступлений двух театров. Представлены сметы расходов на гастроли. Министерство образования цензурировало репертуар Государственного театра (оперы/драмы). Представлены краткие характеристики, почему необходимо то или другое произведение.

В 1939 г. в театре была поставлена драма А. Венуолиса «Эмилия Плятерите» («Emilija Pliaterytė»). Театр ставил и драматические произведения популярных в то время зарубежных авторов: Юджина О’Нила, (E.O‘Neill), S. Mogem (Люси Мод Монтгомери, Lucy Maud Montgomery?). В 1938 г. департамент культуры не позволил включить в репертуар Государственного театра антивоенную пьесу «Друзья» («Конец путешествия») английского драматурга Р.С. Шерифа («Jorneu‘s End», R. C. Sherriff). В ней показаны самые благородные свойства человека в условиях войны: героизм, самопожертвование, любовь к родине и ближним. Произведение было поставлено на многих сценах Европы, по пьесе была издана книга и снят фильм. Та же судьба постигла «Министра» В. Г. Салма (V. G. Salm) (аполитичную комедию, хотя ее тема была взята из жизни парламентской фракции выдуманного государства; сообразительная женщина преодолевает трудности, которые не может одолеть «мужская фракция») и «Людей на льду» В. Вернера (V. Werner)[414].

Департамент по делам культуры при министерстве образования в случае необходимости предъявлял замечания по поводу репертуарных спектаклей и указывал, на что следует обратить внимание, что акцентировать, а чего не показывать. Так в репертуар Государственного Клайпедского театра на 1938-1939 г. было включено произведение Марселя Паньоля (Marcel Pagnol) «Топаз». Департамент по делам культуры предлагал подчеркнуть психологические черты явления – как Топаз из учителя превращается в коммерсанта, однако ввел соответствующие ограничения: «[...] можно сделать вывод, что Топаз убежден, что «по дороге нравственности далеко не уйдешь». Заканчивать постановку таким выводом – недопустимо. [...] В конце концов Топазу не повезло: он обанкротился. Это плоды безнравственного пути. Данные выводы следует соответствующим образом подчеркнуть»[415].

Сохранилась просьба присылать копии переводов произведений в департамент по делам культуры. Также в репертуар Государственного театра разрешено было включить «Тени предков» Видунаса (Vydūnas, «Probočių šešėliai») и «Сигизмунда Августа» В. Швидригайлы (V. Švidrigailа, «Žygimantas Augustas»). Клайпедскому театру было запрещено ставить «Дипломатов» И. Шейнюса (I. Šeinius, «Diplomatai»), но в 1939 г. это драматическое произведение все же было включено в репертуар[416]. Сохранилась переписка министерства образования с Клайпедским государственным театром, письма Видунаса директору департамента по культуре при министерстве образования по поводу уровня Клайпедского государственного театра, письмо И. Шейнюса директору департамента по культуре по поводу режиссуры Б. Даугиветиса (B. Dauguvietis) [417].

Имеются фрагменты текстов, в которых охарактеризованы зарубежные исполнители (из Вены, Берлина, Парижа, Осло, Лондона, США), принятые на работу в Государственный театр (дирижеры, певцы, танцоры, актеры). Некоторые данные свидетельствуют, что были попытки разделить оперный и драматический театр. Было предложено основать оперу в Клайпеде – подросло поколение молодых солистов, которых негде трудоустроить; кроме того, это позволило бы создать очаг национальной культуры в Клайпеде. Национальная культура невозможна без произведений литовских авторов, а их не хватало. Дирекция Государственного театра предлагала выдавать премии известным писателям за произведения для взрослых, молодежи и детей[418].

Картины М.К. Чюрлениса, как и литовское народное искусство, стали визитной карточкой Литвы, поэтому в фонде министерства иностранных дел (LCVA, ф. 383) много данных об организации выставок литовского искусства за границей и организации выставок зарубежных художников в Литве (напр., выставка бельгийского искусства, дни французской культуры в Каунасе в 4 десятилетии XX.).

В Военном музее им. Витаутаса Великого хранится плакат художественной выставки, организованной Секцией пластики Общества творческих работников Литвы (Lietuvos meno kūrėjų draugija), который нарисовал художник Пятрас Калпокас (Petras Kalpokas). Выставка проходила 1 мая – 1 июня 1923 г. в Каунасе, во Дворце Сейма[419]. Военный музей Каунаса посетили эстонские художники.

Фотографии в экспозиции Военного музея (1936 г.)[420]. Музейное собрание составляют различные плакаты, которые раскрывают высокий уровень литовских графиков того времени. Плакаты профессиональных художников (близкие стилю art deco) приглашали на выставки художников и использовались в рекламных целях (напр., для рекламы огнетушителей[421]). Также были собраны плакаты, которые не отличаются высоким художественным уровнем, однако они широко использовались в Литве того времени (напр., отпечатанный в США плакат, который призывал жертвовать средства на увековечение памяти С. Дарюса и С. Гиренаса[422], плакат «Молитва к Пресвятой Деве Марии Остробрамской» («Malda į Aušros Vartų Švenčiausiąją Panelę» [423]), предвыборные плакаты).

 

Государственная экономическа политика

В преддверии Первой мировой войны Литва была наиболее отсталой страной Прибалтики: сельское хозяйство находилось на довольно низком уровне, а промышленность – на очень низком. В 1919-1939 гг. промышленное производство в Литве росло в среднем на 6-7 проц. в год, продукция сельского хозяйства – на 3,5-4 проц. [424]. Вкладывалось немало усилий, однако промышленный потенциал и далее оставался низким. Впрочем, общее экономическое отставание Литвы все же уменьшилось. Развитие промышленности, торговли и транспорта в Литве было более успешным, чем развитие сельского хозяйства, однако быстрее всего увеличивался экспорт сельскохозяйственных продуктов. В Литве действовало 6 банков[425].

 

Государственные финансы

Первое правительство, помимо других проблем, столкнулось с финансовыми трудностями. В 1918-1919 гг. Литва жила без бюджета. Государственным служащим за работу платили натурой (напр., остатками благотворительных посылок, подаренных армией США). При этом поставленные перед правительством цели были огромными – надо было создавать государство, организовывать армию, защищаться от внешних врагов и внутренней анархии. Одной из наиболее важных задач молодого государства было приведение в порядок государственных финансов. В первые годы независимости государство спасали зарубежные кредиты: в 1918-1919 гг. были получены кредиты от Германии, в 1919 г. – из США (пищевыми продуктами, медикаментами и другими товарами; это помогло обеспечить создаваемую литовскую армию[426]). Также была получена благотворительная помощь из Франции и Великобритании[427]. В 1919 г. среди литовцев США распространялись кредитные письма на развитие свободной Литвы.

Большой поддержкой для государственных финансов стали внутренние кредиты. В 1919 г. выпущен первый внутренний кредит, в 1920 г. – чрезвычайный кредит государственного казначейства на нужды жизни края, в 1921 г. – кредит государственного казначейства. Также пришлось создавать налоговую систему. Кабинет министров, заботившийся об общественных финансах, 23 января 1919 принял Закон о налогах, который установил обязанность платить действовавшие до Первой мировой войны налоги: земельный, налог на торговые и промышленные учреждения, на находящееся в городе недвижимое имущество, «обычный штемпельный» и др. Самоуправления дополнительно, по своему усмотрению, могли собирать налоги на нужды самоуправлений[428]. Средства собирали в остах и немецких марках – денежных единицах того времени. 4 февраля 1919 г. кабинет министров принял закон, который запретил рассчитываться в Литве российскими бумажными деньгами (керенками, царскими). Закон вступил в силу с 5 марта 1919 г. [429].

26 февраля 1919 г. был принят закон, который ввел денежную единицу «ауксин» (лит. auksinas, его сотая часть называлась «скатиком», лит. skatikas), связанную с немецкой маркой. Этими деньгами разрешено было рассчитываться с 5 марта 1919 г.[430]. В начале 1919 г. были установлены почтовые тарифы, летом 1919 г. начаты таможенные сборы, для повышения доходов была введена монополия на лен.

Учредительному Сейму пришлось подготовить налоговые законы, создать бюджет, предусмотреть его доходы и расходы. Первый бюджет Литовской Республики был утвержден 14 мая 1920 г., его утвердил президент республики, однако в «Правительственных новостях» («Vyriausybės žinios») была опубликована смета за 1921 г., которую 21 декабря 1921 г. утвердил Учредительный Сейм. С этого момента финансовый учет литовского государства проходил в бюджетном порядке (он заменил действовавшую до того момента кассовую систему отдельных учреждений)[431]. Связывание денежной единицы Литвы с немецкой маркой вызвало быструю инфляцию и огромные убытки. С конца 1922 г., когда в Литве была введена своя валюта – лит – государственные финансы начали стабилизироваться.

Доходы в бюджет Литовской Республики состояли из ординарных и неординарных доходов. Их пополняли средства, полученные благодаря вступившей в силу 10 ноября 1923 г. Государственной водочной монополии (началось выполнение Закона о государственной водочной монополии). Расходы бюджета Литовской Республики состояли из ординарных и неординарных расходов. Ординарные предназначались для содержания государственных учреждений (президентской институции и Сейма), а также исполнительной власти, т.е. кабинета министров и всех министерств[432].

Обзор источников

В фонде Банка Литвы (LCVA, ф. 755), находящемся в Центральном государственном архиве Литвы, хранятся банковские договоры Литвы, среди них – договор министерства финансов, торговли и промышленности Литовской Республики от 1922 г. с литографической фирмой А. Хаасе (A. Haase) в Праге о производстве литов. Договоры Банка Литвы за 1927 и 1928 гг. с фирмой из Великобритании Bradbury, Wilkinson and Co., Ltd «О печати литовых банкнот» [433].

Хранящиеся в этом фонде документы «воссоздают» деятельность Банка Литвы: доходы банка, оборот, балансы, число служащих, оборот банковских счетов, оборот монет и банкнот в 1926-1932 г.[434]. В фонде Алитусского отделения Банка Литвы (LCVA, ф. 1582) хранятся циркуляры Банка Литвы от 1922-1925 гг., переписка с банками Литвы по вопросам обмена денег (по поводу курса лита и фунта), объявление о введении лита, инструкция министра финансов, торговли и промышленности о введении собственной валюты – лита[435].

В фонде кабинета министров (ф. 923) хранятся приказы президента Литовской Республики, которыми он назначает управляющих банка Литвы, помощников управляющего, принимает их отставку[436]. В находящихся в этом фонде документах зафиксированы проходившие в 1925 г. переговоры правительства Литвы с Великобританией по поводу получения кредита[437], проект закона о денежной единице Литвы от 1922 г, устав банка Литвы[438]. Протоколы заседаний кабинета министров за 1922 г., в которых обсуждается введение собственной валюты и рассматриваются проекты законов о валюте[439]. Также сохранились проекты бюджета, принятые или измененные Сеймом законы о бюджете, сметы доходов и расходов, переписка по вопросам составления бюджета. Например, в 1922 г. бюджет Литвы составляли: ординарные доходы (прямые налоги (с сельского хозяйства и недвижимого имущества, торговли и промышленности); непрямые налоги (с напитков, табака, «папирос, гильз и нарезанной папиросной бумаги», спичек, акциз за различные промышленные товары, таможенные сборы); «пошлины» (гербовая, судебная, канцелярская и пошлина за документы, а также сбор за завещанное имущество и другие сборы); государственный доход (почтовый, телеграфный, телефонный сбор), государственное имущество и капитал  (доходы с лесов; движимого и недвижимого государственного имущества; сбор с ширококолейных и узкоколейных железных дорог; доходы с государственных мастерских, промышленности, технических учреждений и складов; доходы с выпускаемых государством газет, книг, печатных изданий); доходы с продажи недвижимого государственного имущества; пополнение государственной казны (возвращение кредитов, плата за учебу, доходы учреждений искусства и др.) [440].

В те же годы расходы государственного бюджета составляли: расходы на верховные государственные учреждения (на содержание президента республики и Учредительного Сейма); на исполнительную власть (на содержание кабинета министров и следующих министерств: финансов, торговли и промышленности; связи; внутренних дел; иностранных дел; образования, сельского хозяйства и государственного имущества; юстиции; охраны края; на содержание департаментов и подразделений вышеперечисленных министерств; министерства по еврейским делам; на содержание министра без портфеля по делам белорусов; на покрытие расходов Государственного контроля) [441].

Хранящиеся в фонде министерства образования (LCVA, ф. 391) документы раскрывают ход составления государственного бюджета и историю доходов государства, необходимых для покрытия общественных расходов. Документы за 1919 г.: Временные правила о введении особого сбора за использование внутренних дорог Литвы; почтовые тарифы; проект закона о реквизировании лошадей; проект сбора за использование внутренних водных путей Литвы; плата за пользование телефонами, плата за ввозимые и вывозимые «русские деньги», Закон о государственном налоге на аренду (который должны были платить те, кто сдают усадьбы в аренду и т.п.), Закон о государственных налогах на имущество и прибыль, «Закон об однократном государственном военном налоге на 1919 г.», различные реквизиции[442].

В фонде министерства иностранных дел (LCVA, ф. 383) хранятся телеграммы представителя Литвы в Праге об отпечатанных в Чехословакии и направляемых в Литву деньгах, об их качестве[443], о курсе лита и о фирме, которая печатала деньги[444]. В этом же фонде содержится информация о назначении управляющих Банком Литвы, об отставке министра иностранных дел Владаса Юргутиса (Vladas Jurgutis) и его назначении директором Банка Литвы.

 

Сельское хозяйство

Перед послевоенной Литвой встала задача модернизировать сельское хозяйство и на его основе копить средства для создания перерабатывающей промышленности для сельскохозяйственных продуктов. В общей структуре хозяйства приоритетом было избрано сельское хозяйство, в первую очередь модернизация земледелия и скотоводства, а также стимулировалось развитие молочного и мясного хозяйства[445]. Учреждались компании по переработке молока, которые в основном изготавливали сливочное масло, а масло стало одним из наиболее успешных экспортных товаров Литвы того времени. Литовское масло отправляли в страны Европы, в Южную и Северную Америку. Успешно развивалась мясоперерабатывающая промышленность. В Литве было построено несколько экспортных скотобоен; произведенный на которых бекон отправлялся в Западную Европу. В 4 десятилетии XX в. развивалась сахарная промышленность, для переработки сырья были построены фабрики в Мариямполе, Паневежисе и Павенчяй (строительство последней не было завершено до начала оккупации).

Сельскохозяйственные предприятия и кооперативы объединялись в союзы и организации. «Pienocentras» координировал переработку молока, экспорт масла и яиц, «Lietūkis» импортировал необходимые для земледельцев товары (удобрения, горючее и др.), «Maistas» контролировал экспортные скотобойни и экспорт мяса, в ведении «Lietuvos cukrus» находилась сахароперерабатывающая промышленность.

В 1926 г. был учрежден Сельскохозяйственный дворец, деятельность которого контролировало министерство сельского хозяйства. Он принимал участие в подготовке земледельцев, координировал деятельность сельскохозяйственных школ, объединял молодежь в кружки юных земледельцев. Правительство стремилось модернизировать сельское хозяйство и поднять его производительность.

С древних времен основным промыслом жителей Литвы было сельское хозяйство. Неудивительно, что в послевоенные годы оно быстрее всего восстановилось и активнее всего развивалось. Правительство было озабочено повышением отсталой культуры сельского хозяйства. Благодаря быстрому подъему сельского хозяйства Литвы и развитию его отдельных отраслей появилась необходимость в организации сельскохозяйственных и промышленных выставок, которые демонстрировали бы достижения молодого государства.

В 1922 г. в Каунасе по инициативе и на средства Общества сельского хозяйства Литвы, а также при частичной поддержке правительства, была организована первая подобная выставка. Позднее организация выставок сельского хозяйства и промышленности стала традицией. На них старались продемонстрировать совсем еще молодую промышленность Литвы и с каждым годом набирающее силы сельское хозяйство. Также на выставках были представлены предприятия зарубежной промышленности. Самые крупные выставки открывались во временной столице Каунасе. Чтобы подчеркнуть экономическую важность провинциальных городов, в 1926 г. такая выставка была организована в Шяуляй, а в 1927 – в Клайпеде. Основной задачей выставок было пропаганда литовского сельского хозяйства и промышленности.

Чтобы как можно скорее восстановить разоренное войной сельское хозяйство, государство должно было провести земельную реформу. После Первой мировой войны аграрные реформы проводились во всех странах Средней и Восточной Европы. Парцелляция усадеб, т.е. земельная реформа в узком смысле, охватывала почти 25 проц. всей территории Литвы, а реформа в широком смысле, включая разделение деревень на хутора – около 56 проц.[446]. Эта реформа помогла модернизировать важнейшую в стране отрасль хозяйства – сельское хозяйство. Также она создала условия для формирования среднего класса и заложила фундамент для национального Литовского государства[447]. В декабре 1918 г. была создана Комиссия по земельной реформе. 1 июля 1919 г. Государственный совет Литвы постановил выделять земельные участки безземельным и малоземельным солдатам.

Принципы земельной реформы окончательно установили принятые Учредительным Сеймом законы: Вводный закон о земельной реформе от 18 августа 1929 г. и Закон о земельной реформе от 15 февраля 1922 г.[448]. Земельная реформа заключалась не только в разделении усадебных земель, она охватывала весь комплекс администрирования, управления и использования земли. Законами было оговорено приобретение земли, переуступка и обмен, право аренды частных хозяйств, обеспечение землей военнослужащих, приобретение в частную собственность лесов и водоемов и т.д. [449].

В 1923 г., когда М. Крупавичюс (M. Krupavičius) стал министром сельского хозяйства, земельная реформа ускорилась. Менее чем за три года почти полмиллиона гектаров земли было отдано безземельным и малоземельным[450]. Реформу проводил и созданный при министерстве сельского хозяйства департамент по земельной реформе[451]. Добровольцам земля выдавалась безвозмездно, другие должны были рассчитаться за полученную землю в течение 36 лет. В течение десяти лет полученную землю нельзя было продавать и сдавать в аренду. Соответствующими условиями было предусмотрено выдавать землю служащим и работникам учреждений, образовательным учреждениям, деревенским ремесленникам, больницам, приютам, городкам и городам для расширения, а также недавно учрежденным или не имеющим земли приходам[452]. Земледельцы-новоселы проводили мелиорацию, превращали в обрабатываемую землю тысячи гектаров пастбищ, кустов и лесов. Площади посевов увеличились на треть, благодаря чему Литва обеспечивала себя пищевым и кормовым зерном, а излишки экспортировала[453].

Обзор источников

В фонде кабинета министров (LCVA, ф. 923) Центрального государственного архива Литвы имеется информация о проведении земельной реформы, жалобы на присвоение земли, споры о компенсациях за присвоенную землю. Также сохранились сведения о проходившей в 1935-1936 гг. забастовке земледельцев Сувалкии. Имеются данные о переработке продукции сельского хозяйства Литвы и подготовке к экспорту в зарубежные страны, описывается Сельскохозяйственный дворец Литвы.

 

Промышленность и торговля

Первая мировая война вызвала большие изменения в области промышленности. Во время войны часть фабрик была эвакуирована, часть – полностью разрушена. В критическом положении оказалась крупная промышленность Литвы, которая была тесно связана с зарубежными рынками, особенно с рынком бывшей Российской империи. Легче сложности военного времени перенесли те промышленные предприятия, деятельность которых была ориентирована на внутренний рынок. Они оказались более устойчивыми к бушующему послевоенному кризису. В годы независимости Литва стала страной мелкой промышленности. Росло количество предприятий, однако уменьшалось число работающих на них рабочих[454]. Литовская промышленность достигла предвоенного уровня в 1924-1925 г.[455]. Экономика Литвы укреплялась, промышленность росла, однако она так и осталась заслоненной сельским хозяйством. Производство продуктов питания и напитков, т.е. переработка сельскохозяйственного сырья, стало основной отраслью литовской промышленности. В 1919 г. промышленники и торговцы начали объединяться в различные союзы.

При министерстве торговли и промышленности были учреждены две отдельные службы, в которых работали представители промышленников и торговцев (по отдельности). Позднее обе службы были объединены и создана Служба торговцев и промышленников при министерстве торговли и промышленности[456]. В 1925 г. был открыт Дворец торговли и промышленности. Он действовал на территории Литвы того времени, которая не охватывала ни Клайпеду, ни Вильнюсский край. В Клайпедском крае Дворец торговли и Дворец промышленности действовали автономно, они не были подчинены каунасскому дворцу, однако сотрудничали с ним. В 1939 г., после присоединения Вильнюсского края к Литве, Вильнюсский дворец стал отделом Литовского дворца торговли, промышленности и ремесел в Вильнюсе.

В 1936 г. Дворец торговли и промышленности был переименован во Дворец торговли, промышленности и ремесел. В его состав входил 21 участник; все они представляли интересы четырех групп: банков и банковских учреждений, кооперативов, промышленных учреждений и торговых учреждений[457]. Деятельность Дворцов контролировало министерство финансов, а в 1936 г. Дворцы в соответствии с законами были национализированы[458]. Председателя Дворца по представлению министра финансов назначал президент Литовской Республики.

Целью Дворца было стимулировать и развивать торговлю, промышленность и ремесла, а также представлять интересы торговых, промышленных и ремесленных предприятий. Дворец предоставлял сведения правительству, государственным учреждениям, самоуправлениям и отдельным фирмам о торговле, промышленности и ремеслах; участвовал в создании проектов правовых актов, регламентирующих торговлю, промышленность и ремесла; созывал съезды купцов и промышленников; контролировал деятельность биржи; регистрировал торговые и промышленные учреждения, а также неплатежеспособных лиц; выдавал фирмам свидетельства о происхождении товаров; готовил стандарты и нормы для изделий; учреждал школы, курсы, исследовательские институты, библиотеки, информационные бюро; готовил выставки изделий и пропагандировал изделия края; держал торговые склады и торговые места; заботился о подготовке специалистов; награждал заслуженных владельцев предприятий, служащих и рабочих; заботился о финансировании ремесленных предприятий; организовывал кассы и фонды взаимопомощи для ремесленников; организовывал экскурсии, печатал книги и другие издания.

Дворцом управляли председатель, президиум, совет и комиссия по контролю. Членами были владельцы торговых, промышленных и ремесленных предприятий – граждане Литвы, не моложе 30 лет. Дворец принимал участие в организации выставок промышленности и сельского хозяйства, целью которых было стимулировать прогресс в сельском хозяйстве и промышленности. В Литве начали организовывать подобные выставки еще до Первой мировой войны. Крупнейшие выставки промышленности и сельского хозяйства в Каунасе были организованы в 1922 г., 1923 г., 1924 г., 1925 г., 1928 г., 1930 г. и в 1935 г., в Шяуляй – в 1926 г. и в Клайпеде – в 1927 г. Когда Клайпедский край стал частью Литвы, литовское правительство стало направлять большую часть экспорта и импорта Литвы через Клайпедский порт. В Клайпеде были построены современные склады, предназначенные для товаров на экспорт. В Клайпеде свои филиалы были у государственного предприятия «Maistas» (экспортировало бекон), «Pienocentras» (экспортировало масло и яйца), «Lietūkis» (экспортировал зерновые культуры и лен). В Клайпеде был основан торговый флот Литвы. В 1940 г., после оккупации Советским Союзом, торговые и промышленные предприятия были переформированы. Они были национализированы, их работа была реорганизована таким образом, чтобы соответствовать потребностям оккупационной власти. Сельскохозяйственная, промышленная продукция и товары реализовывались не только на литовском рынке, но и на рынке Советского Союза. После того, как торговые и промышленные предприятия были национализированы, их названия были изменены в соответствии с идеологией оккупационного режима. Бывших владельцев предприятий сажали в тюрьмы и ссылали в Советский Союз как «неблагонадежный общественный элемент». Часть из них успела эмигрировать на Запад.

Обзор источников

В фонде кабинета министров (LCVA, ф. 923) Центрального государственного архива Литвы хранится информация о торговле и промышленности Литвы, списки членов и кандидатов в члены Дворца промышленности, торговли и ремесел[459]. Письмо премьер-министра о поиске, отборе и доставке на склады министерства торговли и промышленности необходимых для промышленности материалов (высоковольтных линий, электрического оборудования, железа и т.п.) [460]. Проекты строительства Дворца торговли и промышленности от 1926 г, сообщение Дворца «К делу поддержки и развития нашей промышленности» от 1934[461]. Документы содержат свдения по вопросам развития сахарной промышленности, строительства фабрик и мостов, прокладке шоссе[462]. Также имеются сведения о ходе заключения торгового договора между Литвой и Германией в 1921 г. [463].

В фонде представительства Литвы в Германии (LCVA, ф. 671) хранятся документы, связанные с торговыми связями Литвы и Германии[464], переписка Дворца торговли Клайпедского края с представительством Литвы в Берлине по поводу торговли древесиной[465], информация представительства Литвы в Германии о торговых отношениях между Литвой и Германией в 1939-1940 гг.[466]. Обзоры экспорта, т.е. что уже сделано для расширения литовского экспорта и что еще необходимо сделать[467]. Экспорт лошадей в Данию (в 1933 г. через Лиепаю). Литва оказывала давление на представителя Дании, чтобы экспорт из Литвы в Данию увеличивался и проходил через Клайпеду. Экспорт бекона в Австрию, Италию, Чехословакию, экспорт яиц в Швецию, экспорт сливочного масла, экспорт леса (древесины).

В фонде министерства внутренних дел (LCVA, ф. 383) хранятся торговые договоры Литвы с зарубежными государствами: торговый договор между Литвой и Данией[468], переписка о заключении торгового договора между Литвой и Финляндией[469]. Сведения об обороте товаров, произведенных в Литве и Германии, хранятся в фонде Банка Литвы (LCVA, ф. 755). Это протокол договора об обороте немецких и литовских товаров  от 20 мая 1939 г. [470].

Документы из фонда департамента самоуправлений при министерстве внутренних дел (LCVA, ф. 379) раскрывают особенности внутренней торговли Литвы, которая в сущности была поручена заботам местного самоуправления. Установление правил торговли относилось к юрисдикции самоуправлений. Самоуправления устанавливали время торговли[471] и правила, на основании которых можно было торговать молоком и молочными продуктами (акцентируются нормы гигиены). Правила для содержания чайных, столовых, пивных и трактиров[472]. Введение ярмарок и рынков[473]. Референдум по поводу запрета торговлей всеми горячительными напитками в городке Моседис (Mosėdis) [474].

Документы, хранящиеся в фонде президиума Верховного Совета Литовской ССР (LCVA, ф. R-758), свидетельствуют о ходе оккупации, в то время называвшейся «переходом к социалистическому хозяйству», о национализации торговых и промышленных предприятий, об изменении их названий, организации профессиональных союзов рабочих[475].

На фотографиях из альбома 1919 г. «Виды литовского возрождения» («Vaizdai iš Lietuvos atgimimo»)  (VDKM, Fa17699), хранящегося в Военном музее им. Витаутаса Великого, запечатлено размещение частей литовской армии на бывшей фабрике Тилманса. На фотографиях видны здания фабрики, которые позднее были восстановлены и часто демонстрировались как визитная карточка литовской промышленности. Альбом IV выставки сельского хозяйства и промышленности Литвы, проходившей 24-29 июня 1925 г. в Каунасе (VDKM, Fa-10441). На фотографиях – павильоны производителей из Литвы и зарубежных стран, кооперативов (союза кооперативных обществ Литвы и предприятия «Lietūkis»), общий вид выставки, толпы людей, а также экзотический вид в экспозиции того времени – верблюд. Выставка выявила приоритеты хозяйственной политики Литвы – развитие сельского хозяйства (особенно мясного и молочного животноводства) и укрепление тех отраслей промышленности, где перерабатывалась сельскохозяйственная продукция или изделия которых применялись в сельском хозяйстве. На фотографиях запечатлено посещение выставки президентом республики А. Стульгинскисом и премьер-министром В. Пятрулисом. В Военном музее им. Витаутаса Великого хранятся плакаты, которые приглашали на выставку сельского хозяйства и промышленности, а также выставку животноводства в Каунасе.

 

Государственные праздники

Основными государственными праздниками в Литве в 3-4 десятилетие XX в. были 16 февраля – Декларация Независимости Литвы, восстановившая суверенитет Литвы, 15 мая – день собрания Учредительного Сейма и 8 сентября – день коронации Витаутаса Великого (его начали праздновать в 4 десятилетии XX в.). Кроме упомянутых дат, не менее торжественно отмечались, хотя законами и не регламентировались, 15 января – день присоединения Клайпедского края к Большой Литве и 9 октября – день Вильнюса. Эти праздники должны были подчеркнуть важность территориальной целостности (потерю Вильнюсского края и интеграцию Клайпедского края в территорию Литвы). Традицию отмечать 9 октября популяризировал Союз освобождения Вильнюса, который сумел перенести идею освобождения Вильнюса в ежедневную жизнь. Отмечать день «похищения Вильнюса», так в то время называлось 9 октября, стало своего рода траурной традицией – в этот день вся Литва минутой молчания вспоминала потерю Вильнюса.

Государственные праздники регламентировались законами. Первый закон, в котором говорится о праздниках, был принят в 1919 г. и назывался Законом о продолжительности рабочего дня. В нем говорится о воскресеньях и «больших традиционных праздниках» – без детализации, какие именно праздники имеются в виду. В 1920-х гг. в Учредительном Сейме возникли дискуссии о внесении в тот же самый список государственных и религиозных праздников. Призывали ограничиться только тремя государственными праздниками и снять с плеч государства ответственность за религиозные праздники, поскольку различные национальные и конфессиональные общества отмечали различные праздники. 6 февраля 1920 г. кабинет министров объявил 16 февраля «Днем годовщины Независимости Литвы». Все государственные и общественные учреждения в этот день не работают[476]. 18 ноября 1924 г. Сейм принял Закон о праздниках и отдыхе. Это первый закон, в котором перечислены государственные праздники. В списке было двадцать памятных дней, большинство из которых составляли религиозные праздники. В него попали следующие нерелигиозные праздники: «Новый год – 1 января, [...] 16 февраля – праздник Независимости Литвы [...], Первое мая [...] день принятия государственной Конституции» [...]»[477].

Через три месяца закон был дополнен. В него включили еще один памятный день – 15 мая[478] (праздник в честь собрания Учредительного Сейма). 14 мая 1930 г. был обнародован новый Закон о праздниках и отдыхе. Этим законом список памятных дней был укорочен, в нем осталось пятнадцать праздничных дней. Из нерелигиозных остались: «Новый год – 1 января» и «день Независимости Литвы – 16 февраля», а также по-новому названный «День нации – 8 сентября»[479]. В более раннем законе этот праздник назывался «Рождество св. Девы Марии – 8 сентября» [480].

Впервые государственные праздники были перечислены в Конституции Литвы 1938 г. Ее девятая статья гласила: «Государственные праздники – это: 1) шестнадцатое февраля – день восстановления Независимости Литвы; 2) восьмое сентября – празднование Великого Прошлого Древней Литвы». Эта Конституция – первая и единственная, в которой перечислены конкретные памятные дни. До того времени Конституция 1920 г. гласила: «Воскресенья и другие признанные государством праздники охраняются законами как дни отдыха и духовного подъема» [481]. В Конституции 1928, в разделе о Предметах культа и веры написано, что «Воскресенья и другие признанные государством праздники охраняются законом» [482].

Традиции отмечать памятные дни формировались в первые годы независимости. Независимость Литвы была объявлена 16 февраля 1918 г. в Вильнюсе, однако все важнейшие празднования этого дня в 1918-1940 гг. проходили в Каунасе – временной столице Литвы того времени. В 1919 г. в честь первой годовщины объявления независимости Литвы основная улица Каунаса была названа аллеей Свободы (Laisvės alėjа), а одна из боковых – улицей 16 февраля. Постепенно формировалась традиция государственных праздников. Самым ярким их атрибутом стали шествия, которые назывались «праздничными обходами».

Правительство через соответствующий организационный комитет, которому добровольно помогал Союз стрелков, приглашало представителей образовательных учреждений и различных организаций с флагами, а затем участники согласно установленной программе и установленному маршруту посещали резиденции важнейших государственных институций: Государственный совет Литвы (позднее Сейм) и Президентуру, где благодарили их представителей за объявление Независимости. Также посещали Каунасскую больницу и сад Военного музея, где благодарили участников недавних боев в защиту литовской Независимости и поминали погибших в боях солдат-добровольцев. В этот день жители украшали дома флагами, портретами великих князей, венками. Важнейшие государственные здания были украшены иллюминацией. В 4 десятилетии XX в. рядом с портретами великих князей устанавливался и портрет Вождя нации Антанаса Сметоны. 16 февраля широко отмечалось не только в Каунасе, но и во всей Литве, а также за границей. Программой проведения этого праздника за рубежом занималось министерство иностранных дел Литвы и литовские дипломатические представительства. В честь этого дня организовывались концерты самых известных исполнителей Литвы, устраивались художественные выставки и прямые трансляции радиофона из Каунаса.

15 мая – день собрания Учредительного Сейма – также стал государственным праздником. Закон от 1925 г. присвоил 15 мая статус государственного праздника. В середине 3 десятилетия XX. 15 мая праздновалось торжественнее, чем 16 февраля. Первая годовщина собрания Учредительного Сейма была отмечена скромно, но постепенно значение этого праздника росло, формировался праздничный ритуал. В том же году исполнилось пять лет со дня собрания Учредительного Сейма.

До 3 десятилетия XX в. 15 мая символизировало то, что Литва стала демократической республикой, однако после изменения политических обстоятельств (т.е. после государственного переворота 12 апреля 1927 г. и роспуска демократически избранного Сейма) Литва стала республикой, нарушившей Конституцию. В связи с этим правящий режим начал менять статус и значение праздника. На стыке 3 и 4 десятилетия XX в. были приняты попытки трансформировать коллективную память литовских граждан. Традиция отмечать праздник на государственном уровне слабела. В 1928 г. этот праздник уже не отмечался как день собрания Учредительного Сейма – он стал днем праздника в честь армии: «президент республики при поддержке всего кабинета министров, [...] собравшегося на торжественное заседание в честь армейского праздника, 15 мая 1928»[483] объявил новую Конституцию Литовского государства. В 1928 г. 15 мая торжественно отмечалось, в мероприятиях участвовал президент республики, члены правительства и дипломатического корпуса, однако в течение нескольких последующих лет празднование этого дня сжалось до локального уровня. Его отмечали в узких кружках единомышленников и в залах оппозиционных организаций. В 1930 г. после обнародования нового Закона и праздничных и выходных днях этого дня в списке государственных праздников уже не было. Не осталось в нем и 1 августа – дня принятия государственной Конституции.

Традиция отмечать день собрания Учредительного Сейма и день Конституции стала для авторитарного режима А. Сметоны живым упреком в нарушении Конституции и напоминанием о невыполненных обязательствах. Как бы то ни было, в обществе все равно сохранилась привычка отмечать и помнить 15 мая. Во временной столице Каунасе его атрибутом стал военный парад, поэтому не случайно в 4 десятилетии XX в. было решено праздновать День сближения армии и общества, которые в некоторые годы удачно совпадал с 15 мая. До самого дня потери независимости в 1940 г. 15 мая оппозиция каждый год вспоминала факт нарушения Конституции.

Въевшийся глубоко в память граждан день 15 мая пытались заменить другим государственным праздником. В честь этого было трансформировано 8 сентября, которое до 1930 г. отмечалось как Рождество св. Девы Марии. Дополнительное значение этому празднику было придано в 1930 г. – году Витаутаса Великого, когда было объявлено, что «в понедельник, 8 сентября, исполнилось пятьсот лет с того дня, когда должен был быть коронован великий защитник литовской независимости [...]» литовский князь Виатутас. В 1930 г. 8 сентября стало Днем нации, а в Конституцию 1938 г. этот государственный праздник был внесен как день «памяти Великого Прошлого Древней Литвы». Развитие значения этого праздника символизировало усиливающийся авторитарный режим А. Сметоны. Не случайно в 1934 г. 60-летний юбилей президента А. Сметоны отмечался 9-10 сентября (хотя президент родился 10 августа).

Как и в честь празднования 1930 г. – года Витаутаса Великого, в 1934 г. также был создан главный комитет по организации юбилея президента государства. Комитет занимался организацией праздничных мероприятий не только в столице, но и в провинции. В Каунасе в честь этого дня был организован парад флагов военных и общественных организаций. В параде флагов призывали участвовать все организации Литвы.

Государственные праздники были уничтожены в 1940 г., когда Литву оккупировал Советский Союз. Вместо них был обнародован новый список праздничных дней. Президиум Верховного Совета Литовской ССР изменил названия площадей, на которых во время государственных праздников проходили важнейшие мероприятия и военные парады независимой Литвы.

Обзор источников

В фонде кабинета министров (LCVA, ф. 923) Центрального государственного архива Литвы хранится подготовленный в 1922 г. проект Закона о праздниках[484]. Хранящиеся в фонде документы свидетельствуют о переписке: проходившей в 4 десятилетии XX в. переписке кабинета министров с министерством охраны края и командованием армии по поводу лиц, приглашенных на концерт, подготовленный в Государственном театре в честь празднования 16 февраля. Списки офицеров, которых следовало пригласить в Государственный театр (вычеркнуты фамилии тех офицеров, которые не будут приглашены). Список составляло командование армии, а корректировала канцелярия премьер-министра. Аналогичная переписка с министерством иностранных дел по поводу приглашений для дипломатического корпуса и списки приглашенных служащих министерства. Программа проведения празднования 16 февраля во всем крае[485].

В этом фонде хранятся документы, связанные с торжествами по случаю 60-летнего юбилея А. Сметоны: принятая правительством программа празднования[486], в которой предусмотрена служба в костеле, спортивный праздник, армия, парад флагов общественных организаций, поздравления на площади и в Президентуре, поздравления учащихся. Программа празднования 8 сентября в 1933 г.

Кабинет министров распространял бесплатные билеты на постановку спектакля «Гражина» («Gražina») в Государственном театре. Союз стрелков помогал в организации праздников, особенно в проведении праздничных шествий. В Государственном театре были зарезервированы места для дипломатического и консульского корпусов (для них предназначались места на первом этаже до девятой ложи); представителям иностранной печати было оставлено десять мест в партере[487]. Сохранились сведения об организации Дня нации в 1939 г.; один из основных организаторов – Союз стрелков[488].

Хранящиеся в фонде министерства иностранных дел (LCVA, ф. 383) документы раскрывают переписку министерства иностранных дел с дипломатическими представительствами Литвы по поводу организации праздника 16 февраля за границей и о возникающих организационных трудностях. В письмах говорится о программах проведения праздника, их согласовании, представлении творческой программы. Также сохранилась информация об организации празднования 16 февраля в Литве, об участии и неучастии президента в организации празднования и в самом празднике. В Центральном государственном архиве Литвы хранятся фотографии, на которых запечатлены торжества, проходившие 16 февраля в Клайпедском крае. Они сделаны в 1923 г., уже после Клайпедского восстания. В Центральном государственном архиве Литвы хранятся документы, в которых обсуждается организация праздника и т.п. Также сохранилась фотография, на которой запечатлен момент празднования 15 мая в Биржай[489].

Документы, хранящиеся в фонде Президиума Верховного Совета Литовской ССР (LCVA, ф. R-758) в Центральном государственном архиве Литвы, свидетельствуют об оккупации Литвы, об усилиях оккупационного режима переформировать промышленность, сельское хозяйство и общественный порядок, а также память народа о независимости и государственности. 6 ноября 1940 г. были изменены названия самых важных площадей в Каунасе и Вильнюс: площадь Пятраса Вилейшиса в Каунасе, на которой проходили государственные праздники, праздники песни и собрания организаций, была переименована в «Площадь Октябрьской революции», а Лукишкская площадь в Вильнюсе – в «Советскую площадь» [490]. 11 октября 1940 г. Президиум Верховного Совета Литовской ССР объявил праздничные дни Литовской ССР. В этом списке не осталось государственных праздников Литовской Республики[491].

В альбоме 1919 г. «Виды литовского возрождения», хранящемся в Военном музее имени Витаутаса Великого (VDKM, Fa17699), представлены фотографии, на которых зафиксированы моменты государственных праздников на Гусарской площади (позднее – площади Пятраса Вилейшиса) в Каунасе. На них запечатлены представители литовской власти, представитель Британской военной миссии полковник Роуэн-Робинсон (Rowan-Robinson), командование литовской армии, приветственное обращение президента к армии[492].

Государственные праздники торжественно отмечались как во временной столице, так и в провинции. На фотографиях видны толпы участников празднования. Большую часть участников и зрителей составляли члены различных организаций. В музейном собрании имеются фотографии, на которых запечатлено празднование 16 февраля в первые годы независимости – как в Каунасе, так и в других городах Литвы. На фотографиях – празднование 16 февраля в 1920 г. в Алитусе (полк литовской армии во время празднования Дня независимости, военный парад[493]), а также мероприятия, проходившие в Каунасе, на улицах Вильнюса и на Ратушной площади. На фотографиях толпы людей, шествия, представители верховной власти (президент и члены кабинета министров), собравшиеся в Каунасе члены дипломатического корпуса зарубежных стран, военные атташе зарубежных стран, военный парад и др.[494].

В этом музейном собрании хранится изданное в честь празднования десятилетия литовской независимости широкоформатное воззвание президента А. Сметоны «К НАРОДУ», которое вышло 16 февраля 1928 г. В воззвании рассматриваются достижения и цели Литвы[495]. Также в музее хранятся фотографии, на которых запечатлены торжества в честь 15 мая. Этот день в общественной риторике тех лет назывался «Праздником нации». Ритуал его празднования начал формироваться с 1921 г. Неотъемлемой частью этого ритуала стало посещение места увековечения памяти Неизвестного солдата при Военном музее, отдание почестей солдатам, погибшим за независимость Литвы, и военный парад. Члены Учредительного Сейма запечатлены возле этого памятника 15 мая 1922 г. [496].

В этот день главные должностные лица государства – председатель Сейма или президент республики – во временной столице Каунасе принимали военный парад и объезжали выстроившиеся для парада военные части[497]. В параде участвовали дипломаты зарубежных стран, различные учебные заведения и организации со своими флагами, религиозные руководители. Во время праздников в саду Военного музея были открыты бюсты Симонаса Даукантаса (Simonas Daukantas) и Винцаса Кудирки (Vincas Kudirka)[498]. На хранящихся в музее фотографиях запечатлены и празднования в честь 60-летнего юбилея А. Сметоны – детский сад в Кедайняй, дети из которого, одетые в национальные костюмы, держат портрет президента А. Сметоны[499].



[1] Maksimaitis M., Lietuvos valstybės Konstitucijų istorija (XX a. pirmoji pusė), Vilnius, 2005, p. 19.
[2]Maksimaitis M., Lietuvos valstybės Konstitucijų istorija (XX a. pirmoji pusė), Vilnius, 2005, p. 20.
[3]Maksimaitis M., Lietuvos valstybės Konstitucijų istorija (XX a. pirmoji pusė), Vilnius, 2005, p. 38.
[4]Laucevičius, V, VDKM, Fa–16984.
[5] Lietuvos Taryba, pasirašiusi Nepriklausomybės aktą. Vilnius, 1918 m. vasario mėn., VDKM, Fa–5976.
[6]  Truska L., Steigiamasis Seimas (1920–1922), Lietuvos Seimo istorija. XX–XXI a. pradžia, Vilnius: Baltos lankos, 2009, p. 85–86.
[7] Lietuvos valstybės istorija.
[8] Vasiliauskas D, Nepriklausomybės karas, Lietuva 1918–1938, Kaunas; „Šviesa“, 1990, p. 46.
[9] Povilo Lukšio (1886–1919), pirmojo Lietuvos kariuomenės kareivio, žuvusio už Lietuvos nepriklausomybę, paminklas Karo muziejaus sodelyje. Skulpt. B. Pundzius. Paminklas atidengtas 1938 m. rugsėjo 8 d., VDKM, N–880.
[10] A. Juozapavičiaus (1894–1919), pirmojo Lietuvos kariuomenės karininko, žuvusio kovose už Lietuvos nepriklausomybę, paminklas Karo muziejaus sodelyje. Skulpt. B. Pundzius. Paminklas atidengtas 1938 m. rugsėjo 8 d., VDKM, N–881.
[11] Vasiliauskas D., Nepriklausomybės karas, Lietuva 1918–1938, Kaunas, „Šviesa“, 1990, p. 49.
[12] Fotodokumentai: a) 8 pėstininkų pulkas Daugpilio fronte. Viena pulko kuopa prie Dauguvos. 1919 m. b) 8 pėstininkų pulko štabas Daugpilio fronte. 1919 m. VDKM, N–909.
[13] Vasiliauskas D., Nepriklausomybės karas, Lietuva 1918–1938, Kaunas: „Šviesa“, 1990, p. 50–54.
[14] Vasiliauskas D., Nepriklausomybės karas, Lietuva 1918–1938, Kaunas: „Šviesa“, 1990, p. 56–58.
[15] Senojo Karo muziejaus Kariuomenės skyriaus su POW bylos eksponatais ekspozicija. Kaunas, 1928 m., VDKM, N–22.
[16] Lietuvos kariuomenės susitikimas su SSRS kariuomene Lentvaryje, išvijus lenkus iš Vilniaus 1920 m. liepos 15 d., VDKM, N–1087.
[17] Lietuvių ir lenkų delegacijų posėdis Suvalkuose. Dešinėje: antras B. Balutis, ketvirtas – užsienio reikalų ministras V. Čarneckis, penktas – prof. M. Biržiška. Suvalkai, 1920 m. spalio 7 d., VDKM, N–1088; Lietuvos ir Lenkijos delegatai derybose Kalvarijoje. 1920 m., VDKM, N–126.
[18] Vasiliauskas D., Nepriklausomybės karas, Lietuva 1918–1938, Kaunas: „Šviesa“, 1990, p. 58–59.
[19] Pirmoji Lietuvos kariuomenės priesaika, Kaunas, 1919 05 11, fotografas J. Timukas, VDKM, N–410.
[20] Lietuvos kariuomenės 1 haubicų baterija. Mokymas šaudyti, 1920 m., VDKM, N–727.
[21] Sužeistieji Lietuvos kariuomenės kariai karo ligoninėje Kaunas, apie 1920 m., VDKM, N–724.
[22] Karo mokyklos II laidos išleistuvės Nepriklausomybės aikštėje, prie Įgulos bažnyčio, Kaunas, 1919 m. gruodžio 16 d., VDKM, Fa–17699–345.
[23] Karo mokyklos III laidos išleistuvių iškilmės Nepriklausomybės aikštėje, prie Įgulos bažnyčios. Priekyje LR prezidentas Aleksandras Stulginskis, už jo – Krašto apsaugos ministras plk. ltn. Konstantinas Žukas (2–as iš kairės) ir kiti aukštieji karininkai, Kaunas, 1920 m. spalio 17 d., VDKM, Fa–17699–363.
[24] 3 pėst. divizijos vado mjr. Ig. Musteikio pareiškimas Armijos vadui apie 1 pėstininkų pulko II bataliono vado majoro J. Gaudešiaus savavališką kovos baro apleidimą ir pavojingą kitoms kaimynystėje esančioms dalims su batalionu pasitraukimą, niekam apie tai nepranešus, 1920 10 25, VDKM, S–18642.
[25] Raštas 5–to pėstininkų D. L. K. Kęstučio pulko vadui. Šarvuočio „Šarūnas“ koveis veiksmų aprašymas. 1920 09 18, VDKM, S–17940–120; Pranešimas Nr. 7 pulko vadui 1920–09–10 3 val. 20 min., Štabinas.Kapitonas P. Kaunas praneša, kad kovos metu sumuštas jo dalinys, su likusiais kariais pasitraukė už Štabino kaimo į šiaurę, VDKM, S–17940–78.
[26] LIETUVOS ŽEMĖLAPIS. M 1: 800 000. XX a. 2 deš. Naudotas nepriklausomybės kovose. Lapo viršuje įrašyta „4 esk.“. Žemėlapyje ranka prie miestų ir vietovių sužymėtos datos :1919–X, 1921–VII, 1922–XI, VDKM, S–7965–2.; LIETUVOS ŽEMĖLAPIS. M 1: 800 000. XX a. 2 deš. Naudotas nepriklausomybės kovose. Žemėlapio viršuje ranka įrašyta „9 p. L. K. Vytenio pulko žygiai“. Nužymėtos kovų kryptys, surašytos mūšių datos, VDKM, S–7965–1.
[27] Nepriklausomybės kovų vietovių vaizdai. 1919 m., VDKM, rinkinys N–878.
[28] Savanoriai tėvas Jonas Karutis su sūnumi, taip pat Jonu. 1919 m., VDKM, N–739; Atskirojo partizanų, kitaip vadinamo mirties bataliono, karininkai. Iš kairės pirmoje eilėje sėdi: apskrities apsaugos štabo komendantas Artūras Pušmanas, Joniškėlio partizanų bataliono štabo viršininkas Petras Montvyd–Olechnavičius, bataliono vadas, VDKM, N–746; 2 baterijos žvalgų komanda. 1919–1920 m., VDKM, N–721.
[29] 5 pėstininkų pulkas Vievio fronte kovose prieš lenkus. 1919 m., VDKM, N–722.
[30] Vytauto Didžiojo karo muziejus, kuriame įrengta Lietuvos kariuomenės kovų dėl nepriklausomybės įamžinanti ekspozicija. 1935 m., VDKM, N–145.
[31] Vytauto Didžiojo karo muziejaus Ginklų skyriaus ekspozicija 1936–1940 m., VDKM, N–99, N–100, N–101, N–102, N–103, N–104, N–185.
[32] Lietuvos pašto kelių žemėlapis, VDKM, S-11278.
[33] VDKM, S-11277.
[34] Rusų Raudonosios armijos kariai. 1919 m., VDKM, N–710.
[35] Bolševikų kariai lietuvių vykdytos Utenos karinės operacijos metu. Utenos apskritis, 1919 m. gegužės–birželio mėnuo, VDKM, N–705.
[36] 1. 28 raudonarmiečių internacionalinės divizijos štabas Šiauliuose. 1919 m. 2. Raudonosios armijos kariai. 1919 m., VDKM, N–719.
[37] Rusų Raudonosios armijos kareiviai, kovoję prieš Lietuvos kariuomenę Ukmergės, Utenos ir Panevėžio apskrityse. 1919 m., VDKM, N–708; VDKM, N–707; VDKM, N–704.
[38] Rusų Raudonosios armijos kareivių būrelis prie Gegužės 1–ajai skirto plakato, 1919 m., VDKM, N–706.
[39] Nepriklausomybės kovos. Lietuvių paimti į nelaisvę Raudonosios armijos kareiviai. 1919 m., VDKM, Fa–17699–312, Fa–17699–311, Fa–17699–310.
[40] Nepriklausomybės kovos su bolševikais. Lietuvos kariuomenės II pėstininkų brigados kariai su mažamečiu globotiniu – jauniausiu kareiviu štabe. 1–as iš dešinės Balys Giedraitis. 1919 m. rugpjūtis, VDKM, Fa–17699–40. 
[41] Nepriklausomybės kovos su bolševikais. Lietuvos kariuomenės II pėstininkų brigados kariai prie komutatoriaus štabe. Kaukonių (Kalkūnų) frontas. 1919 m. rugpjūtis, VDKM, Fa–17699–39.
[42] Nepriklausomybės kovos. Lietuvos kariuomenės karininkai vyksta frontą. 1919 m., VDKM, Fa–17699–37, Fa–17699–35, Fa–17699–34, Fa–17699–32.
[43] Paminklas kariams, žuvusiems kovose su bolševikais1919 m., Zarasų kapinėse. Bendras vaizdas. XX a. 3 deš., VDKM, Fa–16968–640, Fa–16968–639; 1 pėstininkų pulko Nežinomojo kareivio, žuvusio kovose su bolševikais 1919 m. rugpjūčio 24 d., kapas Nadūnų kaimo laukuose, Degučių kapinėse. Zarasų apskr. XX a. 3 deš., VDKM, Fa–16968–638.
[44] Šiauliai bolševikų okupacijos metais 1919 m. Lietuvių bolševikų pulkas, LCVA, P41–A14.
[45] Šiauliai bolševikų okupacijos metais 1919 m. Bolševikų manifestacija, LCVA, P40–A14; ten pat, P38–A14;
[46] Šiauliai bolševikų okupacijos metais 1919 m. Raudonarmiečių paradas aikštėje, kalba brigados vadas, LCVA, P39–A14.
[47] Šiauliai bolševikų okupacijos metais 1919 m. Bolševikų štabas, LCVA: P42–A14, P43–A14.
[48] 1. Bermontininkų karininkai. 1919 m ruduo. 2. Bermontininkų kariai. 1919 m., VDKM, N–716. 1. P. Virgoličiaus rinktinės kareivių grupė su karininku (pažymėtas kryžiuku) Šiauliuose 1919 m. rudenį. 2. P. Virgoličiaus rinktinės karys. Šiauliai, 1919 m., VDKM, N–715. 
[49] Bermontininkai prižiūri Aleksandrijos dvare dirbančias lietuves moteris. 1919 m. vasara, VDKM, N–709; Iš Lietuvos gyventojų bermontininkų rekvizuoti gyvuliai. Andrešiūnų kaimas, Šiaulių apylinkės, 1919 m., VDKM, N–1080.
[50] Bermontininkų apiplėštos ir suniokotos Šiaulių kooperatyvų sąjungos parduotuvės patalpos. 1919 m., VDKM, N–1081.
[51] 1 pėstininkų pulko kario savanorio, žuvusio kovose su bermontininkais 1919 m., kapas Radviliškio kapinėse. XX a. 3 deš., VDKM, Fa–16968–679.
[52] Nepriklausomybės kovos. Bermontininkų kariai Maks von der Dange ir Karl Vierheilig su plėšimo įrankiais. Lietuva, 1919 m., VDKM, Fa–17699–309; Nepriklausomybės kovos. Bermontininkų karys Karl Vierheilig su plėšimo įrankiais. Lietuva, 1919 m., VDKM, Fa–17699–308; Nepriklausomybės kovos. Bermontininkų karys Maks von der Dange su plėšimo įrankiais. Lietuva, 1919 m., VDKM, Fa–17699–307; Fotomontažas iš trijų nuotraukų. Bermontininkų kariai Karl Vierheilig ir Maks von der Dange su plėšimo įrankiais. Lietuva, 1919 m. (Identiškas fotomontažas publikuotas: „Karys“, 1928, nr. 20), VDKM, Fa–17699–306.
[53] D. Vasiliauskas, Nepriklausomybės karas, Lietuva 1918–1938, Kaunas: „Šviesa“, 1990, p. 54–56.
[54] Schema. Lietuvos kariuomenės veiksmai prieš bermontininkus 1919.XI. 21 – XII.16. Sudarė ats. gen. K. Ladiga, VDKM, N–1040.
[55] Reliacija (nuorašas). Išsamus žygio į Vilnių metu 1920 07 14–15 įvykusio karinio susidūrimo ir paliaubų su lenkais aprašymas, VDKM, S–17940–35.
[56] VDKM, S-14362.
[57] VDKM, S-14363.
[58] VDKM, Fa-17699-1, Fa-17699-3, Fa-17699-4, Fa-17699-6, Fa-17699-7.
[59] VDKM, Fa-17699-5.
[60] VDKM, Fa-17699-137 – Fa-17699-140. 
[61] Lietuvoje veikę lenkų ulonai, 1920 m., VDKM, N–975.
[62] Lenkijos kariuomenės ulonų žvalgai, 1920 m., VDKM, N–974, Lenkų Suvalkų pulko raitieji žvalgai su vachmistru Sadausku priešakyje. 1920 m., VDKM, N–973.
[63] Lenkijos kariuomenės 2 pėstininkų Kauno pulkas Dauguose 1920 m. gegužės mėn., VDKM, N–717; Lenkijos kariuomenės 41 pėstininkų Suvalkų pulko kariai žvalgo vietovę prie Michalovo. 1921 m. pradžia, VDKM, N–714; Įvairių Lenkijos kariuomenės dalių, veikusių prieš Lietuvos kariuomenę, karininkai ir kareiviai. 1920 m., VDKM, N–713; VDKM, N–711, VDKM, N–712.
[64] 1 husarų pulko 3 eskadronas įžengia į Merkinės miestelį. 1920 m., VDKM, N–754;
[65] Lietuvos partizanų atimti iš lenkų arkliai. 1920 m., VDKM, N–1352.
[66] Lietuvos partizanai puola lenkų sargybą. 1920 m., VDKM, N–1349.
[67] 1. Prakalba ties Seinų bažnyčia lenkų okupacijos metu. Lenkų kariai ir valdžios atstovai. 1919–1920 m. 2. Lenkijos kariuomenės žvalgai fronte. Kariai ginkluoti 1898 m. modelio Mauser karabinais (Vokietija). 1919–1920 m., VDKM, N–718.
[68] Nepriklausomybės kovos. Lietuvos kariuomenės 4 pėstininkų Lietuvos karaliaus Mindaugo pulkas prieš įžengiant į Vilnių. 1920 m., VDKM, Fa–17699–403, šio pulko štabas, VDKM, Fa–17699–402.
[69] Lietuvos kariuomenės kariai, grįžę iš lenkų nelaisvės. 1920 m., VDKM, N–1149; N–1150; N–1159; N–1160; N–1167; taip pat daug nuotraukų su lietuvių kariais grįžusiais iš lenkų nelaisvės yra VDKM rinkinyje Fa–17699.
[70] Paveikslas „Pavergtoji Vilnija“. Dail. Irena Jackevičiūtė. Senojo Karo muziejaus ekspozicija. 1921–1934 m., VDKM, N–23.
[71] Šiauliai vokiečių okupacijos metais, LCVA, P21–A14.
[72] Šiauliai vokiečių okupacijos metu apie 1918 m., LCVA: P31–A14, P65–A14.
[73] Rusijos lakūnas Vsevolodas Abramovičius (sėdi lėktuve dešinėje) lėktuvu „Rait“ skrisdamas iš Berlyno į Peterburgą trumpam nusileido Šiauliuose. Pirmas iš kairės stovi Šiaulių burmistras Julijonas Šalkauskis, LCVA, P12–A14.
[74] Šiauliai prieš Pirmąjį pasaulinį karą ir karo metu: LCVA, P28–A14, P26–A14, P24–A14, P25–A14, P22–A14, P20–A14, P19–A14, P18–A14, P16–A14, P17–A14, P14–A14, P15–A14, P11–A14.
[75] Pirmojo pasaulinio karo metu sugriauti Šiauliai, LCVA: P54–A14, P55–A14, P56–A14, P57–A14, P59–A14, P60–A14.
[76] Turgus Šiauliuose, LCVA, P64–A14.
[77]  Maksimaitis M., Lietuvos valstybės Konstitucijų istorija (XX a. pirmoji pusė), Vilnius, 2005, p. 39.
[78] Maksimaitis M., Kai kurios pirmųjų Lietuvos Konstitucijų istoriografijos problemos, Jurisprudencija, 2002, t. 30(22), p. 181.
[79] Buvusios Lietuvos Valstybės Tarybos pirmininko St. Šilingo pranešimas Valstybės Prezidentui, 1920 0518, LCVA, 923, ap. 1, b. 245, l. 31.
[80] LCVA, f. 1014, ap. 1, b. 1, 4.
[81] LCVA, f. 1014, ap. 1, b. 16, 17, 28, 29.
[82] LCVA, f. 1014, ap. 1, b. 2.
[83] LCVA, f. 1014, ap. 1, b. 3.
[84] LCVA, f. 1014, ap. 1, b. 6.
[85] LCVA, f. 1014, ap. 1, b. 5, 7.
[86] LCVA, f. 1014, ap. 1, b. 32.
[87] LCVA, f. 1014, ap. 1, b. 8, 9.
[88] LCVA, f. 1014, ap. 1, b. 11.
[89] LCVA, f. 1014, ap. 1, b. 10.
[90] LCVA, f. 1014, ap. 1, b. 14, 15, 21, 22.
[91] LCVA, f. 1014, ap. 1, b. 20.
[92] LCVA, f. 1014, ap. 1, b. 22.
[93] LCVA, f. 1014, ap. 1, b. 25.
[94] LCVA, f. 1014, ap. 1, b. 30.
[95] VDKM, Fa-62.
[96] M. Maksimaitis, Lietuvos valstybės Konstitucijų istorija (XX a. pirmoji pusė), Vilnius, 2005, p. 288.
[97] M. Maksimaitis, Kai kurios pirmųjų Lietuvos Konstitucijų istoriografijos problemos, Jurisprudencija, 2002, t. 30(22), p. 181.
[98] M. Maksimaitis, Kai kurios pirmųjų Lietuvos Konstitucijų istoriografijos problemos, Jurisprudencija, 2002, t. 30(22), p. 181.
[99] M. Maksimaitis, Kai kurios pirmųjų Lietuvos Konstitucijų istoriografijos problemos, Jurisprudencija, 2002, t. 30(22), p. 184.
[100] M. Maksimaitis, Kai kurios pirmųjų Lietuvos Konstitucijų istoriografijos problemos, Jurisprudencija, 2002, t. 30(22), p. 186.
[101] Steigiamojo Seimo Darbai: Pirmasai sąsiuvinis, I Sesijos, Pirmasai posėdis, 1920 05 15, p. 2.
[102] M. Maksimaitis, Kai kurios pirmųjų Lietuvos Konstitucijų istoriografijos problemos, Jurisprudencija, 2002, t. 30(22), p. 186.
[103] L. Truska, Steigiamasis Seimas (1920–1922), Lietuvos Seimo istorija. XX–XXI a. pradžia, Vilnius: baltos lankos, 2009, p. 80.
[104] M. Maksimaitis, Kai kurios pirmųjų Lietuvos Konstitucijų istoriografijos problemos, Jurisprudencija, 2002, t. 30(22), p. 186.
[105] M. Maksimaitis, Lietuvos valstybės Konstitucijų istorija (XX a. pirmoji pusė), Vilnius, 2005, p. 291.
[106] M. Maksimaitis, Lietuvos valstybės Konstitucijų istorija (XX a. pirmoji pusė), Vilnius, 2005, p. 293.
[107] M. Maksimaitis, Lietuvos valstybės Konstitucijų istorija (XX a. pirmoji pusė), Vilnius, 2005, p. 295.
[108] M. Maksimaitis, Lietuvos valstybės Konstitucijų istorija (XX a. pirmoji pusė), Vilnius, 2005, p. 279.
[109] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 122.
[110] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 364.
[111] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 814.
[112] LCVA, f. 923, ap.1, b. 898, l. 21.
[113] LCVA, f. 383, ap. 7, b. 96.
[114] LCVA, f. R-758, ap. 1, b. 40, l. 13.
[115] LCVA, f. R-758, ap. 1, b. 42, l. 1.
[116] VDKM, Fa17699-2.
[117] L. Truska, Steigiamasis Seimas (1920–1922), Lietuvos Seimo istorija. XX–XXI a. pradžia, Vilnius: baltos lankos, 2009, p. 39.
[118] L. Truska, Steigiamasis Seimas (1920–1922), Lietuvos Seimo istorija. XX–XXI a. pradžia, Vilnius: baltos lankos, 2009, p. 40.
[119] L. Truska, Steigiamasis Seimas (1920–1922), Lietuvos Seimo istorija. XX–XXI a. pradžia, Vilnius: baltos lankos, 2009, p. 42.
[120] Steigiamojo Seimo rinkimų dienų paskelbimas (1920 01 12), Laikinosios Vyriausybės žinios, 1920 02 06, nr. 1 (19), p. 1.
[121] Steigiamojo Seimo susirinkimo vietos ir laiko paskelbimas, Lietuva, 1920 05 15.
[122] L. Truska, Steigiamasis Seimas (1920–1922), Lietuvos Seimo istorija. XX–XXI a. pradžia, Vilnius: baltos lankos, 2009, p. 46.
[123] Įsakymas (dėl Ypatingųjų Krašto Apsaugos Įstatų) (1920 03 01), Laikinosios Vyriausybės žinios, 1920 03 03, nr. 20, p. 5.
[124] L. Truska, Steigiamasis Seimas ir jo vieta Naujųjų laikų Lietuvos istorijoje, Didysis Lietuvos parlamentarų biografinis žodynas, t. 2, Lietuvos Steigiamojo Seimo (1920–1922 metų) narių biografinis žodynas, sud. A. Ragauskas, M. Tamošaitis, Vilnius, 2006, p. 24–25.
[125] L. Truska, Steigiamasis Seimas (1920–1922), Lietuvos Seimo istorija. XX–XXI a. pradžia, Vilnius: baltos lankos, 2009, p. 53.
[126] A. Kasparavičius, Steigiamasis Seimas ir jo oratoriai, Lietuvos istorijos studijos, nr. 12, p. 38.
[127] L. Truska, Steigiamasis Seimas (1920–1922), Lietuvos Seimo istorija. XX–XXI a. pradžia, Vilnius: baltos lankos, 2009, p. 56.
[128] L. Truska, Steigiamasis Seimas (1920–1922), Lietuvos Seimo istorija. XX–XXI a. pradžia, Vilnius: baltos lankos, 2009, p. 54.
[129] Mažojo Seimo sudarymo įstatymas, Vyriausybės žinios, 1920 10 29, nr. 50.
[130] L. Truska, Steigiamasis Seimas (1920–1922), Lietuvos Seimo istorija. XX–XXI a. pradžia, Vilnius: baltos lankos, 2009, p. 94.
[131] Atsišaukimas: Draugai! Lietuvos Šauliai, saugokit Kuriamąjį Seimą, 1920 m., VDKM, S–15975.
[132] Skelbimas. KARIŠKIAI RENKA Į STEIGIAMĄJĮ SEIMĄ. (Liet. Kar. Įs. Nr. 283§ 1–5). 1920 m., VDKM, S–1286–1, S–1286–2.
[133] Steigiamojo seimo rinkimų plakatai Kauno gatvėse. 1920 m., VDKM, Fa–17699–247.
[134] Plk. ltn. K. Žuko atsisveikinimas su I atsargos batalionu, prieš išvykstant į Steigiamąjį seimą 1920 m. gegužės 15 d., VDKM, N–686, Fa–13581; Lietuvos kariuomenės I atsargos bataliono karininkai, išleidžiant vadą plk. ltn. Konstantiną Žuką (centre) į Steigiamąjį Seimą. 1920 m. gegužės 15 d. VDKM, Fa–13580.
[135] Manifestacija Kaune, atidarant Steigiamąjį seimą. 1920 m. gegužės 15 d., VDKM, Fa–17699–246.
[136] Lietuvos valstybės valdžios atstovai ir seimo nariai ąžuolo sodinimo iškilmėse, atidarant Steigiamąjį seimą. Centre Ministras Pirmininkas Ernestas Galvanauskas, Prezidentas Antanas Smetona. Kaunas, 1920 m. gegužės 15d., VDKM, Fa–17699–249.
[137] Pirmasis Steigiamojo seimo posėdis Kauno miesto teatre. 1920 m. gegužės 15 d. Prezidiume sėdi (iš kairės): Jonas Staugaitis, Aleksandras Stulginskis, Justinas Staugaitis. Sekretoriatas (iš kairės): Naftalis Fridmanas, Petras Radzevičius, Ladas Natkevičius. Dešinėje, už stalo sėdi Zigmas Starkus., VDKM, Fa–243.
[138] Nepriklausomybės kovos. Lietuvos kariuomenės kariai, grįžę iš lenkų nelaisvės. Iš dešinės – Lietuvos Respublikos Steigiamojo Seimo narys, žurnalistas Juozas Pronskus. 1920 m., VDKM, Fa–17699–441.
[139] Dr. Vlado Lašo vizitinė kortelė, 1920–1922 m., VDKM, S–9920–1.
[140] Portretinė; prof. Vladas Lašas, Steigiamojo ir pirmojo seimo narys, ilgametis Lietuvos universiteto Medicinos fakulteto dekanas. XX a. 4 deš., VDKM, Fa–16911; Lietuvos mokytojų profesinės sąjungos suaugusiųjų gimnazijos Kaune mokytojų kolektyvas. 1924 m. I eilėje (iš kairės): 2–as Balys Žygelis (seimo narys), 3–ias Kazys Šleževičius, 4–a Petronėlė Lastienė, 5–as Vaclovas Biržiška, 7–as Zigmas Žemaitis. II eilėje (iš kairės): 5–as Jeronimas Vyšniauskas. III eilėje (iš kairės): 1–as Antanas Purėnas, 2–as Vladas Lašas, 3–ias Antanas Tamošaitis, 4–as Matas Šalčius. Apie 1924 m., VDKM, Fa–16911.
[141] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 99; Steigiamojo Seimo narių sąrašai taip pat yra byloje: LCVA, f. 923, ap. 1, b. 1296.
[142] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 77.
[143] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 100.
[144] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 220.
[145] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 142.
[146] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 184.
[147] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 1286.
[148] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 1420.
[149] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 1426.
[150] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 245.
[151] M. Sleževičiaus, Steigiamojo Seimo nario liudijimas, 1920 09 24, LCVA, f. 1437, ap. 1, b. 786, l. 2.
[152] LCVA, f. 383, ap. 7, b. 96.
[153] LCVA, f. 391, ap. 8, b. 3.
[154] LCVA, f. 391, ap. 4, b. 765.
[155] LCVA, f. 631, ap. 7, b. 312.
[156] Seimo rinkimų dienų paskelbimas, Vyriausybės žinios, 1922 08 07, nr. 101, p. 1.
[157] Seimo Stenogramos: 1-sis Seimo posėdis, 1922 11 13, p. 2.
[158] M. Tamošaitis, I Seimas (1922-1923), Didysis Lietuvos parlamentarų biografinis žodynas, t. 3, Lietuvos Respublikos Seimų I (1922-1923), II (1923-1926), III (1926-1927), IV (1936-1940) narių biografinis žodynas, Vilnius, 2007, p. 20.
[159] Seimas. Seimo sąstatas, Lietuva, 1922 11 11, p. 2.
[160] M. Tamošaitis, I Seimas (1922-1923), Didysis Lietuvos parlamentarų biografinis žodynas, t. 3, Lietuvos Respublikos Seimų I (1922-1923), II (1923-1926), III (1926-1927), IV (1936-1940) narių biografinis žodynas, Vilnius, 2007, p. 25.
[161] M. Tamošaitis, I Seimas (1922–1923), Lietuvos Seimo istorija. XX–XXI a. pradžia, Vilnius: baltos lankos, 2009, p. 108.
[162] M. Tamošaitis, I Seimas (1922–1923), Lietuvos Seimo istorija. XX–XXI a. pradžia, Vilnius: baltos lankos, 2009, p. 112.
[163] M. Tamošaitis, I Seimas (1922–1923), Lietuvos Seimo istorija. XX–XXI a. pradžia, Vilnius: baltos lankos, 2009, p. 113.
[164] Lietuvos Respublikos I Seimo atidarymo posėdis, Kaunas, 1922 m. lapkričio 13 d., VDKM, Fa–17699–503.
[165] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 315.
[166] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 245, l. 1.
[167] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 350.
[168] LCVA, f. 937, ap. 1, b. 4.
[169] D. Blažytė-Baužienė, II Seimas (1923 –1926) Seimo rinkimai, Lietuvos Seimo istorija. XX–XXI a. pradžia, Vilnius: baltos lankos, 2009, p. 114.
[170] D. Blažytė-Baužienė, II Seimas (1923 –1926) Seimo rinkimai, Lietuvos Seimo istorija. XX–XXI a. pradžia, Vilnius: baltos lankos, 2009, p. 116.
[171] D. Blažytė-Baužienė, II Seimas (1923 –1926) Seimo rinkimai, Lietuvos Seimo istorija. XX–XXI a. pradžia, Vilnius: baltos lankos, 2009, p. 118.
[172] D. Blažytė-Baužienė, II Seimas (1923 –1926) Seimo rinkimai, Lietuvos Seimo istorija. XX–XXI a. pradžia, Vilnius: baltos lankos, 2009, p. 119–120.
[173] Lietuvos Respublikos II Seimo atidarymo posėdis. Kaunas,1923 m. birželio 5 d., VDKM, Fa–17699–501.
[174] Lietuvos Respublikos II Seimo atidarymo posėdis. Kaunas,1923 m. birželio 5 d., VDKM, Fa–17699–502.
[175] Karo mokyklos V laida. Kaunas, 1923 m. spalio 15 d., VDKM, Fa–14523.
[176] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 315.
[177] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 1425.
[178] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 466.
[179] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 1123(1).
[180] Naujojo Seimo rinkimų dienos paskelbimo aktas (1926 03 08), Vyriausybės žinios, 1926 03 12, nr. 219.
[181] Seimo sušaukimo aktas, 1926 05 25, LCVA, f. 923, ap. 1, b. 46, l. 102.
[182] Seimo rinkimų įstatymo priedo pakeitimas, Vyriausybės žinios, 1926 03 12, nr. 219.
[183] M. Tamošaitis, III Seimas (1926–1927), Lietuvos Seimo istorija. XX–XXI a. pradžia, Vilnius: baltos lankos, 2009, p. 147.
[184] M. Tamošaitis, III Seimas (1926–1927), Lietuvos Seimo istorija. XX–XXI a. pradžia, Vilnius: baltos lankos, 2009, p. 147.
[185] Seimo Stenogramos: 3-sis Seimas, I sesija, 1-sis posėdis, 1926 06 02, p. 8.
[186] M. Tamošaitis, III Seimas (1926–1927), Lietuvos Seimo istorija. XX–XXI a. pradžia, Vilnius: baltos lankos, 2009, p. 153–154.
[187] Seimo Stenogramos: 3-sis Seimas, I sesija, 15-sis posėdis, 1926 06 30, p. 6–7.
[188] Seimo Stenogramos: 3-sis Seimas, I sesija, 16-sis posėdis, 1926 07 02, p. 1.
[189] M. Tamošaitis, III Seimas (1926-1927), Didysis Lietuvos parlamentarų biografinis žodynas, t. 3, Lietuvos Respublikos Seimų I (1922-1923), II (1923-1926), III (1926-1927), IV (1936-1940) narių biografinis žodynas, Vilnius, 2007, p. 176.
[190] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 466.
[191] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 46.
[192] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 1123(1).
[193] Mykolui Sleževičiui išduotas III Seimo nario liudijimas, LCVA, f. 1437, ap. 1, b. 786, l. 3–4.
[194] LCVA, f. 675, ap. 1, b. 25. - patikrinti
[195] Respublikos Prezidento aktai, Vyriausybės Žinios, 1936 05 09, nr. 533.
[196] Apygardų apskričių kandidatų į tautos atstovus sąrašai, Vyriausybės Žinios, 1936 06 03, nr. 537.
[197] Respublikos Prezidento aktas (1936 07 03), Vyriausybės Žinios, 1936 07 07, nr. 539.
[198] L. Truska, IV Seimas (1936-1940), Didysis Lietuvos parlamentarų biografinis žodynas, t. 3, Lietuvos Respublikos Seimų I (1922-1923), II (1923-1926), III (1926-1927), IV (1936-1940) narių biografinis žodynas, Vilnius, 2007, p. 591.
[199] L. Truska, IV Seimas (1936-1940), Didysis Lietuvos parlamentarų biografinis žodynas, t. 3, Lietuvos Respublikos Seimų I (1922-1923), II (1923-1926), III (1926-1927), IV (1936-1940) narių biografinis žodynas, Vilnius, 2007, p. 594.
[200] L. Truska, IV Seimas (1936-1940), Didysis Lietuvos parlamentarų biografinis žodynas, t. 3, Lietuvos Respublikos Seimų I (1922-1923), II (1923-1926), III (1926-1927), IV (1936-1940) narių biografinis žodynas, Vilnius, 2007, p. 597.
[201] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 1114, 1308, 1309, 1310, 1311, 1312.
[202] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 1110.
[203] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 954, 1038.
[204] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 901.
[205] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 1196.
[206] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 1082. 
[207] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 1123(2).
[208] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 898.
[209] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 1106.
[210] LCVA, f. 391, ap. 4, b. 1518.
[211] Vytauto Didžiojo karininkų kursų generalinio štabo skyriaus II laidos ir intendantų skyriaus I laidos išleistuvės Kauno karininkų ramovėje, 1937 06 28, VDKM, Fa–15533–93; Lietuvos šaulių rinktinių atstovų metinio suvažiavimo prezidiumas Kauno karininkų ramovėje, 1938 03 12, VDKM, Fa–15780–69.
[212] Lietuvos Valstybės Laikinosios Konstitucijos Pamatiniai Dėsniai (1919 04 04), Lietuvos valstybės teisės aktai (1918.II.16–1940.VI.15), pareng. V. Andriulis, R. Mockevičius, V. Valeckaitė, Vilnius, 1996, p. 4.
[213] Lietuvos Valstybės Laikinosios Konstitucijos Pamatiniai Dėsniai (1919 04 04), Lietuvos valstybės teisės aktai (1918.II.16–1940.VI.15), pareng. V. Andriulis, R. Mockevičius, V. Valeckaitė, Vilnius, 1996, p. 4.
[214] M. Maksimaitis, Lietuvos valstybės Konstitucijų istorija (XX a. pirmoji pusė), Vilnius, 2005, p. 100.
[215] Laikinoji Lietuvos Valstybės Konstitucija (1920 06 10), Laikinosios Vyriausybės Žinios, 1920 06 12, nr. 37.
[216] M. Maksimaitis, Lietuvos valstybės Konstitucijų istorija (XX a. pirmoji pusė), Vilnius, 2005, p. 103.
[217] LR Prezidento K. Griniaus raštas Ministrui pirmininkui prof. A. Voldemarui, 1926 12 17, LCVA, f. 923, ap. 1, b. 46, l. 73.
[218] Politinė padėtis, Lietuva 1940-1990. Okupuotos Lietuvos istorija, Vilnius, 2005, p. 28.
[219] Politinė padėtis, Lietuva 1940-1990. Okupuotos Lietuvos istorija, Vilnius, 2005, p. 29.
[220] J. Vaičenonis, Lietuvos kariuomenė Valstybės politinio gyvenimo verpetuose (1927-1940), Vilnius: Versus Aureus, 2004, p. 14.
[221] Lietuva 1940-1990. Okupuotos Lietuvos istorija, Vilnius, 2005, p. 62-63.
[222] LCVA, f. R-758, ap. 1, b. 40, l. 13.
[223] LCVA, f. 922, ap. 1, b. 57.
[224] LCVA, f. 922, ap. 1, b. 58.
[225] LCVA, f. 379, ap. 1, b. 119.
[226] LCVA, f. 675, ap. 1, b. 27.
[227] 1925–1926, LCVA, f. 923, ap. 1, b. 1123(2).
[228] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 1123(1).
[229] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 46.
[230] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 1082.
[231] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 1082.
[232] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 315.
[233] LR Seimo prezidiumo raštas Ministrui pirmininkui L. Bistrui, Kaunas, 1926 06 07, LCVA, f. 923, ap. 1, b. 46, l. 99.
[234] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 466.
[235] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 704.
[236] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 705, 706.
[237] 1938 m., LCVA, f. 923, ap. 1: b. 989 – Raseinių apskrities Tautos atstovų rinkimai; b. 990 – Rokiškio; b. 991 – Seinų; b. 992 – Šakių; b. 993, 994 – Šiaulių; b. 995 – Tauragės; b. 996 – Telšių; b. 997 – Ukmergės ir Trakų; b. 998 – Utenos; b. 999 – Vilkaviškio; b. 1000 – Zarasų; b. 1001 – Panevėžio miesto; b. 1002 – Panevėžio apskrities; b. 1003 – Mažeikių apskrities; b. 1004 – Marijampolės; b. 1005 – Kretingos; b. 1006 – Kėdainių; b. 1007 – Kauno miesto; b. 1008 – Kauno apskrities; b. 1009 – Biržų; b. 1010 – Alytaus apskrities.
[238] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 1005.
[239] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 1001.
[240] LCVA, Mg 012037-2 (garso įrašas).
[241] LCVA, (Mg 012158) (garso įrašas).
[242] LCVA, (Mg 011883-5) (garso įrašas).
[243] LCVA, f. R-758, ap. 1, b. 40.
[244] VAKARO „RYTO“ Ekstra telegrama. „Didysis istoriškas Seimo posėdis. Respublikos prezidentas Antanas Smetona“, VDKM, S–1288.
[245] VDKM, Fa-17699-16, Fa-17699-18.
[246] VDKM, Fa-17699-149, Fa-17699-150, Fa-17699-153, Fa-17699-157, Fa-17699-160.
[247] VDKM, S-11824.
[248] VDKM, S-14757.
[249] B. Masiulis, Ministras, Lietuvių enciklopedija, t. 18, Bostonas, 1959, p. 533.
[250] V. Mašalaitis, Ministrų kabinetas, Lietuvių enciklopedija, t. 18, Bostonas, 1959, p. 535.
[251] LCVA, f. 1014, ap. 1 , b. 19.
[252] LCVA, f. 1014, ap. 1 , b.46.
[253] LCVA, f. 1014, ap. 1 , b. 47.
[254] LCVA, f. 391, ap. 8, b. 3, l. 376.
[255] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 46.
[256] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 1123(1).
[257] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 813.
[258] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 758.
[259] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 1123(1).
[260] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 813, l. 43.
[261] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 758.
[262] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 1082.
[263] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 1123(2), l. 35.
[264] LCVA, f. R-758, ap. 1, b. 40, l. 1.
[265] VDKM, Fa-17699-1, Fa-17699-3, Fa-17699-4, Fa-17699-5, Fa-17699-8, Fa-17699-10.
[266] VDKM, Fa-17699-149, Fa-17699-151, Fa-17699-152.
[267] VDKM, Fa-17699-244.
[268] VDKM, S-15658.
[269] Uždarytos politinės partijos ir sąjungos, Diena, 1936 02 09.
[270] Lietuvių Tautininkų Sąjunga – LTS, Didysis Lietuvos metraštis-kalendorius 1936 metams, Kaunas, 1936, p. 134.
[271] [M. Tamošaitis]
[272] Lietuvos socialistų liaudininkų demokratų partija, Visuotinė lietuvių enciklopedija, t. XIII, .Vilnius, 2008, p. 324.
[273] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 1296.
[274] LCVA, f. 554, ap. 2, b. 1.
[275] LCVA, f. 554, ap. 1, b. 115.
[276] LCVA, f. 554, ap. 1, b. 36. ,
[277] LCVA, f. 554, ap. 1, b. 7, 10, 11, 19, 37, 40, 42, 45, 52, 55, 80, 99, 107, 112.
[278] LCVA, f. 937, ap. 1, b. 4, 21. 33, 119, 123.
[279] LCVA, f. 379, ap. 1, b. 119.
[280] E. Aleksandravičius, A. Kulakauskas, Carų valdžioje. XIX amžiaus Lietuva, Vilnius: Baltos lankos, 1996, p. 290.
[281] Įstatymas apie draugijas, 1919 10 10, Laikinosios vyriausybės žinios, 1919 11 24.
[282] Draugijų įstatymas, Vyriausybės žinios, 1936 02 01.
[283] LCVA, f. 391, ap. 8, b. 3.
[284] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 813.
[285] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 797.
[286] LCVA, 923, ap. 1, b. 480.
[287] LCVA, f.923, ap. 1, b. 1194.
[288] LCVA, f. 561, ap. 18, b. 81.
[289] LCVA, f. 561: ap. 2, b. 366, 432; ap. 12, b. 1; ap. 18, b. 83.
[290] LCVA, f. 561, ap. 2, b. 956.
[291] LCVA, f. 561, ap. 2, b. 319, 467, 579, 1048.
[292] LCVA, f. 561, ap. 18, b. 393.
[293] LCVA, f. 668, ap. 1, b. 795.
[294] Karininkų šeimų moterų draugijos kunigaikštienės Birutės draugijos vėliavos aversas, 1925 m., VDKM, N–98; reversas – VDKM, N–183; šios vėliavos nuotrauka ekspozicijoje: VDKM, N–186–1; N–186–2.
[295] 2 ulonų pulkas. Rautas karininkų ramovėje pulko vėliavos įteikimo proga 1928 m. spalio mėn. 1 d., VDKM, N–267.
[296] Kunigaikštienės Birutės draugijos dešimties metų gyvavimo sukakties iškilmingas posėdis Valstybės teatre Kaune, 1935 m. kovo 4 d., VDKM, N–265; Kunigaikštienės Birutės draugija. Valstybės Prezidentas A. Smetona draugijos dešimtmečio sukakties baliuje. 1935 m. kovo 4 d., VDKM, N–274.
[297] Kunigaikštienės Birutės draugijos Kėdainių skyrius globojamame vaikų darželyje pamini Tautos vado Prezidento A. Smetonos 60 metų sukaktį. 1934 m., VDKM, N–266; Kunigaikštienės Birutės draugija. Kėdainių skyriaus globojamo vaikų darželio iškilmingasis posėdis S. Dariui ir S. Girėnui pagerbti. 1934 m., VDKM, N–276; Kėdainių darželis, 1934 m., VDKM, N–270.
[298] VDKM, N-276.
[299] Kunigaikštienės Birutės draugijos Šančių skyriaus globojamas karininkų vaikų darželis; viena grupė. 1936 m. sausio 28 d., VDKM, N–273.
[300] Kunigaikštienės Birutės draugija. Kalėdų eglutė, surengta karo invalidų vaikams Kauno karininkų ramovėje. 1935 m., VDKM, N–275.
[301] Kunigaikštienės Birutės draugija 1935 m. medicinos seserų kursai Karo ligoninėje Kaune, VDKM, N–272.
[302] Kunigaikštienės Birutės draugijos Klaipėdos skyrius su vaikučiais pasitinka Valstybės Prezidentą A. Smetoną prie pulko kareivinių vartų. 1927 m., VDKM, N–271.
[303] Kunigaikštienės Birutės draugija priima „Latvių moterų draugijos“ atstoves Klaipėdos skyriuje. 1928 m., VDKM, N–268.
[304] Karininkų šeimų moterų draugijos kunigaikštienės Birutės draugijos Klaipėdos skyriaus „Pirmosios pagalbos kusų“ baigimo aktas, 1934 m. kovas, VDKM, N–269.
[305] J. Vaičenonis, Lietuvos kariuomenė Valstybės politinio gyvenimo verpetuose (1927-1940), Vilnius: Versus Aureus, 2004, p. 18.
[306] J. Vaičenonis, Lietuvos kariuomenė Valstybės politinio gyvenimo verpetuose (1927-1940), Vilnius: Versus Aureus, 2004, p. 14.
[307] J. Vaičenonis, Lietuvos kariuomenė Valstybės politinio gyvenimo verpetuose (1927-1940), Vilnius: Versus Aureus, 2004, p. 15.
[308] J. Vaičenonis, Lietuvos kariuomenė Valstybės politinio gyvenimo verpetuose (1927-1940), Vilnius: Versus Aureus, 2004, p. 18.
[309] J. Vaičenonis, Lietuvos kariuomenė Valstybės politinio gyvenimo verpetuose (1927-1940), Vilnius: Versus Aureus, 2004, p. 86-87.
[310] J. Vaičenonis, Lietuvos kariuomenė Valstybės politinio gyvenimo verpetuose (1927-1940), Vilnius: Versus Aureus, 2004, p. 20-22.
[311] LCVA, f. 384, ap. 1, b. 83, 81, 85, 95, 99, 111, 117, 122.
[312] LCVA, f. 384, ap. 1, b. 35, 46, 126.
[313] LCVA, f. 384, ap. 1, b. 52, 62.
[314] LCVA, f. 384, ap. 1, b. 69.
[315] LCVA, f. 384, ap. 1, b. 91.
[316] LCVA, f. 384, ap. 1, b. 103, 122.
[317] LCVA, f. 384, ap. 1, b. 107.
[318] LCVA, f. 384, ap. 1, b. 130, 134.
[319] LCVA, f. 384, ap. 1, b. 138.
[320] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 797, l. 147 ap.
[321] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 1082.
[322] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 1106.
[323] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 1106, l. 48-60.
[324] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 1106, l. 119.
[325] LCVA, f. 391, ap. 8, b. 3.
[326] VDKM, Fa-17699-387 - Fa-17699-390.
[327] VDKM, Fa-17699-216–Fa-17699-230.
[328] G. Žilinskas, Vietos savivaldybės Pirmojoje Lietuvos Respublikoje: Petro Leono darbai, Acta humanitarica universitatis Saulensis, 2011, nr. 12, p. 182.
[329] A. Morkūnaitė-Lazauskienė, Vietos savivaldos sistema Pirmojoje ir Antrojoje Lietuvos Respublikoje, Darbai ir dienos, 2010, nr. 53, p. 102.
[330] Savivaldybių įstatymas, Laikinosios Vyriausybės žinios, 1919 10 28, nr. 14, p. 1.
[331] A. Morkūnaitė-Lazauskienė, Vietos savivaldos sistema Pirmojoje ir Antrojoje Lietuvos Respublikoje, Darbai ir dienos, 2010, nr. 53, p. 103-104.
[332] A. Morkūnaitė-Lazauskienė, Vietos savivaldos sistema Pirmojoje ir Antrojoje Lietuvos Respublikoje, Darbai ir dienos, 2010, nr. 53, p. 102.
[333] J. Sireika, Vietos savivaldybių reformos Pirmosios Lietuvos Respublikos laikais, Istorija, 2003, nr. 57, p. 54.
[334] J. Sireika, Vietos savivaldybių reformos Pirmosios Lietuvos Respublikos laikais, Istorija, 2003, nr. 57, p. 56.
[335] A. Morkūnaitė-Lazauskienė, Vietos savivaldos sistema Pirmojoje ir Antrojoje Lietuvos Respublikoje, Darbai ir dienos, 2010, nr. 53, p. 108.
[336] LCVA, f. 379, ap. 1, b. 151, 336.
[337] LCVA, f. 379, ap. 1, b. 62.
[338] LCVA, f. 379, ap. 1, b. 5.
[339] Kriminalinės policijos direktoriaus pranešimas Savivaldybių departamento direktoriui, Kaunas, 1931 06 09, LCVA, f. 379, ap. 1, b. 119, l. 20.
[340] Pil. Kosto Olšausko skundas Prienų nuovados Taikos teisėjui, Prienai, 1931 06 24, LCVA, f. 379, ap. 1, b. 119, l. 45-45ap.
[341] LCVA, f. 379, ap. 1, b. 119.
[342] LCVA, f. 379, ap. 1, b. 29.
[343] LCVA, f. 379, ap. 1, b. 119.
[344] LCVA, f. 379, ap. 1, b. 65.
[345] LCVA, f. 379, ap. 1, b. 62.
[346] LCVA, f. 379, ap. 1, b. 55, l. 29.
[347] LCVA, f. 379, ap. 1, b. 55.
[348] LCVA, f. 391, ap. 8, b. 3, l. 28.
[349] J. Jakštas, Nepriklausomybės laikai, Lietuvių enciklopedija, t. 15, Bostonas, 1968, p. 339.
[350] S. Kaubrys, Lietuvos mokykla 1918-1939 m.: galios gimtis, Vilnius, 2000, p. 35-36.
[351] Pradžios mokyklų įstatymas (priimtas 1922 m. spalio 6 d.), Vyriausybės žinios, 1922 11 23, nr. 117.
[352] Pradžios mokyklų įstatymas (priimtas 1922 m. spalio 6 d.), Vyriausybės žinios, 1922 11 23, nr. 117.
[353] LCVA, f. 379, ap. 1, b. 65, l. 267-269.
[354] P. Papečkys, Mūsų laimėjimai švietimo dirvoje, Lietuva 1918-1938, Kaunas, 1990, p. 274.
[355] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 1123(1).
[356] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 350, l. 36.
[357] LCVA, f. 379, ap. 1, b. 65.
[358] LCVA, f. 379, ap. 1, b. 65, l. 90.
[359] LCVA, f. 379, ap. 1, b. 65.
[360] LCVA, f. 379, ap. 1, b. 65.
[361] LCVA, f. 379, ap. 1, b. 65, l. 270.
[362] LCVA, f. 379, ap. 1, b. 65, l. 270ap.
[363] LCVA, f. 379, ap. 1, b. 65, l. 270ap.
[364] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 851, l. 78-78ap.
[365] LCVA, f. 391, ap. 4, b. 765, l. 142-142ap.
[366] LCVA, f. 391, ap. 8, b. 3.
[367] LCVA, f. 391, ap. 4, b. 26.
[368] LCVA, f. 391, ap. 8, b. 3.
[369] LCVA, f. 391, ap. 4, b. 765.
[370] LCVA, f. 391, ap. 4, b. 1460.
[371] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 813.
[372] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 758.
[373] V. Kaminskas, Aštuoniasdešimties metų kelią peržvelgus, Vytauto Didžiojo universitetas. Mokslas ir visuomenė 1922-2002, Kaunas, 2002, p. 9-13.
[374] LCVA, f. 631, ap. 12, b. 44, 45, 47, 48.
[375] LCVA, f. 631, ap. 1, b. 2.
[376] LCVA, f. 631, ap. 12, b. 37, 41.
[377] LCVA, f. 631, ap. 12, b. 53. 
[378] LCVA, f. 631, ap. 12, b. 76.
[379] LCVA, f. 631, ap. 12, b. 255.
[380] LCVA, f. 631, ap. 12, b. 281.
[381] LCVA, f. 631, ap. 12, b. 1059.
[382] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 813.
[383] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 813.
[384] LCVA, f. 391, ap. 4, b. 1518.
[385] LCVA, f. 391, ap. 4, b. 765.
[386] LCVA, f. 391, ap. 4, b. 769, 774.
[387] LCVA, f. 391, ap. 4, b. 1488.
[388] LCVA, f. 391, ap. 4, b. 1490.
[389] LCVA, f. 391, ap. 4, b. 26.
[390] LCVA, f. 391, ap. 4, b. 765.
[391] LCVA, f. 391, ap. 4, b. 1518.
[392] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 813.
[393] D. Mačiulis, Valstybės kultūros politika Lietuvoje 1927-1940 metais, Vilnius, 2005, p. 13.
[394] D. Mačiulis, Valstybės kultūros politika Lietuvoje 1927-1940 metais, Vilnius, 2005, p. 21.
[395] D. Mačiulis, Valstybės kultūros politika Lietuvoje 1927-1940 metais, Vilnius, 2005, p. 28.
[396] D. Mačiulis, Valstybės kultūros politika Lietuvoje 1927-1940 metais, Vilnius, 2005, p. 35.
[397] D. Mačiulis, Valstybės kultūros politika Lietuvoje 1927-1940 metais, Vilnius, 2005, p. 51-52.
[398] G. Barkauskaitė, Lietuvių etniniai ir autoriniai šokiai Dainų šventėse, Liaudies kultūra, 2003, nr. 4, p. 54.
[399] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 1123(1), l. 138ap-139.
[400] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 813. 
[401] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 851.
[402] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 1082, l. 4-9.
[403] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 1123(1).
[404] LCVA, f. 923, ap. 1, ,b. 967.
[405] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 400.
[406] LCVA, f. 391, ap. 4, b. 1457.
[407] LCVA, f. 391, ap. 4, b. 1460.
[408] LCVA, f. 391, ap. 4, b. 1460.
[409] LCVA, f. 391, ap. 12, b. 1633.
[410] LCVA, f. 391, ap. 4, b. 1668.
[411] LCVA, f. 391, ap. 4, b. 1654.
[412] LCVA, f. 391, ap. 4, b. 1633.
[413] LCVA, f. 391, ap. 4, b. 1633, 26.
[414] LCVA, f.391, ap.4, b.1633.
[415] LCVA, f. 391, ap. 4, b. 1633, l. 31.
[416] LCVA, f. 391, ap. 4, b. 1633.
[417] LCVA, 391, ap. 4, b. 1668.
[418] LCVA, f.391, ap.4, b.1633.
[419] Plakatas. MENO PARODA. L. M. K. D. PLASTIKŲ SEKCIJOS RENGIAMA SEIMO RŪMUOSE KAUNE, 1923 m., VDKM, S–13206.
[420] Estų dailininkų atsilankymas Vytauto Didžiojo karo muziejuje. Iš kairės: sėdi ketvirtas V. Nagevičius; stovi trečias dailininkas tapytojas A. Žmuidzinavičius, viduryje – mjr. P. Šeštakauskas. 1936 m., VDKM, N–640, N–639.
[421] Plakatas reklaminis. UGNIES GESINTUVAI. LIETGAZ.Dail. G. Bagdonavičius. 1933 m. „Grafika“. Šiauliai. VDKM, S-7801-1.
[422] VDKM, S-9750.
[423] VDKM, S-9938.
[424] G. Vaskela, Mykolas Krupavičius, žemės reforma ir Lietuvos ūkio raida 1920–1940 m., Lietuvių katalikų mokslo akademijos metraštis, 2005, t. 27, p. 476.
[425] L. Truska, Steigiamasis Seimas (1920–1922), Lietuvos Seimo istorija. XX–XXI a. pradžia, Vilnius: baltos lankos, 2009, p. 93.
[426] D. Micuta, Lietuvos finansai 1918–1928 m., Pirmasis nepriklausomos Lietuvos dešimtmetis, Kaunas, 1990, p. 178.
[427] D. Micuta, Lietuvos finansai 1918–1928 m., Pirmasis nepriklausomos Lietuvos dešimtmetis, Kaunas, 1990, p. 196.
[428] Mokesčių įsakymas (1919 01 23), Laikinosios Vyriausybės žinios, 1919 03 05, nr. 4 (Priedėlis prie Laikinosios Vyriausybės žinių nr. 4).
[429] Dėl Rusijos popierinių piniginių išėmimo iš apyvartos, Laikinosios Vyriausybės žinios, 1919 03 05, nr. 4.
[430] Dėl piniginių vienetų „auksino“ ir :skatiko“ Lietuvoje įvedimo, Laikinosios Vyriausybės žinios, 1919 03 05, nr. 4.
[431] D. Micuta, Lietuvos finansai 1918–1928 m., Pirmasis nepriklausomos Lietuvos dešimtmetis, Kaunas, 1990, p. 179.
[432] Lietuvos Respublikos išlaidų sąmata 1923 metams, 1923 07 24, LCVA, f. 923, ap. 1, b. 350, l. 54–55ap.
[433] LCVA, f. 755, ap. 2, b. 484.
[434] LCVA, f. 755, ap. 2, 484.
[435] LCVA, f. 1582, ap. 1, b. 217.
[436] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 245.
[437] LCVA, f. 383, ap. 7, b. 572.
[438] LCVA, 923, ap. 1, b. 284(III).
[439] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 216. 
[440] Lietuvos Respublikos 1922 metų papildomoji pajamų sąmata, 1923 01 16, LCVA, f. 923, ap. 1, b. 350, l. 19.
[441] Lietuvos Respublikos 1922 metų papildomoji išlaidų sąmata, 1923 01 16, LCVA, f. 923, ap. 1, b. 350, l. 21–22ap.
[442] LCVA, f. 391, ap. 8, b. 3.
[443] LCVA, f. 383, ap. 7, b.281.
[444] LCVA, f. 383, ap. 9(III), b. 193.
[445] G. Vaskela, Mykolas Krupavičius, žemės reforma ir Lietuvos ūkio raida 1920–1940 m., Lietuvių katalikų mokslo akademijos metraštis, 2005, t. 27, p. 486.
[446] L. Truska, Steigiamasis Seimas (1920–1922), Lietuvos Seimo istorija. XX–XXI a. pradžia, Vilnius: baltos lankos, 2009, p. 87.
[448] G. Vaskela, Mykolas Krupavičius, žemės reforma ir Lietuvos ūkio raida 1920–1940 m., Lietuvių katalikų mokslo akademijos metraštis, 2005, t. 27, p. 478.
[449] S. Karasevičiūtė, Prelatas Mykolas Krupavičius ir žemės reforma Lietuvoje 1919-1926 metais, Soter, 2006, nr. 20(48), p. 111.
[450] S. Karasevičiūtė, Prelatas Mykolas Krupavičius ir žemės reforma Lietuvoje 1919-1926 metais, Soter, 2006, nr. 20(48), p. 111.
[451] S. Karasevičiūtė, Prelatas Mykolas Krupavičius ir žemės reforma Lietuvoje 1919-1926 metais, Soter, 2006, nr. 20(48), p. 111.
[452] S. Karasevičiūtė, Prelatas Mykolas Krupavičius ir žemės reforma Lietuvoje 1919-1926 metais, Soter, 2006, nr. 20(48), p. 112.
[453] A. Eidintas, A. Bumblauskas, A. Kulakauskas, M. Tamošaitis, Lietuvos istorija, Vilnius, 2013, p. 163. 
[454] A. K. Kubilius, Lietuvos ūkio perspektyvos, Kaunas, 1930, p. 224.
[455] [Meškauskas]
[456] Rūmų pereitų metų darbų apžvalga, 1926, LCVA f. 987, ap. 1, b. 343, l. 3.
[457] Finansų Ministerio įsakymas, Vyriausybės žinios, 1925 03 28.
[458] Prekybos, Pramonės ir Amatų Rūmų įstatymas, Vyriausybės žinios, 1936 07 07.
[459] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 967.
[460] 1919 11 26, LCVA, f. 923, ap. 1, b. 245, l. 45.
[461] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 813.
[462] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 1123(1), 797.
[463] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 188.
[464] LCVA, f. 671, ap. 1, b. 29.
[465] Klaipėdos krašto Prekybos rūmų prezidento pranešimas apie Lenkijos ir Klaipėdos prekybos mediena galimybes, LCVA, f. 671, ap. 1, b. 32.
[466] LCVA, f. 671, ap. 1, b. 29.
[467] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 758.
[468] LCVA, f. 383, ap. 7, b. 2357.
[469] Lietuvos atstovybės Suomijoje dokumentai, 1925–1927, LCVA, f. 383, ap. 8, b. 6.
[470] LCVA, f. 755, ap. 2, b. 245.
[471] LCVA, f. 379, ap. 1, b. 55.
[472] LCVA, f. 379, ap. 1, b. 55, l. 13.
[473] LCVA, f. 379, ap. 1, b. 66.
[474] LCVA, f. 379, ap. 1, b. 62.
[475] LCVA, f. R-758, ap. 1, b. 42.
[476] Vyriausybės įsakymas, Kaunas, 1920 02 10, LCVA, f. 923, ap. 1, b. 245, l. 41.
[477] Švenčių ir poilsio įstatymas (1924 11 18), Vyriausybės Žinios, 1925 02 02, nr. 181.
[478] Švenčių ir poilsio įstatymo pakeitimas (1925 05 05), Vyriausybės Žinios, 1925 05 09, nr. 191.
[479] Švenčių ir poilsio įstatymas, Vyriausybės Žinios, 1930 05 14.
[480] Švenčių ir poilsio įstatymas (1924 11 18), Vyriausybės Žinios, 1925 02 02, nr. 181.
[481] Lietuvos Valstybės Konstitucija (1922 08 01), Vyriausybės Žinios, 1922 08 06, nr. 100.
[482] Lietuvos Valstybės Konstitucija (1928 05 15), Vyriausybės Žinios, 1928 05 25, nr. 275.
[483] Lietuvos valstybės konstitucija (1928 05 15), Vyriausybės Žinios, 1928 05 25, nr. 275.
[484] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 284.
[485] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 813.
[486] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 813, l. 117.
[487] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 813.
[488] LCVA, f. 923, ap. 1, b. 1106.
[489] Gegužės 15-oji Biržuose, LCVA, P64–A25.
[490] LCVA, f. R-758, ap. 1, b. 42, l. 63.
[491] LCVA, f. R-758, ap. 1, b. 42, l. 23.
[492] VDKM, Fa-17699-12, Fa-17699-14. Fa-17699-15, Fa-17699-16.
[493] Lietuvos kariuomenės I pėstininkų Lietuvos Didžiojo kunigaikščio Gedimino pulkas 1920 m. vasario 16 d. Alytuje švenčia Lietuvos nepriklausomybės dieną, VDKM, Fa-17699-288–Fa-17699-291 ir kita.
[494] VDKM, Fa-17699-272–Fa-17699-282 ir kita.
[495] VDKM, S-8328.
[496] Steigiamojo seimo nariai prie paminklo ,,Žuvusiems už Lietuvos laisvę“ Karo muziejaus sodelyje. 1922 m. gegužės 15 d. Dešinėje pusėje: I eilėje (iš kairės) – Aleksandras Stulginskis, Vytautas Račkauskas, N, kun. Povilas Dogelis, N, Antanas Staugaitis, N, N. II eilėje – Kazys Grinius, N, Mykolas Marma, N, N, N. III eilėje – Eliziejus Draugelis, N, Povilas Spudas, Antanas Povylius, kun. Antanas Šmulkštys. IV eilėje – Zigmas Starkus, Jurgis Žitinevičius, Jonas Pakalka. Kairėje pusėje: I eilėje (iš kairės) – Simanas Rozenbaumas, kun. Kazimieras Šaulys, P. Grėbliūnas, J. Vailokaitis, Mykolas Krupavičius, N, dr. Jonas Staugaitis. II eilėje – N, Juozas Buzelis, Kazimieras Ambrozaitis. III eilėje – Antanas Tamošaitis, N, N, Bartautas. VDKM, Fa–64.
[497] Tautos šventė. Laikinai einantis prezidento pareigas seimo pirmininkas Justinas Staugaitis apvažiuoja paradui išrikiuotas kavalerijos dalis Husarų (vėliau P. Vileišio) aikštėje. Kaunas, 1924 m. gegužės 15 d., VDKM, Fa–13643; VDKM, Fa–17299–11; Tautos šventė. Lietuvos kariuomenės vado gen. Silvestro Žukausko raportą kariniame parade priima laikinai einantis prezidento pareigas seimo pirmininkas Justinas Staugaitis Husarų aikštė (vėliau P. Vileišio), Kaunas, 1924 m. gegužės 15 d., VDKM, Fa–17299–13.
[498] Tautos šventė. Žuvusiųjų už Lietuvos nepriklausomybę karių pagerbimas Karo muziejaus sodelyje. Iš kairės: Lietuvos prezidentas Antanas Smetona, už prezidento – ministras pirmininkas Augustinas Voldemaras, toliau – prezidentas Aleksandras Stulginskis, gen. Leonas Radus–Zenkavičius. Šventės metu buvo atidengti S. Daukanto ir V. Kudirkos biustai. Kaunas, 1927 m. gegužės 15 d., VDKM, Fa–15010.
[499] S. Smetonienė su darželinukais Kėdainiuose, Smetonos 60-čio proga, VDKM, N-270.
 
Pекомендовать другу
<Май 2019 г.>
ПнВтСрЧтПтСбВс
293012345
6789101112
13141516171819
20212223242526
272829303112
3456789